Новоселье в Древней Руси

Связанных с переездом в новый дом обрядов и суеверий в нашей стране до странного мало. Однако другие народности могут похвастаться довольно причудливыми суевериями, давшими начало интересным обычаям. В Германии, к примеру, уголек, оставшийся от праздничного костра, считается домашним оберегом, защищающим от пожаров. Малазийцы тщательно подходят к выбору древесины для постройки, ведь если дерево окажется с колючками, то и жизнь в таком доме будет «колючей», а все пути жильцов — тернистыми. {jcomments on}

 

 

Начало строительства нового дома было связано с комплексом ритуальных действий, предупреждающих возможное противодействие со стороны нечистой силы. Выбирая безопасное для стройки место, нередко вначале выпускали корову и ждали, пока она ляжет на землю. Это место считалось удачным для будущего дома.

Перед закладкой нижних бревен под передним углом закапывали монету — для богатства , рядом с монетой клали кусочек ладана— для святости .

После возведения сруба резали петуха и брызгали кровью на четыре угла, животное зарывали под дверью.
Самым опасным периодом считался переезд в новую избу и начало жизни в ней. Предполагалось, что нечистая сила будет стремиться всеми силами помешать будущему благополучию.

Среди древнерусских поверий, связанных с переездом в новое жилище, необычным можно назвать утверждение, что новый дом возьмет с жителей «жертву» — жизнь одного из новых жильцов. Причем риск стать такой жертвой выпадал либо самому младшему, либо старшему в семье, или же тому, кто первым вступит в дом. Чтобы обмануть ее, первыми в дом пускали петуха или кошку, которые должны были принять на себя возможную опасность от нечистой силы. Кошка же выступала и как оберег жилища. Согласно поверью, кошка первой встретит хозяина в загробной жизни.

 

Считалось, что безопаснее переходить в новый дом ночью, поскольку нечистая сила не предполагала, что в это время люди могут заселять дом. .

 

Переезд справляли шумно, с размахом, устраивая празднество с большим количеством гостей. В этот день хозяевам дарились подарки, хлеб-соль, произносилось много добрых пожеланий. От пожаров новый дом были призваны защитить головешки костра или же печной огонь.

Домовой Маскаевой (640x515, 82Kb)

С особой душевностью русский человек относился к хранителю своего дома — домовому. Именно поэтому очень много домашних обрядов связано с ним. Незадолго до новоселья или сразу после переезда хозяин обязательно приглашал перебраться на новое место домового: он ставил под печку угощение, клал рядом открытый мешок (чтобы домовой туда забрался) и просил его последовать за семьей.

Войдя в новый дом, хозяйка отрезала от каравая хлеба первый ломоть и клала его «под печку», приветствуя домового.

 

Домового старались всячески задабривать, а при переезде заманить с собой. Для этого необходимо было в новом доме поклониться на 4 стороны, пригласить домового, оставив ему угощение — чарку водки и хлеб с солью. Что интересно, англичане хранителю очага также преподносили хлеб-соль.

 

Вводя в новый хлев скотину, хозяин также представлял ее домовому. В противном случае, считалось, скотина не приживется на новом месте.
Если одновременно о домом строили баню, то перед первой топкой приветствовали банника: брали черную курицу, душили ее и неощипанную закапывали в землю под порогом бани. Во многих местах этот же обряд совершали регулярно в ночь под чистый Четверг, В бане также оставляли ломоть ржаного хлеба, осыпанный солью.

 

До середины XIX века во многих местах России сохранялся и проводился также другой древний ритуал (назывался он «очерчивание»): сняв одежду, пока соседи спят, до рассвета хозяйка дома нагишом трижды обходила новую избу и произносила приговор: «Поставлю я около двора железный тын, чтобы через этот тын ни лютый зверь не перескочил, ни гад не переполз, ни лихой человек ногой не переступил и дедушка — лесной через него не заглядывал».

Чтобы придать заклятью дополнительную силу, женщина должна была трижды кубарем перевернуться в воротах, приговаривая: «Дай, чтобы род и плод в новом доме увеличивались».

Русские люди издревле считали плотников и печников носителями особых волшебных знаний. Поэтому отношения между хозяином и мастерами во многом определяли благоприятную атмосферу в жилище. Слухи и рассказы, повествующие о проделках недовольных плотников и печников, постоянно полнились все новыми необычными историями. Могли мастера не только приговор наслать нехороший, но также колдовство навести или нежить какую-нибудь подселить.

 

В Вологодской губернии поговаривали, что один плотник наслал на хозяев нового дома полчища крыс за плохое обращение. Как только хозяева задобрили плотника, крысы исчезли.

 

хлеб-соль (700x527, 103Kb)

А в Сарапульском уезде известен случай, когда плотники, недовольные хозяйским обращением, якобы посадили в новый дом кикимору. И стонала она человеческим голосом, и пугала жильцов, пока совсем их не выжила. В Новгородской губернии поговаривали, будто был случай, когда в обиде на хозяев плотники вбили под лавкой гвоздь от гроба. С тех самых пор каждому входящему в дом мерещился в углу покойник. Обнаружена коварная проделка была только тогда, когда всерьез напуганные хозяева разобрали дом по бревнышкам.

 

 

Печники и каменщики на Руси тоже имели недобрую славу. Рассказы о том, что эти мастера способны поселить в доме всяческую нечисть, были придуманы неспроста. Хитрость была в том, что печники хорошо знали, как создать нужный шумовой эффект, чтобы напугать хозяев жилища. Если вдруг что мастерам не по нраву, могли при помощи специальных приемов (перьев, бутылочных горлышек в трубе печи), добиться желаемых звуков, походящих на стоны и завывание. Тут поневоле испугаешься и побежишь за мастерами, уговаривая избавить от такой беды.

 

 

Именно потому, что к строительству необходим был крайне серьезный подход во избежание неприятностей, плотников и печников угощать начинали загодя, а также угощали их хлебом-солью да выпивкой на каждом этапе работы.

 

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий