Расология против русофобии

Как часто приходится слышать, что вместо русского народа существует некая смесь (условно называемая “русской”) из различных народов, образовавшаяся в процессе совместного исторического развития, завоеваний или переселений.

Вот какую чушь писал, например, Рене Бинэ в книге “Национал-социализм против марксизма”: “В России утвердились две основные расы: тюрко-монголы и угро-финны. То, что сверху потом наслаивались другие народы, нордические и азиатские, ничего не меняет в сути дела. В огромной стране с плохими сообщениями многие слои самых различных народов накладывались друг на друга, не смешиваясь, и огромная монголоидная масса постепенно покрыла все, но в разных пропорциях”.

 

Вслед за нацистами пропагандистскую ложь о монголоидных русских подхватили американцы. Вот как описывал свои впечатления от поездки в Берлин весной 1945 г. офицер американской разведки Гарри Розицкий: “Нам бросилась в глаза колонна немцев моложе 16 и старше 60 лет, которых гнали на восток монголоидные солдаты ростом в 140—150 см, в лаптях”.

 

В доказательстве “монголоидности” русских в обстановке краха государственности от эстонцев не отставали и литовцы: для них тоже “русские не являются европейцами, это скорее русско-татарско-монгольская ассимилированная смесь”.

 

Даже украинцы, т. е. жители территории, бывшей проходным двором для всех кочевых народов, и те кичились перед нами своей “расовой чистотой”. Так, газета “Русский Вестник” цитирует письмо, в котором автор отказывает русским в праве называться славянами на том основании, что русская народность будто бы “сложилась из угро-финских племен с примесью значительной части тюркских”.

 

Подпевают зарубежным русофобам и некоторые русские, страдающие различными формами идеологических и прочих извращений.

 

Так, некогда знаменитый историк-марксист М.Н.Покровский утверждал, будто в жилах “так называемого великорусского народа” течет свыше 80% угро-финской крови. При этом Покровский не утруждал себя никакими обоснованиями этой потолочной цифры.

 

Еще один современный автор пишет: “Современные русские… — сложное этническое образование, включающее в себя практически равными долями славянской, финский и тюркский элементы”. Откуда взялось представление о “равных долях” – неведомо.

 

Смеси бывают разные. Как в химии смешение разных элементов дает разный эффект, так же протекает и процесс этногенеза. Сказать “все смешаны”, значит попросту ничего не сказать. Кто именно с кем смешан и в какой пропорции — вот как ставит вопрос наука.

 

 

Научные исследования

 

Исследования В.П.Алексеева об этнической истории восточных славян особенно интересны. При рассмотрении краниологического типа русских серий В.П.Алексеев подчеркивал исключительное морфологическое сходство, которое проявилось при сопоставлении всех находившихся в его распоряжении материалов.

 

“Сравнительное однообразие, – пишет В.П.Алексеев, говоря о географической обстановке ареала русского народа, распространено на огромной территории единого языка, хотя и распадающегося на диалекты, но близкородственные и понятные на всей территории расселения русских. К этому надо добавить отсутствие социальной изоляции внутри групп русского населения. Все эти факты привели к тому, что характерная для русского населения комбинация краниологических признаков распространилась на огромной территории от Архангельска до Курска и от Смоленска до Вологды и Пензы”.

 

Здесь речь идет, конечно, о великорусском населении европейской России, которое является очень устойчивым во времени и однородным генетическим ядром русского этноса. Вернемся к тому факту, что русские насчитывают 5 основных антропологических типов, с учетом белорусов и малороссов. Это свидетельствует о еще большей однородности именно великорусской ветви русского народа.

 

Далее В.П.Алексеев в своей работе “Краниология народов Восточной Европы и Кавказа в связи с проблемами их происхождения” (Москва, 1967 г.), фактически выносит приговор несостоятельным попыткам представить русский народ, как случайное сочетание этнических групп, ничем, кроме языка, не объединенных. В частности, В.П.Алексеев пишет, что различия между группами русских не зависят от расстояния между ними: различия между территориально близкими сериями ничуть не меньше, чем между удаленными.

 

Очевидно, в этих обстоятельствах особую роль играет изменчивость от случайных причин. Поразительным фактом является и относительная сохранность в русской среде антропологического типа восточных славян раннего средневековья. Этот факт позволяет восстановить преемственность в антропологическом типе русских с конкретными восточнославянскими племенами. Например, при сопоставлении белорусов со средневековыми краниологическими сериями радимичей и дреговичей, позволительно говорить о преемственности антропологического типа. Для малороссийского населения устанавливается факт генетической преемственности древлян и современного населения Украины. Великорусы сложились на основе славен, кривичей и вятичей, включив в свой состав на западе радмичей а на юге северян.

 

Долгое время ученые считали, что в состав великорусов вошли и угро-финские племена веси, мори и муромы. В таком случае, казалось бы, плосколицый и плосконосый тип, который связывается в основном с финским населением, должен был сохраниться и проявляться в великорусах. Однако, современные русские сближаются скорее даже с тем гипотетическим типом, который был характерен для предков восточных славян до столкновения с финским субстратом.

 

Важно и то, что современные краниологические серии восточных славян больше сближаются с западнославянскими и южнославянскими группами, чем даже средневековые восточнославянские серии, имеющиеся в распоряжении антропологов. Больше всего это сходство характерно для великорусов. Факты убедительно свидетельствуют о сходстве всех славянских народов не только по языку, но и по антропологическому типу.

 

Совершенно неоценимую роль в контексте обсуждаемой нами темы имеет статья “Материалы для антропологии русского народа” (Русский антропологический журнал, 1902, №3) русского ученого А.Н.Краснова. Уникальность данного исследования состоит в том, что статистические антропометрические замеры проводились автором на призывных пунктах, расположенных по территориальному принципу в центральной России. Автор писал по этому поводу “Подводя итоги измерений из 10 различных губерний и 21 уезда, мы не можем не поразиться тою однородностью состава, которая их характеризует. Везде бросаются в глаза преобладание белокурого, светлоглазого типа. Блондины составляют от 20 до 50% всех измерявшихся, поэтому, допуская всевозможные случайности при составе отдельных партий, нельзя всё-таки не признать, что в 10 означенных губерниях основным элементом великорусского населения должна быть какая-то белокурая, светлоглазая раса, которая, несмотря на смешение с черноволосою, давшая малочисленных гибридов с переходного цвета глазами и волосами, сохранилась в своём чистом виде в лице столь многочисленных абсолютных блондинов”.

 

Посмотрим, что писали иностранцы о русских в ХV-ХVII века. Как выглядели наши предки после татарского ига, отличались ли они от древних славян? Попробуем сравнить.

 

Венецианский дипломат XV века Кантарини пишет: “Московитяне, как мужчины, так и женщины, вообще красивы собою…”

 

Английский посол XVI века в России Флетчер отмечает: “что касается до их телосложения (русских), то они, большею частою, роста высокого…” Парусный мастер голландец Стрюйс, посетив Россию и Ливонию в XVII веке, записал в своих путевых заметках: “Обыкновенно русские выше среднего роста”. Посол Рима в Москве с 1670-1673 года Рейтенфельс описал русских следующим образом: “Волоса у них, по большей части, русые или рыжие, и они чаще стригут их, нежели расчесывают. Глаза у них большею частью голубые, но особенно ценят они серые, с неким огненно-красноватым блеском; большая часть их смотрит исподлобья и дико. Голова у них большая, грудь широкая…” Голландский купец XVIII века К. фан-Кленк также утверждает: “Русские или Московиты, по большей части, народ рослый и дородный с большими головами и толстыми руками и ногами”.

 

Путешествуя во времени, отыскивая упоминания о наших предках у иностранных авторов, мы не можем пропустить записки европейцев о Московской Руси ХV-ХVII веков, которые дополнят уже приведенный выше материал. Венецианский купец Иософат Барбаро пишет: “Русские очень красивы, как мужчины, так и женщины”. Поляк Матфей Меховский в трактате “О двух Сарматиях” отмечает: “Русские люди высокого роста и сильного сложения”. Вторит им уроженец Нюрнберга Ганс Мориц Айрман, бывший в России в 1669 году: “…касательно самих московитов, – замечает он, – то по своей фигуре это большей частью крупные люди с рослым телом и широкими плечами”.

