Гранитный Петербург

Автор приводит данные по основному камню Петербурга — гранитным карьерам, минералогическому составу гранита-рапакиви, из которого сделаны монументальные циклопические колонны города на Неве. И снова официальная версия не может ответить на самые простые вопросы…

 

Суханов довел способ ломания граниту до черезвычайной простоты и легкости. Вероятно, петербургские жители не преминут воспользоваться сим важным открытием и столица наша превратится в скорости в новые Фивы, позднее потомство будет спорить, люди или исполины создали град сей.

 

Петербург строился всего-то за несколько сотен лет до нас. Наши родственники четыре поколения назад могли  участвовать в начальном этапе строительства Исаакиевского Собора. Это происходило при жизни Пушкина в очень хорошо задокументированный период. В те годы написаны горы научной и художественной литературы на современном языке. Но почему нет ни слова об инструментах и способе изготовления идеальных колонн из гранита? Нет ни документов, ни устных знаний у камнетесов следующих поколений. 

 

Официальные документы изображают процесс транспортировки колонн из карьера на строящийся объект так:  монолиты якобы грузили на плоскодонные баржи и затем многотонный цилиндр якобы скатывается на берег по тонким доскам.

 

Давайте ещё раз посмотрим на официальные картины логистики гранитных заготовок.

1. Перевозка гранитных блоков на специальных баржах. Гравюра Карла Фридриха Сабата:

2. Выгрузка двух колонн около Адмиралтейства – литография по оригиналу Монферрана:

(кстати, длина изображённой колонны не 17 официальных метров, а около 1.8х7 = 12 плюс минус 2 метра на неточность оценки):

3. Установка 1-й колонны северного портика. Литография с тоном. Бишбуа, В.Адам, по оригиналу О. Монферрана:

и, наконец, 4. оригинальная акварель самого Монферрана 1824 года – выгрузка колонны для Исаакиевского собора:

А вот иллюстрация, которая отностится к транспортировке заготовки для александровской колонны, но которая также говорит нам о недостоверности рисунков Монферрана: здесь мы видим как монолит весом не менее 600 тонн просто висит в воздухе, когда под ним подламываются доски. Создаётся впечатление, что подобное «чп на объекте» описано намеренно для придания достоверности официальной версии.


 

Вот смотришь на эти рисунки и понимаешь: рисовать — не гранит ворочать.

Могут ли эти рисунки отражать действительность тех лет? Нужны ли какие-то высоконаучные анализы, чтобы понять, что такая логистика гранитных блоков весом 600, да и 114 тонн (для Исаакия) не выдерживает никакой критики?

Тем не менее, для специалистов-караблестроителей и связанных с ними специальностей, которые захотят поучавствовать в оценке и достоверности специальных транспортных судов, приведём цитату Монферрана:

 

…Судно, на котором был перевезен монолитный стержень колонны, имело 147 футов в длину и 40 футов в поперечной балке, вышина его от киля до мостика — 13 футов 3 дюйма.

18-го января 1830 г. комиссия, руководившая работами, получила от морского министра план и смету, составленную для сооружения судна под руководством главного инженера.

Судно было построено в Петербурге на верфи купца Громова полковником Глазиным, одним из наиболее видных офицеров-конструкторов государственного флота. Это плоскодонное сооружение способно было выдерживать предельную нагрузку в 65 000 пудов, т. е. 2 600 000 фунтов, водоизмещением оно было не более 7 футов 3-х дюймов, что очень облегчало проход по многочисленным отмелям, встречающимся на пути плавания.

 

Были приняты все меры к тому, чтобы 5 июля 1832 г. судно бросило якорь у Пютерлакского карьера.

 

Подрядчик Яковлев, которому была поручена операция погрузки и выгрузки колонны, приступил к работе, располагая четырьмястами человек. Для осуществления погрузки колонны я распорядился выстроить мол, выдающийся в море на 30 сажен. Мол был сооружен из осколков гранита, отколовшихся при разработке скал. Заканчивался он портом длиною в 105 футов, шириною в 80. Сооружение это состояло из поставленного на сваи сруба, брусья которого, скрещиваясь, создавали подобие клеток; клетки эти заполнялись гранитом.

Сверху клетки перекрывались брусьями на близком расстоянии, а поверх брусьев укладывались доски в два слоя, что составляло мостовую порта, у окончания которого был выстроен поперек него выдающийся в море мол. Это создавало фарватер для судна. На молу были установлены кабестаны для погрузки колонны.

 

Мол, как и порт, имел 106 футов длины. Что же касается фарватера, то он был только 44-х футов ширины, чтобы создать устойчивость судна во время погрузки.

Чистка фарватера производилась двумя бригадами, работавшими посменно день и ночь. Этот форсированный темп расчистки дна был предпринят во избежание задержки работ.

Чтобы получить 10 футов глубины, необходимой для погрузки, потребовалось извлечь со дна два фута глины чрезвычайной плотности.

 

Хотя для доставки на судно колонны с места ее разработки приходилось преодолеть расстояние всего в 300 футов по прямой дороге, бесконечные шероховатости и неровности скалы по всему пути следования чрезвычайно затрудняли эту процедуру. Пришлось взрывать их на всей протяженности в 300 футов, а после расчистки от щебня уложить путь балками, положенными одна к другой.

 

Спуск колонны к молу начали еще до окончания нижнего участка пути, причем пришлось орудовать восемью кабестанами, так как, ввиду разности диаметров оконечностей колонны, она при спуске все время принимала диагональное направление. А исходя из того, что для правильности погрузки требовалось соблюдение абсолютной параллельности груза на краю причала, приходилось во все время пути следования колонны неоднократно поворачивать ее для восстановления параллели. Эта процедура поворота осуществлялась при посредстве мощного клина, оправленного железом, который через каждые 12 футов возвращал отклонившуюся в сторону колонну. Между клином и колонной попеременно помещали одну за другой доски, натертые мылом. Шесть кабестанов при помощи полиспастов тащили колонну вперед, в то время как два других, помещенных сзади, удерживали ее от вращения.

После двух недель упорного труда добились наконец того, что колонна покоилась на краю мола…

 

Кстати, любопытно, что карьеров адекватных размеров с учётом тотальной «гранитизации» Петербурга в окрестности нет.

Пользователь под ником piligrim побывал на месте, которое сейчас считается заброшенным Питерлюксовским карьером, он сейчас находится в Финляндии — ни объёмы разработки, ни характер самого гранита не сильно подходят под источник гранита для колонн Петербурга. Нет следов «мола, выдающегося в море на 30 сажен».

   

А сам Монфферан по этому поводу написал очень смешные вещи:

 

…было бы заблуждением считать, что гранитные колоссы, обелиски и прочие египетские монолиты выломаны из сердцевины горных массивов. Только за исключением некоторых мест на юге Суаны египтяне во избежание больших затрат, связанных с этими работами, довольствовались выбором гранита среди отстоящих скал, рассеянных по стране, форма и размеры которых соответствовали каждому данному случаю.
Точно так же поступают современные подрядчики, которым поручено снабжение гранитом.

 

Этим и объясняется незначительное количество следов гранитных разработок в Финляндии по сравнению с громадным количеством потребления его в Петербурге.

Как бы там ни было, если знаменитый монолитный храм в Саисе был создан из единого блока гранитных скал, идущих вдоль берега Нила, близ Элефантианы, если огромная скала, служащая пьедесталом статуи Петра Великого, с трудом была извлечена из топи болот, где она была погребена в течение многих столетий, то эти скалы нисколько не значительней, чем та скала, из которой впоследствии был вырезан монолит Александрийской колонны.

 

Ну то есть шли мужики мимо, увидели подходящий кусок, взяли-подняли-принесли-установили-отполировали и вот оно, великолепие Петербурга во всей красе.

Набережные Невы, Мойки, канала Грибоедова (Екатерининский канал), Фонтанки — всё это было одето в гранит именно во время Екатерины Второй. Например, напротив Мраморного (Константиновского) Дворца того же Ринальди, на набережной есть пристань, там на камне выбита дата 1776 год.

