Орловский Кирилл Прокофьевич. Любимый диверсант Хемингуэя.

Орловский К.П.

Его героической биографии хватило бы на несколько жизней, а он прожил только одну. Но какую! Руководитель диверсионного отряда в Польше, участник гражданской войны в Испании, советский разведчик в Китае, командир партизанского отряда во время Великой Отечественной войны. Лишившись обеих рук, он не пал духом и возглавил в 1945-м колхоз, который первым в СССР получил миллион чистой прибыли.{jcomments on}

 

 

Кирилл Прокофьевич Орловский — Герой Советского Союза, Герой Социалистического Труда, кавалер пяти орденов Ленина и множества других наград послужил прототипом главных героев для двух писателей с мировым именем — Эрнеста Хемингуэя («По ком звонит колокол») и Юрия Нагибина (сценарий кинофильма «Председатель» с Михаилом Ульяновым).

ДИВЕРСАНТ

Свою военную карьеру Орловский начал в царской армии унтер-офицером, участвовал в Первой мировой, дослужился до командира саперного взвода. Создание первого в мире государства рабочих и крестьян принял всем сердцем. В июне 1918-го по заданию подпольного Бобруйского уездного комитета партии большевиков создал партизанский отряд, действовавший против немецких войск. Потом работал в ЧК.

По условиям мирного договора в 1921 году Западная Белоруссия и Западная Украина отошли Польше. Туда во главе диверсионного отряда вскоре и попал Орловский. Предполагалось, что вооруженные отряды станут ядром всенародного партизанского движения на оккупированных белорусских и украинских землях, которое и приведет к их воссоединению с СССР.

Летели под откос поезда, взрывались мосты, захватывались помещичьи усадьбы, железнодорожные станции и городки… За голову красного диверсанта, который действовал под псевдонимом Муха-Михальский, польское МВД давало 10 миллиардов марок!

Орловский К.П. - Почта СССР В 1925-м советское руководство решает, что диверсионные методы борьбы себя исчерпали, и отдает указание «сконцентрировать все усилия на организационно-массовой работе среди крестьян». Но огромный опыт, полученный в Польше, не мог пропасть даром. Поэтому руководство привлекло Кирилла к работе при особом отделе НКВД по подбору и подготовке партизанских кадров на военное время.

Потом была Испания, беспримерные 500- и 750-километровые разведывательно-диверсионные рейды  по тылам франкистов.

В Мадриде он неделю жил в одном отеле с Хемингуэем, общался с ним. Писатель был очарован великим диверсантом, заслушивался его рассказами, задавал бесконечные вопросы. Результатом этих бесед стал роман «По ком звонит колокол», где Орловский был выведен прототипом главного героя Роберта Джордана.

Тем временем сам Кирилл получил тяжелую контузию позвоночника от близкого разрыва гранаты. Приговор врачей был безжалостен — комиссовать, к работе в спецслужбах не годен.

Однако разведчики не бывают бывшими. В марте 1941 года под видом сотрудника Наркомцвета он выезжает в Алма-Ату для организации базы нашей агентуры в Китае. Позже в Поднебесной он проводит ставшую хрестоматийной операцию по спасению нашего резидента, выкрав его из-под носа у китайской контрразведки и вывезя в СССР в тюке ваты.

ВОЙНА

С началом войны события развивались стремительно: уже на шестой день немецко-фашистские войска заняли Минск, Кирилл Прокофьевич рвется в родную Белоруссию, требует отправить его на фронт. Командование непреклонно — Орловский нужен здесь. И тогда прославленный диверсант пишет рапорт на имя Сталина. Реакция была мгновенной — Орловского отзывают и назначают командовать партизанским отрядом особого назначения «Соколы», действовавшим на территории Белоруссии.

В феврале 1943-го поступили агентурные сведения, что по одной из дорог Барановичской области будут проезжать высокопоставленные немцы с многочисленной охраной. Еще до рассвета командир подвел к дороге 12 своих бойцов в маскхалатах. Ждать пришлось 12 часов в снеговых ямах! Только  в шесть вечера показался транспорт. Когда подводы поравнялись с замаскированными партизанами, те открыли шквальный огонь. В результате бойцы «Соколов» уничтожили генерального комиссара города Барановичи Фридриха Френча, гебитскомиссара Барановичской области Фридриха Штюра и обергруппенфюрера войск СС Фердинанда Засорнаса, 8 офицеров и более 30 человек охраны, захватив важные документы и оружие.

«С нашей стороны жертв не было», — напишет сначала Кирилл Прокофьевич. И только потом укажет: «В этом бою я был тяжело ранен и контужен». В этом весь Орловский. Дело осложнялось тем, что в отряде не было врача, а у врача соседнего отряда не было средств для наркоза и хирургической пилы. Тогда раздобыли слесарную ножовку, наточили, вычистили наждаком, выварили в кипятке и сделали операцию без наркоза. Командиру ампутировали правую руку по плечо, а на левой — четыре пальца. При контузии он потерял 50% слуха. Кто при таком увечье смог бы воевать? Но… «Через три месяца я встал. Партизаны не дали мне стать калекой. Я снова командовал своим отрядом». Только осенью 1943 года Орловский был отозван в Москву, где ему присвоили звание Героя Советского Союза.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

Председатель

Казалось бы, заслуженный герой по всем мыслимым законам и понятиям получил право на безбедный пожизненный отдых. А неугомонный Орловский снова пишет письмо Сталину: «Материально я живу очень хорошо… Морально — плохо». Инвалид первой группы — без обеих рук, который почти не может самостоятельно себя обслуживать, не может одеться и обуться, помыться и поесть, почти глухой… Думаете, речь в письме об этом? «Я глубоко убежден в том, что у меня имеется достаточно физических сил, опыта и знания для того, чтобы еще принести пользу в мирном труде».


В письме Кирилл Прокофьевич доходчиво и доказательно объясняет, что и как мог бы сделать для восстановления разрушенного войной хозяйства. «Если бы Правительство СССР отпустило кредит в размере 2.175 тысяч рублей в отоваренном выражении и 125 тысяч рублей в денежном выражении, то я бы на моей родине, в деревне Мышковичи Кировского р-на Могилевской области, в колхозе «Красный партизан» до 1950 года добился бы следующих показателей… Должен сказать, что валовой доход колхоза «Красный партизан» Кировского района Могилевской области в 1940 году составлял только 167 тысяч рублей. По моему расчету, этот же колхоз в 1950 году может добиться валового дохода не менее трех миллионов рублей».

Поражает не только то, что Орловский берется за такое неподъемное дело, но и то, что Сталин выделяет запрошенные средства, хотя война еще не кончилась.

В деревне Мышковичи в ту пору колхозники жили в землянках, не осталось почти ни одной уцелевшей хаты. Но Кирилл Прокофьевич начал не со строительства жилья, а с введения почти военной дисциплины, налаживания строгого учета, контроля и ответственности каждого за материальные ценности и организацию работы. И установил закон жизни в хозяйстве: не лодырничать, не воровать, не пьянствовать, не пускать слов на ветер. Постепенно хозяйство стало возрождаться.

Колхоз

Кирилл Прокофьевич выполнил все свои обещания. Под руководством Орловского колхоз «Рассвет» стал первым колхозом-миллионером в Советском Союзе, вырос в крупное многоотраслевое хозяйство. Здесь построили поселки из домов городского типа, при колхозе действовали машинный двор, овощной завод, швейный, молочный и колбасный цеха, столярно-слесарные мастерские, мельница, цех по разливу минеральной воды, средняя школа, торговый центр, детские ясли-сад, ресторан, гостиница, стадион, библиотека, отделение связи, общественная баня, фельдшерско-акушерский пункт, комплексно-приемный пункт бытового обслуживания, АТС, Дворец культуры, детская музыкальная школа, магазины и первый в республике собственный санаторий. К полям, фермам и деревням проложили асфальтированные дороги.

Очевидцы описывают так: «Закрома во дворах колхозников ломились от добра. Отстроил деревню, вымостил дорогу до райцентра и деревенскую улицу, построил клуб, школу-десятилетку. Не хватило денег — снял с книжки все свои сбережения (200 тысяч) и вложил в школу. Платил стипендии студентам, готовя резерв кадров».

Как только не называли Кирилла Прокофьевича Орловского — человек-волк, человек-легенда, человек-плуг. Этот крутой, прямой и честный мужик всех заражал своей неуемной энергией и никогда не жаловался на свою долю. Его жена вспоминала: «Я всегда с ним ездила, один он не мог. Он очень сильно переживал, что является калекой». Только один раз, по свидетельству жены, председатель порадовался, что у него нет рук. Было это в Москве на очередной сессии. Выступал Никита Хрущев, которого Орловский не любил. Тот выступил, все ему хлопают, хлопают, дошло до оваций. А Кирилл Прокофьевич шепчет жене: «Хорошо, что я без рук. Не надо хлопать этому туристу».

В центре деревни Мышковичи Кириллу Прокофьевичу Орловскому установлен бюст, у подножия которого два символа его судьбы — винтовка и плуг. Два символа, определяющие его человеческую суть, — боец и труженик.

Алексей Максимов

Здесь и Сейчас. Выпуск — 5 («Письмо Сталину»)

Читайте также:

Добавить комментарий