 

Очень интересно, что итальянец, поляк и немец отмечают высокий рост русских в средние века, имея, конечно, возможность сравнивать их с европейцами. Эти же особенности русского народа замечает в XIX веке путешественник и дипломат маркиз де Кюстин, которого в любви к России трудно заподозрить. В своем памфлете “Николаевская Россия”, изданном сначала в Европе, сразу после поездки маркиза по России, а затем и у нас, он пишет о русских мужчинах, которых он встречал в Санкт-Петербурге. Маркиз де Кюстин пишет: “Народ русский достаточно красив. Мужчины чисто славянской расы, …отличаются светлым цветом волос и яркой краской лиц, в особенности же, совершенством своего профиля, напоминающего греческие статуи. Их миндалевидные глаза имеют азиатскую форму (?) с северной голубоватой окраской”. Нужно отметить, что это чуть ли не единственное положительное наблюдение маркиза в России. Поэтому можно простить ему в данном случае невесть откуда взявшуюся “азиатскую” форму голубоватых глаз.

 

Таким образом, мы видим, что более десяти веков русский народ сохранял свое этническое лицо и донес его до нашего времени. Факты совершенно четко свидетельствуют об этом назло всем недоброжелателям.

 

В 30-х годах, перед самой войной, представители института – Аненербе, под видом торговых представителей, путешествуя по России, собирали антропологический материал. В одном из докладов в Германию говорилось, что основная масса русских, за исключением мордвы, татар, башкир и марийцев, несомненно арийского происхождения и должна подлежать ассимиляции немцами. Наряду с этим полякам, литовцам, части латышей и эстонцам грозило полное уничтожение. Дело в том, что арийский элемент у этих народов немецкие “ученые” не обнаруживали в должном процентном соотношении к массе населения. Однако в самой Германии официальная пропаганда продолжала твердить о расовой неполноценности русских.

 

После поражения под Сталинградом и на Курской дуге в концлагерях были произведены антропологические обмеры русских военнопленных. Геббельсу докладывали, что большинство русских имеют чисто арийские показатели черепных пропорций. Эта информация повергла в шок верхушку идеологического аппарата Рейха.

 

Популяционная генетика позволяет как бы заглянуть в историю народа. Показывать его “движение”, о котором специалисты могут и не знать.

 

Первые свои исследования ученые провели на краснодарской (южной) и кировской (северной) популяциях. К удивлению исследователей, “между ними [русскими] оказалось сходства больше, чем ожидалось”. Иными словами, оказалось, что башкиры, проживающие по соседству, имеют гораздо больше генетических различий, нежели русские, проживающие за тысячи километров друг от друга.

 

А вот что говорят о русских антропологи. Так, антропологической экспедицией 1955-1959 годов, возглавляемой крупнейшим антропологом В.Бунаком, как пишет В.Кожевников в статье “Русология. Русский антропологический тип по данным современной науки”, “…были изучены более 100 групп русского [великорусского] населения… В.Бунак с помощью сопоставления данных по десяткам групп населения всей зарубежной Европы выявил минимальные и максимальные пределы значений антропологических признаков для этих групп. После установления тех же пределов дпя РУCCKИX оказалось, что их значения имеют разброс в 2 раза меньше, чем для всего европейского населения. Таким образом, русские имеют значительную однородность в своей антропологической составляющей. И это при том, что территория их расселения очень обширна. Что касается средних значений антропологических признаков (форма и размеры головы, лица, носа, а также длина тела и т.п.) для европейских народов, то здесь русские по расовым свойствам занимают центральное положение. Это “самые типичные европейцы“.

 

Очень важную для нас информацию мы можем почерпнуть в статьях И.А.Ильина, великого русского мыслителя нашего столетия, где он приводит данные известного русского антрополога первой половины XX века профессора А.А.Башмакова, который подытоживает процесс расового образования на территории всей России как органическое “единообразие в различии”. А.А.Башмаков пишет: “Вот эта формула. Русский народ … представляет собою в настоящее время некую однородность, ярко выраженную в черепоизмерительных данных и весьма ограниченную в объеме уклонений от центрального и среднего типа представляемой им расы. В противоположность тому, что все воображают, русская однородность есть самая установившаяся и самая ярко выраженная во всей Европе!”


источник

 

 

РЕКОМЕНДУЕМОЕ:

Владимир Авдеев — Расология (2013)

Телегония (Трехлебов,Патер Дий,Жданов)

Морозова Т. Обратная сторона сексуальной революции

Контрацепция — Иллюзия.Телегония

Устройство Мира

Читайте также:

Добавить комментарий