 

70-80-е годы XVIII века и считаются годами, когда Петербург стал не просто каменным, а гранитным. Гранит использвался десятками, если не сотнями тысяч кубометров. Известно, например, из указа 1768 года об основании Рускеальского мраморного карьера, хотя мрамора использовалось гораздо меньше, чем гранита, но нет ни указа, ни распоряжения по созданию Питерлюксовского карьера — основного источника гранита по официальной версии.

 

Как тут не изумиться словам Алопеуса (Краткое описание мраморных и другихъ каменныхъ ломокъ, горъ и каменныхъ породъ находящихся в Российской Карелии, 1787г, стр. 57-58):

 

В Имбилахте при одном утесистом береге находится гора из хорошаго, крепкаго, серокраснаго гранита. В низу сея горы находится великое множество отпадших от нее квадратных и продолговатых кусков длиною до 3 аршин [около 2,1 метра], которые столь прямы и гладки, как будто бы нарочно были вырублены для какого употребления. Чудно, что подрядчики ставящие камни не нашли сея горы… Да и целую гору с малыми издержками можно бы разломать, по тому что есть на ней совершенно прямыя глубокия разселины.

 

Несколько слов о традицинной уже в среде альтернативщиков полемике литья или монолита колонн.

Почему я считаю, что это не литьё? Дело в том, что минералогический состав гранита-рапакиви, из которого сделаны колонны Исаакиевского собора, хорошо известнен. Он состоит из крупных (до 5 см) округлых, так называемых овоидальных, или яйцевидных, выделений розового полевого шпата — ортоклаза, обросших белой оболочкой другого полевого шпата — олигоклаза. Эти овоиды переполняют породу и сцементированы среднезернистой массой из розовых и белых полевых шпатов, серо-черного кварца, зелено-черной слюды и роговой обманки такого же, как у слюды, цвета.

При такой сложной и неоднородной структуре, которая хорошо изучена минералогами, если мы предполагаем технологии литья,  то они должны создавать 100%-копию природного материала, с яйцевидными включениями, кристалами разной зернистости и кристаллизацией после отливки, которая к тому же как-бы режет яйцевидные включения пополам.

Ещё один довод против подобной технологии — на одной из колонн видны следы состыковки двух частей, видимо первоначальной высоты колонны не хватало, либо колонна была повреждена. Подобная доделка в случае литья совершенно не имеет смысла, так как никто не мешает отлить колонну до конца.

 

www.avega.net

 

 

1. Независимо от способа изготовления гранитных монолитов, все предполагаемые технологии: и литьё, и работа с натуральным камнем, и «пластилин», и прочие «плазменные резаки»  явно не вписываются в официально обозначенный технологический уровень 200-летней давности — это главное.

И нет даже особого смысла привязываться к каким-то конкретным датам постройки того же Исаакиевского собора, так как по официальной версии Казанский собор был построен к 1811 году — гранитные колонны внутри этого собора чуть меньше, но с тем же качеством обработки и геометрии.

Получается по оф.данным, на рубеже 18-19 века уже была эта технология.

2. Теперь рассмотрим более подробно свидетельства «допетровского» Петербурга, причём в основном это будут официальные данные, далёкие от альтернативных версий.

Вот данные исследователя, пожелавшего остаться неизвестным, которому удалось сфотографировать артефакты, сваленные у входа в Меньшиков бастион. Это результаты раскопок 2007-2009 годов (даты раскопок немного разнятся по разным источникам) с внешней стороны Меньшикова бастиона (со стороны Кронверка).

Вот эти артефакты: гранитная ванна.

Рассмотрим её более детально:

Гранитная ванна — аналог ванн из терм Каракаллы, чуть другой угол наклона, местный гранит. Вот сравнительные фотографии: 1 — ванна из Питера, 2, 3 — римские ванны из терм Каракаллы, 4 — ванна из старого музея Берлина.

Что это — копирование под древность или свидетельство одного уровня технической и производственной культуры? В какую сторону будем двигаться: питерская ванна древнее или музейные римские экспонаты гораздо моложе?

По официальной версии, это поилка для утончённых петербургских лошадей, такие поилки были установлены по проекту Монферрана в конюшнях Малого Эрмитажа (сейчас они стоят во внутреннем дворе Эрмитажа):

Для направления датировки есть интересный намёк: такие поилки действительно использовались, причём совсем недавно, вот пример 1913 года, Нью-Йорк.

samsebeskazal.livejournal.com-06535.jpg ASPCA Верховая желоба

Но вернёмся к Заячьему острову.

…Также с раскопок в Петропавловской крепости исчезли мраморные обломки, среди которых скульптура с двумя стилизованными фигурами.

В любом случае, официальная археология Санкт-Петербурга имеет довольно много подобных неожиданных артефактов. Вот несколько примеров в традиционной хронологии:

В Приневье найдены клады арабских монет, относящиеся ко времени активного функционирования «Пути из варяг в греки».

Первый из них (серебряные сасанидские монеты VII-VIII вв.) был обнаружен ещё в 1797 г. при строительстве Галерной гавани; в 1804 г. крепостной крестьянин откопал на одном из островов, аж, 7 пудов серебряных монет; а в 1941 г. подобный клад (86 куфических и сасанидских монет) был найден близ Петродворца.

Клады римского времени в Лен.области

В Лабораторию археологии, исторической социологии и культурного наследия им. Г.С. Лебедева поступило два клада римского времени с территории Ленинградской области. Коллектив Лаборатории выражает искреннюю признательность жителю города Пушкина Александру Александровичу Паншину, обнаружившему эти интереснейшие находки и передавшему их в Лабораторию (фото Григория Кобеша).

Первый клад состоит из 30 римских медных монет удовлетворительной сохранности. Второй клад включает в себя 12 медных монет и фрагменты бронзовых украшений римского времени — шейной гривны, фибулы и узкого браслета. Предварительно оба комплекса можно отнести к I — II вв.н.э.

Из комментариев:

В книге «Посёлок на … высотах» написано: «… В начале 50-х годов ХХ века в районе садоводства «Отдых трудящихся», … был найден глиняный сосуд, наполненный старинными монетами. На них было изображено изливающее лучами солнце. Как оказалось, эти монеты чеканились в Древнем Риме ещё до принятия христианства — в 314 году н.э.»

Помню в 1998 или 1999годах, относили «старые поисковики из стаи товарищей» в Эрмитаж более тридцати позднеримских фибул. Официально им сказали «пошли вон, накопали в Крыму и сочиняете тут сказки про Ленобласть». А неофициально был получен ответ — «из-за вас детектористов придется историю региона переписывать». Примерно толковалось следующее — помрут «писуны» нынешней версии истории, можно будет ее поправить…..

О  других находках предметов римского времени в Ленинградской области можно почитать здесь:
Булкин В.А., Седых В.Н., Каргапольцев С.Ю. Реки восточной части Балтийского бассейна в позднеантичных источниках и некоторые археологические находки на р. Луге.

А вот фото набережной под водой в Петербурге, на реке Монастырка:

Уровень этой набережной довольно удачно «бьётся» с фактом заваленных первых этажей почти по всему Питеру, о которых писалось не раз, и не два

Раскопки на Охте

На фоне этих данных довольно тускло, зато официально, выглядят раскопки на Охте, которые проводились перед строительством печально-известной башни Газпрома.

Официальная позиция такова: древнейшие отложения культурного слоя на рассматриваемом участке датируются 7-3 тысячелетней давностью.

На территории Восточной Европы поселения эпохи неолита и раннего металла с такой сохранностью органических остатков – явление крайне редкое, а на территории Ленинградской области – уникальное. Благодаря раскопкам на охтинском мысу наука получила бесценные сведения о повседневной жизни и хозяйственной деятельности людей, заселявших территорию будущего Петербурга в эпоху первобытности.

Найдены и более поздние отложения, по официальной версии следы крепости Ландскрона 1300 года. Вот одна из фотографий с этих раскопок в центре Петербурга:

Качество и количество официальных документов

Есть интересный аргумент по количеству и качеству письменных источников истории Петербурга 200-летней давности. Под впечатлением от статьей альтернативщиков иногда кажется, что их очень мало, и все они «путаются в показаниях».

 

По поводу «путаются» — тут, возможно, уместней догадка Льва Худого, который писал о намёках, разбросанных в официальных документах намеренно, «штирлицами» в стане тотальной фальсификации. Как иначе объяснить технически исключающие друг друга рисунки из альбомов Монферрана, где на последовательных страницах, колонна то с кольцом, то без, то с кубами для контования, Исакий то стоит на момент открытия Александрийской колонны, то не стоит. 

А что касается количества официальных «бумажных» свидетельств, то, конечно, их очень много.

 

В архивах есть большое количество писем от Моферрана, и ему от различных лиц, комиссия по строительству Исаакиевского собора за всё время строительства накопила более тысячи дел — это как минимум столько же отдельных документов.

 

В общем, в архивах есть материалы, хотя доступ к ним практически запрещён (в том числе из-за специфики с питерской недвижимостью: например, необходимо «увести» здание от статуса архитектурного памятника, для последующего сноса и коммерческой стройки — и ценность архивов или их отсутствия начинает выражаться весьма круглыми суммами).

 Но в связи с этим необходимо помнить, что ХIХ век — это бум фальшивок.

 

Якобы древнегреческие рукописи, письма монархов, известных учёных, и многие другие документы подделывались десятками тысяч. Отметим некоторые яркие факты:

 

1. По подсчётам исследователей во Франции между 1822 и 1835 годами было продано более 12000 рукописей, писем и других автографов знаменитых людей, в 1836-1840 годы было выставлено для продажи на аукционе 11000, в 1841-1845 — примерно 15000, в 1846-1859 — 32000. Некоторая толика из них была уворована из государственных и частных библиотек и коллекций, но основная масса являлась подделками. Повышение спроса рождало увеличение предложения, причём производство подлогов опережало в то время улучшение методов их выявления.

 

2. Если посадить нормального человека ТОЛЬКО ПЕРЕПИСЫВАТЬ труды знаменитого математика Леонарда Эйлера, потребуется 80 лет работы каждый день по 12 часов без выходных. А ведь это математика, тут ещё соображать было надо. Не надо ещё забывать, что Эйлер полжизни был слепым, и родил, плюс ко всему 17 детей. Вопрос — кто писал «труды Эйлера»?

 

3. Прославленный ученый Жозеф Юстус Скалигер  составил вольную компиляцию из древнегреческих авторов, выдавая её за произведение некоего Астрампсихуса. Многие признали её за античную.

 

4. Наиболее плодовитым фальсификатором признан некий Врен-Люка, сын сельского учителя, не получивший систематического образования. Он начал с составления подложных генеалогий дворянских семейств. Дальше-больше. Письма Александра Македонского, Цицерона, Юлия Цезаря, Платона, Аристотеля, Архимеда, Евклида, египетской царицы Клеопатры, императоров Августа и Нерона, поэтов Овидия и Вергилия, философов и ученых Сенеки, Плиния, Тацита, Плутарха, Данте, Петрарки, изобретателя книгопечатания Гутенберга, Макиавелли, Лютера, Микеланджело, Шекспира и так далее, вплоть до Марии Магдалины, Иуды Искариота, царя Ирода и Понтия Пилата. Особенно широко были представлены письма французских государственных деятелей, писателей, учёных — от Карла Великого до Ришелье, от Жанны д’Арк до Вольтера и Руссо. При этом даже Юлий Цезарь и Клеопатра изъяснялись в своей любовной переписке на современном французском языке.

 

Люка мало заботился о внешнем виде своих подлогов, которые он выдавал за оригиналы. Однажды его удалили из библиотеки, где он ножницами вырезал из старинных фолиантов чистые листы. Письма Абеляра к Элоизе вообще были написаны на бумаге с водяным знаком фабрики в Ангулеме. Люка было просто некогда вдаваться в такие тонкости — ведь он собственноручно подделал ни много ни мало — 27000 (двадцать семь тысяч!) различных документов. Его судили в 1870 г. и приговорили к 2 годам тюрьмы.

Есть ли у нас основания считать, что в царской России дела с документами были не в пример лучше?

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий