Наш мир мы творим сами…

ЧТО МЫ ЗНАЕМ об окружающем нас мире? Человеческий глаз воспринимает небольшой участок электромагнитного спектра, охватывающий длины волн от 380 до 760 нанометров (видимый спектр солнечного излучения), а слышит человек звук в пределах от 16 герц до 22 килогерц при передаче колебаний по воздуху. Вся остальная объективная реальность остаётся за пределами возможностей наших органов чувств, и мы в стремлении познать её можем полагаться лишь на показания приборов. Наше мировосприятие поэтому имеет весьма ограниченный характер. Ведь согласно представлениям современной физики спектр электромагнитных колебаний в природе колоссально широк.{jcomments on}

Радиоволны с длиной от нескольких сантиметров до сотен и даже тысяч километров, микроволны, инфракрасные лучи. Затем видимый нами свет, являющийся, напомним, разновидностью электромагнитных волн, ультрафиолетовые лучи, рентгеновские лучи и, наконец, состоящие из фотонов гамма-лучи — самые короткие по длине волны из известных науке. И всё это объективная реальность…
Но современных учёных занимают не только вопросы обретения новых технических возможностей по наблюдению за объективной реальностью в разных средах и диапазонах, но и проблемы, касающиеся интерпретации полученной информации.

До сих пор не ясно, насколько адекватно способно человеческое сознание воспринимать окружающий нас мир. Проблема взаимосвязи сознания и реальности многие столетия привлекает внимание мыслителей. «Красная звезда» не так давно рассказывала о появившейся в Московском издательстве физико-математической литературы книги братьев Александра и Ивана Егоровых «Феномен возникновения. От реальности к смыслу».

Авторы попытались изложить в доступной для широкой читательской аудитории форме своё видение сложных мировоззренческих проблем взаимосвязи сознания и бытия. Александр Дмитриевич — доктор физико-математических наук, Иван Дмитриевич — «человек телевидения», непосредственно занятый организацией воздействия на массовое сознание. Их книга, признаем, всё же довольно сложна для понимания читателей. Поэтому редакция попросила авторов попытаться максимально популярно изложить свои взгляды в рамках газетной публикации. Поднимаемые ими вопросы важны с учётом кризиса в современных научных представлениях об окружающем нас мире. Последние достижения квантовой физики опрокинули наши привычные представления об объективной реальности…
Концепция взаимодействия сознания и реальности, с точки зрения братьев Егоровых, выглядит так. 

* * *
ПО-ВИДИМОМУ, каждый человек в какие-то моменты своей жизни задумывается над устройством окружающего мира. Конечно, многое в этом мире ему кажется абсолютно понятным и не вызывает у него никаких вопросов. Причём это понимание постоянно распространяется на всё более широкий круг явлений, с которыми человек встречается в своей жизни. 

Такому расширению осознания реальности способствует сам характер существования человека, определяемый заложенным в нём стремлением к знанию, иными словами, наличием у него качества, которое мы называем сознанием, или разумом. Процесс расширения возможностей человека познавать наблюдаемый им мир и пространство цивилизации породил такой феномен, как наука. Она претендует на то, что результаты её деятельности адекватны объективной реальности и абсолютно понятны человеку.

Стремительное расширение сферы понимания характера устройства окружающего мира (и самого человека) породило, как нам кажется, иллюзию. Она заключается в том, что мы рассматриваем достигнутые в ходе познания результаты как существующий на самом деле мир. Получаемое нами повседневное знание о мире действительно является адекватным, но с «небольшим» добавлением, что это знание мы не распространяем за границы нашего обыденного опыта. То же самое мы можем сказать и о знаниях, добываемых наукой, где также нужно помнить (и любой учёный это знает) о границах справедливости полученных знаний.

Однако уже давно было замечено, что огромная и расширяющаяся сфера знаний, приобретаемых в процессе научно-практической деятельности человека, не охватывает целый ряд явлений мира. В первую очередь речь идёт о явлениях, происходящих в социуме, а также касающихся жизни самого носителя знаний — человека.

Многочисленные катаклизмы в истории развития цивилизации и даже события обыденной жизни людей хотя и получали многочисленные объяснения и толкования, но адекватность этих объяснений никогда не выходила на уровень, достигнутый в сфере естественных наук. Учёные-естественники могли свысока смотреть на обществоведов. Но вот развитие естествознания приступило к изучению явлений материального мира в областях сверхмалых размеров, то есть явлений микромира, и тогда стала ясна ограниченность наших возможностей получить достоверные представления и о явлениях неживой природы.

ХАРАКТЕРИЗУЕМАЯ понятием «революция в физике», смена представлений об очевидности физического знания на самом деле явилась революцией в понимании характера границ нашего знания. Это побудило начать поиск новой методологии познания неживой природы. Тогда же встал вопрос о возможности применения новой методологии и для исследования процессов, происходящих в живой природе и социуме.

Важные ключевые моменты в распространении новых подходов — появление идеи о возможности множественности миров и рождение синергетического подхода. Философами стало осознаваться значение процесса взаимодействия субъекта и объекта для правильного понимания механизма формирования представлений человека об окружающем мире.

Для нас очевидно, что человек не видит различия между наблюдаемым миром объектов и объективной реальностью (он отождествляет их) — так устроено наше сознание. Это обстоятельство является главным элементом в механизме приспособления человека к окружающему миру, и оно же фактически отделило человека от понимания процесса формирования его представлений о мире.

В книге «Феномен возникновения. От реальности к смыслу» предпринята попытка изложить концепцию «устройства» взаимодействия сознания и реальности. Кратко основные положения «парадигмы возникновения» можно описать следующим образом. Существует исходная реальность, лежащая в основании наблюдаемого человеком мира объектов (за его пределами) и связанная с этим миром процессом наблюдения. Имеются также «наблюдатели», порождаемые самой реальностью, которые фиксируют (наблюдают) мир объектов и самих себя как объекты этого мира. Такими наблюдателями являются люди и цивилизация в целом.

Таким образом, реальность дана наблюдателю не сама по себе, а только в виде наблюдаемых им материальных или идеальных объектов, образующих в совокупности видимый мир. Он разворачивается перед наблюдателем в форме процесса возникновения, существования и исчезновения объектов. Моменты рождения и исчезновения самого себя как объекта наблюдатель не может осознавать по определению. 

КЛЮЧЕВЫМ моментом «парадигмы возникновения», давшим название самой парадигме, является закон (сформулированный в виде аксиомы) о постоянном и обязательном возникновении объектов мира. В принципе в существовании такого закона нет ничего удивительного — он является простым следствием исходного свойства окружающей реальности быть изменчивой, быть в движении. Кроме того, в наличии достаточно большая «разрешающая способность» наблюдателей (людей). Пути формирования такой способности, то есть фактически возникновения сознания, и есть ведущая тема наших размышлений.

Но имеющихся возможностей наблюдателей недостаточно, для того чтобы сознание следовало за реальностью один к одному. Тем более что любой наблюдатель — это всего лишь неизмеримо малая часть реальности, обладающая ограниченной памятью. Наблюдатель преодолевает этот естественный недостаток на пути освоения реальности. Будучи продуктом среды (части реальности, в которой он локализуется), человек использует стратегию следования за средой в рамках конструируемой им модели. Она проявляется в осознании им своего существования в наблюдаемом мире, который к тому же находится в развитии.

Характер наблюдаемых объектов определяется системой координат самого наблюдателя. Эти объекты, воспринимаемые наблюдателем как существующие, и есть результат наблюдения в конкретной системе координат.

Такой подход применим, в частности, к наиболее близкой человеку среде — социуму, в котором существуют помимо индивидов такие объекты, как общественные группы (классы) нации, государства. Как следствие — множественности и многомерности наблюдателей в социуме наличествуют различные представления о характере мироустройства. Отсюда следует, что поиск гармоничного и устойчивого развития связан не с декларированием правильности или ошибочности тех или иных представлений, а с анализом возможностей их совместного существования в рамках единой цивилизации. 

Характер отношений в социуме обусловлен, на наш взгляд, причинами, которые по большей части не просто пока неизвестны людям, но и вообще могут быть никогда не выяснены. Поэтому, хотя часто возникает желание улучшить социальные отношения (в семье, государстве, между народами), оправданно рассматривать и вариант отказа от таких действий. Они способны нарушить сложившееся равновесие, пусть и кажущееся человеку несовершенным. Подчеркнём ещё раз: людям, по крайней мере на современном этапе развития цивилизации, неведома вся совокупность причин, обуславливающих общественное развитие…

Ещё одна проблема — смысл существования человека. В свете «парадигмы развития» этот смысл множественен даже для самого индивида. Казалось бы, что можно было бы связать его с ответственностью перед будущими носителями разума, но человек всегда будет хотеть иметь представление о ценностях и устремлениях этого будущего разума. Для кого мы сохраняем планету, природу на ней? Для высоконравственных существ? Для деградировавших интеллектуально и физически особей? Для киборгов?
А это значит, что человек вынужден связывать смысл жизни с существованием своего собственного мира, в данном случае — его духовной сферы. И вряд ли когда-либо он будет видеть смысл жизни в обеспечении условий для возникновении мира, в котором он не найдёт себе места в качестве главного действующего лица.

* * * 

ТАКОВА точка зрения авторов книги «Феномен возникновения. От реальности к смыслу», представивших свою «парадигму возникновения». В ней немало других интересных, хотя и довольно сложных для понимания мыслей философского уровня. Например, о феномене «ускорения» времени, причинах его возникновения. О механизме фиксации в нашем сознании изменений в объективной реальности.
Чем больше человек познаёт, тем с большим количеством объектов ему приходится иметь дело, для того чтобы поддерживать равновесие своего существования.

В связи с этим авторы книги ставят вопрос: а нужно ли человеку расширять свой мир, если это расширение несёт с собой новые беспокойства и тревоги? Ответ на этот вопрос связан с проблемой смысла существования человека, о которой шла речь выше.
Концепция авторов книги важна уже потому, что современная философия находится в стагнации из-за утраты связи с физикой и другими отраслями естествознания. И хорошо что находятся подвижники, пытающиеся с физико-математических позиций, но в стиле свободного размышления озаботиться мировоззренческими проблемами, выяснением характера и смысла мироустройства.

Любопытны также мысли авторов относительно ограниченности наших возможностей выявить все факторы общественного развития. Отечественный мыслитель Гейдар Джемаль не так давно в интервью интернет-изданию «Свободная Пресса» напомнил, что ещё Карл Ясперс, а до него Рене Генон привлекли внимание человечества к тому, что Ясперс назвал осевым временем. Как отметил он, «по всему миру, в разных районах, проходят одинаковые духовные катаклизмы, которые совпадают по времени. В то время как с нашей точки зрения, с точки зрения современных людей, кажется, что эти районы никак не связаны. 

Например, появление Сократа, Конфуция и Зороастра примерно в одно и то же время — в Греции, Китае и Иране — один из ярких примеров. Или если брать XIX век, в одно и то же время, в 1860-е годы, проходит война против рабства между Севером и Югом в США, реформы в Японии (революция Мэйдзи), реформы в России (освобождение крестьян от крепостной зависимости), реформы в Германии (Бисмарковское объединение), реформы в Турции в эпоху реформ Танзимата. Реформы каждая из этих стран начинает как бы по собственной инициативе и в силу собственной логики. Но трудно представить, что это простое совпадение».

«Ясперс, — говорит Джемаль, — не объясняет, почему существует осевое время, а вот Генон указывает на то, что существует некая единая система, единый план, исторический план для всего человечества.

И существуют инстанции, которые этот план блюдут и находятся в состоянии коммуникаций между различными регионами, за которые они отвечают». Иными словами, существует некий провиденциальный замысел о судьбах человечества, который не дано понять большинству людей.
По мнению Джемаля, с которым солидарно немало современных мыслителей, «ни история, ни общество, ни человек вообще не существуют во имя чисто материальных целей, благ, реализации ближних жизненных амбиций. Человеческая история — чему бы ни учил нас Маркс — является отражением некоего метафизического проекта».

За кулисами событий в мире — в той же Северной Африке. — стоят «реально действующие клубы, которые существуют не как домыслы конспирологов, а как некие вполне активные центры организации верхушки социума.

Это уровень президентов, больших партий, руководителей крупнейших мировых фондов. И уровень выше — старые истеблишментские дома Большой Европы (на сегодня существует не менее 30 европейских династий, действующих и бездействующих), Хашимитская династия Иордании, некоторые династии раджей в Индии (они непубличны, но играют огромную роль в клубной закрытой жизни), султан Брунея, император Японии… Все они подчиняются определённому мировоззрению, и с определённого уровня вы уже не найдёте там ни позитивизма, ни материализма».

НА ВЕРШИНЕ властной пирамиды цивилизации, делает предположение Джемаль, находятся предпочитающие не афишировать себя группы «избранных», продолжающие традиции жреческих кланов, сформировавшихся в глубокой древности.

Это, по его версии, «мировое жречество, духовная верхушка каждого из общественных организмов, которая находится, если говорить современным церковным языком, в экуменическом общении». Этот верхний эшелон жречества в любой цивилизации говорит на особом языке и знает внутреннюю логику присущих этой цивилизации символов, которые на самом деле являются одними и теми же для всех народов. Есть фундаментальное единство всех метафизических традиций, которые имеют разные одеяния, разные системы понятий, разные символы. Но внутри этих разных «одежд» содержится одна и та же метафизическая реальность, точнее, «метафизическое подразумевание».

И эти «тайные владыки мира» озабочены исключительно реализацией «сюжета истории» и сохранением своего кураторства над развитием цивилизации, с тем чтобы это кураторство не было никем оспариваемо. А на этом пути они могут организовывать, действуя, как нанайские мальчики в борьбе, самые истребительные войны друг с другом. Пример тому — Первая мировая война. 

Материализм же является духовной пищей «для улицы» — обывателя, которому при помощи СМИ внушают, что «мир действует по стохастическим (случайным) законам разбегающихся и сталкивающихся биллиардных шаров, что всё носит самопроизвольный, случайных характер, что всё это можно познать с помощью объективной науки». Но эта картинка мироздания, возможно, фальшива, а смысл жизни не может сводиться к достижению материального успеха, он лишь «некий клочок сена перед ослом, который заставляет его бесконечно идти вперед по кругу…»


Вадим СВИРИДОВ. Источник

Читайте также:

Добавить комментарий