Деревянный дом

строительство дома это не вам не шутка — это исскуство

 

{jcomments on}

 

 

Содержание:

 

Подготовительные работы:

 

* О дереве и времени заготовки леса;

* Заготовка леса;

* «Приборка», распиловка, инструмент;

* Где лучше поставить дом, когда и как начать;

* Фундамент и окладной венец.

 

Стены:

 

* Рубка стен «в чашу»;

* Виды рубок стен;

* Возведение стен;

* Работа наверху. «Матица»;

* Врубки и соединения.

 

Крыша:

 

* Типы крыш;

* Стропила;

* Кровля;

* «Замочка».

 

Отделка:

 

* Полы и перекрытия;

* Отёска стен и прирубка косяков;

* Двери.

 

Крыльцо:

 

* Рундук;

* Лестница;

* Ограждение, балясник и подзоры;

* Типы крылец. Гульбище.

 

Внешняя отделка:

 

* Одеяние деревянных домов;

* Детали;

* Наличники;

* Опущение, резьба и окончательная отделка.

 

Русские печи:

 

* Русская глинобитная печь;

* Печебитие;

* «Дымовые»;

* О том, о другом, о третьем;

* Уход за печью.

 

 

О дереве и времени заготовки леса

 

«Дерево ценят по плодам,

человека по делам»

 

Раньше каждый хозяин точно знал, откуда, в какое время и сколько ему взять для любого задуманного им дела. Все рецепты и советы были известны, передавались из поколения в поколение. У природы же есть все необходимое для человека. В старину говаривали: «Лесная сторона не только волка, а и мужика досыта накормит».

 

Основным материалом для строительства был лес. Лес называли вторым полем, он тоже кормил человека, давал жизненно важные продукты и материалы: кроме ягод и грибов, пушнину и дичь, древесину для изготовления предметов быта и строительства. Не случайно, к примеру, в Архангельской губернии его называли «радой».

 

Дерево было священно. Вся вселенная представлялась человеку в образе дерева. С его образом соотносили люди и пути-дороги. «Лежит брус на всю Русь, встанет — до неба достанет» или «Когда свет зародился, тогда дуб повалился и теперь лежит». Деревья наделяли душой, приписывали им человеческие качества, относились к ним как к существам высшего порядка, испрашивая у них помощи и благословения перед всякими начинаниями. «В разных уголках земли. — писал французский этнограф Жак Бросс, — живет легенда о праотце всех деревьев, дереве-великане, которое поднималось к небесам из центра земли и являлось осью Вселенной. Оно объединяло три стихии, его корни уходили глубоко в почву, а крона упиралась в небесную твердь. Оно дарило планете воздух, всем земным тварям плоды, налитые солнцем и влагой, которую оно орало из почвы. Дерево притягивало молнии, принесшие людям огонь, и движением ветвей приказывало облакам, резвившимся у его верхушки, поить землю живительным дождем. Оно было источником жизни и обновления».

 

Люди замечали, что если жить под большим дубом (без сомнения это можно отнести и к некоторым другим породам деревьев), то проживешь долго: дерево как бы отлает часть своей силы и продлевает срок жизни.

 

Отношение к дереву всегда было особенным, поэтому в дело шли далеко не все, пусть и хорошего качества, деревья. К запрещенным для строительства дома относили «священные деревья». Прежде всего те, что выросли на месте разрушенной церкви, часовни или на могиле. Очень старые и необыкновенно высокие деревья. У многих народов было распространено поверье, что старые деревья принимают души умерших.

 

К священным относили и те экземпляры, у которых были какие-то аномалии.

 

В Ветлужских лесах в XIX веке очень известна была береза с 18-ю большими ветвями, образующими 84 вершины. Одинокая береза в Ильешах под Петербургом с вросшим в ствол камнем. Уродливость ствола, необыкновенное сплетение корней, раздвоенность или растроенность ствола (так называемые «воротца»), наличие дупла, через которое, как и через воротца, «принимали» детей при различных заболеваниях для исцеления. При этом приговаривали: «Сосна, тебе на стояние, мне рабу Божию на здоровье». Явление икон, как правило Богоматери, на ветвях или у корней — вот далеко не полный перечень деревьев, относимых ранее к священным. В Вологодской губернии район Никольска) считалось опасным рубить липу, ибо тот, кто ее срубит, непременно заблудится в лесу. Осина была проклятой, так как «на ней удавился Иуда».

 

В Вологодской же области запрет распространялся на любые старые деревья: «Грешит тяжко даже тот, кто решается срубить всякое старое дерево, отнимая у него таким образом заслуженное право на ветровал, т. е. на естественную стихийную смерть. Такой грешник либо сходит с ума, либо ломает себе руку или ногу, либо сам скоропостижно умирает».

 

В некоторых местах не использовались деревья с наростом («гуз»), ибо у жильцов могли появиться «кылдуны» (колтуны) и деревья с «пристоем» — маленьким деревцем (хозяйская дочь-девушка родит «дитя»). «Буйным» деревьям приписывалась разрушительная сила, тайная и скрытая, угадать и указать которую могли только одни колдуны. Не рубили и пограничные деревья, так как в народе считали, что на перекрестке черти яйца катают, в свайку играют. На перекрестке нечистый волен в душе человека«. Использовать на стройке запрещалось и деревья, выращенные человеком.

 

Этот, отнюдь не полный перечень примет и обычаев россиян по отношению к дереву позволяет глубже понять и почувствовать отношение наших предков к окружающему миру, к каждому жизненному жесту. Причем надо отметить, что северянин, впитавший веру с молоком матери, для которого Бог воплощен в окружающем Мире, суеверен менее, чем южанин. Наоборот, его отношение к превратностям жизни чаще ироническое: «Бейся не бойся: без року смерти не будет», «Мир освещается солнцем, а человек знанием», «Честь на волоске висит, а потеряешь — так и канатом не привяжешь». Таковы неизменные поговорки северянина.

 

В тех местах, где растет лиственница, ее предпочитали другим породам деревьев при строительстве дома. А там, где ее нет, использовали прямые стволы сосны и реже ели. Если же лиственницы в районе было мало, из нее рубили фасадную часть дома — перед и первые венцы. Она намного долговечней других, не боится морозов, жары и осадков.

 

Хорошие хозяева перед тем, как рубить деревья, подпитывали их, подливая под корень много лет подряд серный раствор. Такие деревья в срубе впоследствии никакая тля не брала. Нынче чрезмерной подсочкой (сбор смолы с дерева), проводимой вместо одного года по несколько лет кряду, да еще с впрыскиваением кислоты в раны дерева древесина убивается еще в лесу. Весь лес, который мы сейчас имеем для строительства, мужики называют «опреснино», он почти как губка сразу набирает влагу и тонет в воде. Заготовленный из плохого леса «мянды» — леса, не выстоявшего своего времени, только приспевающего, в возрасте от 60 до 100 лет. Спелый же, окрепший лес считается со 101 года, его называют «остойным». Годовые кольца его на срезе тонкие, как бумага, в отличие от толстых и рыхлых у опреснино.

 

Использование сибирского кедра считалось полезным. Его древесина долгое время сохраняет бактерицидные свойства. К примеру, в шкафу, изготовленном из нее, не заведется моль, не поселятся жучки-древоточцы. Запас кедра на гектаре обычно составляет до 560 кубометров. Это значительно выше по сравнению с другими породами леса.

 

Качество древесины, долговечность строения или изделия из нее зависят и от того, в какое время года срублено дерево. Вот что писали в старом русском журнале в 1867 году: «…срубленные четырех одинаковых лет, с одного места и грунта сосновые деревья в течении декабря, января, февраля и марта по выделке из них четырех потолочных балок показали по нагрузке их тяжестью, что дерево, срубленное в январе на 12, в феврале на 20, в марте на 38 выдержало менее тяжести, чем срубленное в декабре. Из двух сосен одного места и одних лет, зарытых в сыром грунте, по прошествии восьми лет, сосна, срубленная в феврале, была совершенно проникнута гнилостью, между тем, срубленная в декабре, после 16-ти лет лежания в том же сыром грунте, оказалась еще вполне здоровой… В той же степени время рубки дерева имеет влияние на проницаемость его водою или другими жидкостями, а поэтому для бочек и других вододержащих сосудов должно выбирать дерево декабрьской рубки»…

 

По традиции лес начинали заготавливать от зимнего Николы, с 19 декабря. В некоторых местах считали, и не случайно, лучшим временем для заготовки один месяц — с 2декабря по январь, да по первому морозцу, когда лишняя влага из ствола выходит за волю. Знали, что приступать к работе лучше на зорьке. «Раннюю птаху и мороз не бьет». Лес спит. Тихо, да и день то зимой короток. Начиная работу, бодрились: «Мозолистые руки не знают скуки», «Глаза боятся, руки делают», «Ленивые руки — не родня умной голове», «Все впору да в срок, так и будет толк».

 

На земле все сызмальства у дела. А у взрослых и тем паче: «День да ночь — сутки прочь».

 

По народным приметам строевой лес рубили на новолунье: срубленный на ущербе диска луны лес сгнивает. Лишь при острой необходимости его заготавливали до прихода весенних месяцев — марта и апреля. До этой поры снег обычно лежит. И времени для заготовки хватает, в отличие от летнего периода, когда «один день год кормит». Чем толще снежный покров, тем лучше для растительного слоя. Снег предохраняет кустарники, мхи и землю от повреждения при падении срубленных или спиленных деревьев. В малонаселенных пунктах рубки проводили не сплошные, а выборочные. Лес при этом страдает меньше. И напротив, когда убираются деревья с кронами на верхнем ярусе леса, тем самым улучшаются условия для роста молодняка, деревьев второго яруса — подлеска. Хозяин строительства с лесником заранее выходят на делянку. Обговаривают, какие деревья будут вырубаться, их количество. На сруб четырехстенок требуется сто деревьев — сто хороших семиметровых бревен и их вершины. Деревья подходящего диаметра и качества «точкуются», на них делают затесы шва счет. Тут не преминут вспомнить поговорку: «Всяк сам по себе дерево рубит». Выбрать выросшие деревья не мудрено. Известно, если у сосны кора светлая — негодная будет древесина, рыхлая. А если кора рыжая, рудная и ствол немного крученый — значит поросший лес, тяжелый, смолистый. Эти деревья давно знакомы и памятны: «…Здесь как-то столько маслят собрал, что едва унес, а с этого такого огромного глухаря спугнул!» Все было знакомо с детства, как сучки на потолке над кроватью.

 

Детям в это время говорили: «Минуло сосне сто лет, а морщин у нее так и нет. Высоко она стоит, далеко глядит. Придет смерть за сосной-старушкой, станет она избушкой».

 

Заготовка леса

 

«Бери ношу по себе,

чтобы не кряхтеть при ходьбе»

 

Когда приходило время, на сосновых делянах в сухом бору лес рубили или спиливали и вывозили к месту рубки дома. На эту работу в Шенкурске, например, надевали специальные валенки с длинными и тонкими голенищами. Некоторые хозяева были так суеверны, что «если три лесины не понравились с прихода в лес, не рубили совсем в этот день». Другие считали непригодными деревья, упавшие «на полночь» или зависшие, зацепившиеся при падении за другие кроны, в таком доме якобы жильцы будут умирать раньше времени.

 

С полночью, севером связывались представления о ночи, о зиме, о смерти и аде. Коли же при падении у первых трёх деревьев не обломятся вершины, значит пришла счастливая пора строиться. Работа на деляне трудоёмкая. В своё время бытовала поговорка: «Плотника не шуба греет, а топор», в конце же дня говорили: «Кончился день — и топор в пень». В морозы сучки под ударом топора отлетают от ствола как сосульки. Подмороженные деревья пилятся легче, а сучки с них обрубать — одно удовольствие, словно на музыкальном инструменте играешь. Пилили лучковой пилой. Она похожа на лук: натянутая металлическая часть удерживается скруткой-тетивой с другой стороны. Режущее полотно её — гибкое, сталь — жёсткая. Чаще всего используются узкие полотна, не более пяти сантиметров шириной, чтобы во время пиления деревьев большого диаметра полотно не зажималось и не деформировалось.

 

Яков Фомич Михалёв из деревни Заручье, что в Мезени, до войны в числе других уходил на лесозаготовки. Был он «тысячником», в сезон напиливал своими пилами, поперечной и лучковой, по тысяче и более кубометров леса. Это красноречиво говорит о том, как расточительно руководители распоряжались ценностями, производимыми простыми людьми. Целые армии нахлебников висели на шеях Михалёвых… В Россию пилу завезли при Петре Первом, а вошла она в плотницкий обиход лишь в 19 веке.

 

Тогда и произошло разделение на плотников и столяров. Срубить дерево топором трудней, чем спилить, однако мастера предпочитали первое. В таком случае дерево дольше сохраняется в срубе, ибо при рубке поры закрываются для доступа влаги, да и внутреннее напряжение в бревне после рубки другое, нежели от пиления, когда волокна перерываются.

 

Хороший мастер бывалоча прежде отдаст дереву дань уважения, обстукает его перед рубкой, послушает, поприговаривает: «Острый топор и дуб рубит», «…Сердцевина у хорошего бревна будто жирком смазана».

 

«А ещё делали так. Выбирали ёлку потолще и сдирали ей кору, чтоб корень прокис. Кора с корнем, считай, два сапога пара. Ежли коры не станет, корень первым зачнёт чахнуть, а за ним и весь ствол. Постоит эдак годков пять и валится. Сам валится без топора. Так все моркотники практиковали, без понятия которые. Пошехонцы, словом»… — пишет в своей книге москвич Олег Ларин, передавая разговор с мезенцем.

 

В местах, где делянки находились недалеко от жилья, хозяин мог и в одиночку съездить «на уповодок» за готовыми хлыстами, то есть не на весь день. Перевозили хлысты на санных поездах лошадьми. Отношение к скоту всегда было очень бережное. «Погоняй коня не кнутом, а овсецом», — приговаривали. На деревне лошадь самое работящее существо: «Конь не пахарь, не кузнец, не плотник, а первый на селе работник».

 

В Мезени, у самого Полярного круга, была в своё время выведена мезенская порода лошадей. По всей крестьянской России в прошлом веке славились местные коновалы — народные лекари-ветеринары. На реке Вашке были целые династии этой профессии.

 

Отдавая дань уважения, поклоняясь силе и выносливости лошади во многих сельских районах России жители венчали свои жилища её изображениями. Да и везде по России самая верхняя часть крыши называется коньком.

 

Одна лошадка могла везти подчас до четырёх кубометров леса. Столько, примерно, перевозит и обычная грузовая машина. В старину считали так: коли «добрый конь подо мною, Господь надо мною». Грузить частенько приходилось в одиночку. Для этого существовали разные приспособления. Тянули из бурта (штабель леса) по покатам, с помощью ваги и верёвки. Правда, были и такие сильные мужики, что огромные дома в одиночку рубили. Пашко из Юромы на Мезени поставил храм Архангела Михаила из брёвен метрового диаметра. Кстати, этот мастер вырезал модель своего кулака, равнявшегося пяти головам. Экспонат этот хранился в притворе храма, пока не сгнил. По преданию брёвна эти Пашко выносил на себе. Не так давно эта церковь сгорела, но, к счастью, сохранились её фотографии.

 

Санный поезд изображён на рисунке: впереди большие сани — «дровни», вторые почти вдвое меньше, «подсанки». Расстояние между ними бывает несколько метров, и зависит оно от длины перевозимого леса. Подсанки привязаны к дровням толстыми льняными верёвками крест на крест, чтобы придать жёсткость сцепке. Эти верёвки на Вологодчине называют ужищами, ими же пользуются для крепления брёвен на возу. Для придачи шарнирности, для улучшения движения саней на поворотах на них посредине устанавливали сьёмные подушки, сделанные из толстого бруса, длиной чуть шире саней. Верхняя поверхность подушки вогнута, от этого брёвна не раскатываются, не соскальзывают к краям, а лежат как в чаше. Подушки вставляют штырями в гнёзда рам дровней и подсанок. На концах некоторых подушек были продолблены сквозные отверстия, у других набиты кованные полосы с небольшим пространством для вставки импровизированных стоек из стволов ёлочек мелкого леса (подсадка), который всегда под рукой. Небольшой высоты, чуть выступая над возом, использовались эти стволы для сцепки стяжками меж собой. Благодаря подушкам подсанки на поворотах идут полозьями точно по колее, отчего брёвна надёжно лежат на возу.

 

Рассказывали о таком случае, будто бы у одного мужика на средине горы вдруг встала лошадь с возом. Выпряг он её, отхлестал за ленность и впрягся сам. А когда вытащил воз, то пожалел наказанную животину: «Да, зря я тебя наказал, сам-то еле справился».

 

Транспортное хозяйство в деревне всегда было очень большим и требовало постоянного надзора за инвентарём. Поговорка «готовь летом сани, а телегу зимой» жива до сих пор.

 

В колею на всём пути, по-возможности, подливали воду, полозья саней тоже леденили, поэтому трение становилось минимальным. Лошадь тянула воз не через силу. Такие дороги называют ледянками. Если же дорога проходит по сырым болотистым низинкам, не замерзающим зимой, то устраивают накат. Материала для него в таких местах сколько хочешь, так как по окраинам болот много сухих деревьев. Стелются прокладки вдоль всей дороги. Поперёк их укладывают лесины с обрубленными сучьями, вплотную одна к другой. Эти дороги поддерживали без особого труда. Называют их «лежнёвками» из-за способа устройства, и зимниками — из-за времени эксплуатации.

 

Если работали допоздна, а дорога до дома была долгой, возница частенько шутил, рассказывая о предыдущей поездке: «Ночь-то темна, лошадь-то черна: еду, еду, да пощупаю, тут ли она?»

 

Случай, приключившийся со знакомым охотником, произошёл в стороне от деляны и дороги. Возвращался он как-то с охоты и решил передохнуть в охотничьей избушке, обогреться, чайку попить. Возился он у печи, как вдруг кто-то ударил по оконной заслонке. В избушках этих окошечки обыкновенно не застеклены, нет в них рам, а проём просто прикрывается деревянной заслонкой. От удара она вылетела, упала на пол. Вышел охотник глянуть, что за дела такие — шутки лесные. Нет никого! Подумал, что почудилось ему, а заслонка вылетела от сквозняка или ветра. Но ветра на улице никакого нет. Тишина! Слышно, как собственное сердце стучит. Делать нечего, начал снова у печки возиться. А тут опять удар. Заслонка вылетела и звонко стукнулась об пол. Стремглав выскочил наш приятель на улицу. И что же он видит: у основания наклоненного к окошку дерева сидит пучеглазый филин и напряжённо, словно акробат перед сложным трюком, ждёт внимания охотника. И только увидел человека, сразу повернулся и пошёл торопко вверх по стволу, переваливаясь с боку на бок и бормоча отчотливо в нос: «Но! Но! Но! Но!…Но!» Поднялся наверх, глянул на ошалевшего охотника, преспокойненько подмигнул ему и стал спускаться вниз той же дорожкой, приговаривая: «Тпр-р-р! Тпр-р-р! Тпр-р-р!» Это рассказывала умная птица об обстановке на лесной дороге. Красочно живописал филин картину возвращения крестьянина с лесной деляны с заготовленным лесом. Ведь когда лошадь с возом поднимается в гору, её приходится понукать «Но! Но!», помогая ей тем самым (говорят, что от громкого окрика лошади её пульс увеличивается в два раза). Когда же спускается с горки, подталкиваемая самим возом, её приходится притормаживать «Тпр-р! Тпр-р!». Всё это филин отобразил по-своему. Хотите верьте, хотите нет.

 

На делянах после порубки обязательно прибирались, оставляли их чистыми.

 

Все порубочные остатки, мелкие ветки и мусор, сгребали в кучи и сжигали на медленном огне при тихом ветре. На новинах оставляли сторожей, чтоб не загорелся соседний лес, не бросило головню на деревню. Большие сучки отвозили домой и использовали на дрова. В Карелии на делянах ещё не так давно производилась раскорчёвка. Для удешевления работ её стараются проводить через три-четыре года после рубки. Пни идут в переработку, на скипидар и дёготь. На расчищенной деляне проводилась новая культурная посадка леса, если только этот участок не был так называемой «новиной», отводимой хозяину, у которого родился сын и которому не хватало пахатной земли. Раньше в России каждому человеку мужского пола полагался определённый участок земли — надел. Если пни не корчевали на новине, то между пнями сеяли лён. По воспоминаниям старожилов, в первый год был обязательно очень хороший урожай. На второй год на этом участке сеяли озимую рожь. Перед посадкой леса участок обязательно корчевали, так как без этой операции он возобновляется довольно долго. Да и зачем терять такое прекрасное сырьё, коим являются отходы лесного производства.

 

Во время перевозок и хранения следили, чтобы лес не намокал. Брёвна, предназначенные для строительства, по воде не сплавляли. Заготовленные хлысты укладывали на прокладки недалеко от места строительства. В свободное от основных сезонных дел время хозяин мог приходить и рубить дом. Иногда ему удавалось уложить зараз целый венец, в другой раз выходило только бревно подогнать. Как раньше говорили: «Уж как Бог даст».

 

На месте хлысты ещё раз сортировали, «прибирали». Старшего на этом занятии называли приборщиком. Отпиливали негодные участки стволов: с большим косослоем, отлупом, морозобоинами и другими пороками, если таковые были.

 

«Приборка», распиловка, инструмент

 

«Не будь тороплив, будь памятлив»

 

При рубке деревьев следует обращать внимание на встречающуюся у некоторых деревьев очень крепкую нижнюю часть дерева — кремнину. Её каменная плотность не всегда идёт по всему сечению комля, ею может быть охвачена только часть ствола высотой от одного метра до четырёх. Наличие её определяют по рисунку спила, она бросается в глаза жёлтым или коричневым густым цветом. Это затёчная смолой часть, на поверхности спила в этом месте невозможно разглядеть поры. Она бывает у сосны и ели, у дуба и ясеня. Её трудно обрабатывать, поэтому на разделочной площадке при сортировке комлистые части длиной 60–70 сантиметров опиливают и пускают на дрова.

 

Столяры говорят: если вы сделаете черенок из кремнины, то «сноса ему не будет». Вообще же хлысты разделывает каждый по своему усмотрению. Если есть представление о будущем доме, то пилят брёвна на стены по размеру из нижней, более толстой части стволов. Тонкая часть идёт в дело в другие места. Когда общей длины достаточно, тонкие части стволов пускают на быки (стропила), кое-что отбирают на строительство крыльца, гульбища, подпорных столбов и для других деталей. После разделки все брёвна укладывают на прокладки (подметины). Торцы брёвен после пилки затёсывали, в некоторых местах натирали табаком или известью, не так давно стали пользоваться краской — суриком. Поры в таком случае забиваются, бревно, считай, законсервировано, смолу хранит, не гниёт.

 

Корят брёвна обычно весной, в апреле–мае, когда солнце начинает пригревать теплее. Снега в основном сошли. Древесина отошла от мороза, отмякла. Кора в солнечный день нагревается. Под корой в камбии (вновь нарастающем слое, по которому идут соки у стоящего дерева) собирается влага. Поэтому слезает кора легко. В разговоре о качестве леса можно услышать: «Не сняв коры, дерева не узнаешь». Корят обычными топорами, иные приспосабливаются это делать лопатами, кто-то специальным инструментом. В одних местах его называют скобелем (очертаниями он походит на скобу), в других местах этот скребок называют хаком (от натуженного «ха», вырывающегося из груди при работе внаклонку). Очищают обычно всю поверхность бревна. Однако, когда у хозяина мало времени, а брёвна просушить необходимо, то делают «лыски» (корень у этого слова «лыс» — лысина). При таком виде очистки остаются места с корой, но брёвна просыхают значительно быстрей. Корят от комля к вершине, чтобы не оставлять задиров, делая поверхность совершенно гладкой. Неповреждённые поверхности брёвен сохраняются в постройке необыкновенно долго.

 

После окорки брёвнам дают возможность просохнуть. Сырой лес ни в дело, ни на распиловку не идёт. Хороши брёвна, когда они становятся воздушно-сухими. Для такой просушки их накатывают рядами на прокладки в штабель. Под крайние брёвна подтыкают клинья, чтобы они не раскатывались. Или с боков штабеля в землю вколачивают колья, которые немного выше самого штабеля. Торчащие концы кольев скрепляют меж собой верёвками или проволокой. Таким образом штабель обжимается. Сверху устраивают одно- или двухскатную крышу. Одни концы старого тёса опирают на бревно, уложенное поперёк штабеля в середине, другие на поперечины пониже. Заготовив заранее бересту, ею старательно прикрывают, обкладывают брёвна. Степень готовности брёвен определяют легко, ударяя по ним обухом топора, в ответ слышится звонкий мелодичный звук. Он как бы резонирует по всему объёму, а не глохнет в одном месте, как это происходит в сыром дереве. Бревно хорошей кондиции и рубить-то приятно, топор входит в него мягко, будто репу режешь. А об слишком сухое дерево все руки отобьёшь, топор от него отскакивает.

 

В народе говорят; «Из сырого дерева дом не ставь, а поставил — дай выстояться», то есть необходимо, чтобы срубленный дом постоял под крышей с открытыми проёмами. Высохший дом можно определить и по запаху, и по влажности в срубе, и по цвету дерева.

 

На месте предварительной рубки сруба заранее изготавливаются все необходимые элементы и части будущего дома: брусья, плахи, балки определённого сечения, сопряжения, быки и доски. Короче всё, кроме деталей для внутренних отделочных работ. Отделочные же работы — это прирубка косяков (установка оконных и дверных коробок), настилка чистых полов, установка лавок, полиц и шкафов, утепление, отёска поверхностей стен.

 

Некоторые строители из экономии, выпиливая брусья для стен (другое название двухкантного бруса — лафет), ещё получают горбы, а иногда и необрезные доски. Более практичные мужики понимают, дом из кругляка теплей и долговечней. Кроме того, у лафета бывают сквозные трещины (от морозов, жары, перепадов температур), а в бревне же трещина если и образуется, то доходит только до серёдки, затем останавливается или поворачивает в сторону.

 

Вот для пола брёвна «разваливают» на две плахи. На Пинеге, например, из бревна выпиливали три тесины, средняя — самая толстая — шла на крышу, две другие на пол. Участки остающейся поверхности бревна после пиловки или тёски называют обзолами. Обзол у плахи — облива, у брусьев — жуковины.

 

Придавая бревну определённое сечение, например, четырёхкантного бруса по всей длине, говорят: надо «обнять» ствол. Брёвна временно крепят скобами или топорами. Вертикальные линии проверяют отвесом, которым у мастера всегда служит топор. Его берут за кончик ручки, свешивают металлическую часть вниз, ориентируя по его положению линию возведения конструкции.

 

Мастера на плотничных работах используют минимум дополнительных приспособлений. Самый главный инструмент — топор. «Топор сохе первый пособник», «Город строят не языком, а рублём да топором», «С топором весь свет пройдёшь». Он переходит из поколения в поколение. Плотничный топор хозяина никто кроме него не имеет права брать в руки. Он кладётся под лавку «лицом» к стене, а обухом (спиной) к избе. Его принято так оставлять для безопасности: мало ли кто сунет руку под лавку, поднимая что-либо закатившееся под неё. Раньше в деревнях топоры ковали из буферной вагонной стали. О прочности такого лезвия говорили: «Ты же его ведь не угрызёшь!» Качество стали проверяли на торцовых еловых сучках. Под определённым углом, слегка надавливая на топорище, проводили по деревяшке с сучком, если топор проскочил — нормальный металл, если встал на сучке — сомнительный. Иной молодец мог узнавать о качестве металла по звуку, постучав, вернее, пощёлкав пальцем по лезвию. Есть и другой способ: осторожненько прикоснуться остриём к ногтю большого пальца руки. Хорошее лезвие на нём не скользит.

 

Не одно столетие восхищались люди работой русских плотников. Мастеровой «для топора не мелит мелом и не размеряет циркулем; прямой глаз и привычка и верная рука делают всё дело, которое у иных искусстников доходит до высокой степени совершенства: можно залюбоваться. Топор русский такие вырубает фигуры в досках, что можно подумать на долото, ножи и разные столярные инструменты»…

 

Ручка-топорище — обычно из берёзы, заготовленной при расчистке сенокосных угодий или кромок полей. «Вырос лес, выросло и топорище». Для изготовления используют деревья диаметром около пятнадцати сантиметров. Метровые болванки корят, колют вдоль и костерком складывают на чердаке для вяления на всё лето, а может и не на одно. Когда потребуется хозяину топорище, он заносит несколько заготовок в жилую избу и кладёт в удобное место на печке, чтобы не мешали и продолжали сохнуть. Здесь они могут пролежать тоже долго. Концы с обеих сторон заготовок со временем потрескаются. Поэтому, когда делают топорище, их, не жалея, отпиливают.

 

После такой просушки на ручку сразу насаживают топор, которым тут же можно начинать пользоваться. Длина топорища около полуметра, кому каким удобней работать. Если нет сучков ни больших, ни маленьких и волокна материала повторяют профиль изгиба топорища, оно стоит бесконечно долго.

 

При коллективной работе у каждого работника свой инструмент. Топор не принято давать кому-то другому для пользования, так как он считается сугубо индивидуальным инструментом, продолжением руки мастера. А вовсе не потому, что жалко. При настоящей, до пота, работе, если кто-то возьмёт не свой инструмент, у него тут же появляются неприятные ощущения в суставах, а на ладонях — мозоли. Надо быть внимательным к своему инструменту, особенно к формам ручек. Если работать продолжительное время неудобной ручкой, можно потянуть сухожилия, со временем могут появиться и костные мозоли. В таких случаях и хирург не может помочь. За исправностью инструмента строго следят. На заточку топора никогда не жалеют времени. Первый плотничный урок начинается с топора. Северяне, к примеру, считают: «Не можешь сделать топорище — не можешь и жениться».

 

Сделал топорище. Насадил топор так, чтобы линия лезвия проходила точно по оси топорища. Когда лезвие касается горизонтали, то между концом топорища и этой горизонталью должно быть расстояние в два твоих пальца. Это необходимо, чтоб не повредить руки при работе. Итак, орудие труда готово. Осталось призвать помощников — сноровку и умение, силу и ловкость, необходимо запастись и крепким здоровьем.

 

Чтобы не прерывался процесс строительства дома или сруба, хозяин делает точный расчёт всего технологического цикла, необходимых материалов. «Начиная дело, о конце помышляй» — говорят бывалые строители. Произведя расчёт, брёвна пилят на плахи и доски. Из имеющихся плах и тонкомерного леса изготавливают два козла (или стерлюги) такой высоты, чтобы в работе каждому мастеровому было удобно. Приблизительная высота их — два метра. Выражение «подстать», возможно, имеет происхождение от словосочетания «подвстать». Козлы устанавливают на расстояние, чуть меньше длины распиливаемых брёвен. Последние поднимают наверх с помощью верёвок и наклонных брёвен небольшого диаметра — потоков или покатов. С одной стороны покаты зарубаются заподлицо с верхней балкой козел так, чтобы не торчали концы, и тем самым не мешали вкатывать брёвна на самый верх и снимать готовые доски и плахи. Другие концы покатов приходятся к основанию штабеля брёвен. Со штабеля по покатам на козлы вкатывают два первых бревна для распиловки.

 

Обычно пилят брёвна диаметром в вершине не менее двадцати сантиметров, а если нужен четырёхкантный брус, то бревно в вершине должно быть не менее двадцати четырёх сантиметров. Для пиловки используется специальная двуручная маховая пила. Маховой её называют потому, что пильщики сильно машут руками вверх-вниз. У неё длинные прямые или косые зубья, с небольшим разводом. Для продления её службы и удобства некоторые потомственные мастера плющили кончики зубьев. В последнее время на современных деревообрабатывающих заводах зубья рамных пил усиливают победитом — сверхпрочным сплавом металлов. С одной стороны маховой пилы кованая ручка под ширину плеч хозяина или петля — отверстие для деревянной ручки (деревянные ручки встречаются в средней полосе, а железные — привилегия северян). С этой стороны полотно пилы шире, чем другой её конец, почти в два раза. Эта форма способствует удобству при пилении. С другого конца полотно заканчивается широкой прямоугольной полосой без зубьев. Эта часть может быть длиной сантиметров тридцать. Сюда насаживается специальная съёмная деревянная ручка. Она снимается в любое время по необходимости. К примеру, понадобилось поправить несколько затупившихся зубьев, или пошёл дождь. Её снимают, и пила через распил верхом освобождается.

 

Съёмная деревянная ручка изготавливается цельной из берёзового корня-самородка, точнее из его части. Она не боится ни жары, ни холода. Её может хватить не на одно поколение. Центральная часть ручки изготавливается из ствола диаметром около двадцати сантиметров, высота её от пяти до пятнадцати. Посредине её в разные стороны торчат на одном уровне две ручки. В центре её вдоль волокон сделано узкое прямоугольное отверстие. В него вставляется полоса металлической части пилы при насадке ручки. Ручка закрепляется на пиле клином. Он небольшой, вставляется в отверстие основной части снизу вверх, при работе обжимается, не позволяет ручке слетать. Для трения к нему мелкими гвоздиками со стороны пилы прибивают кожу.

 

«Кому пила не мила, тот не пильщик!» — уверяют знающие.

 

Для удобства пиления готовят ещё один клин. Его размеры бывают разные. Кому что удобней. Толщина его может быть 5–6 и длина 40 сантиметров. Он гонится в распиле по ходу пилы до конца, и помогает пиле свободней двигаться в распиле. Перед началом распиловки, когда брёвна подняли на козлы, их закрепляют скобами, делают разметку.

 

Если для дома нужны простые плахи (не лафет), брёвна пилят «в развал» — вдоль на две половины. Затем выполняется следующая операция: ольховая палка обжигается так, чтобы её поверхность хорошо пачкалась. Взяв пеньковую верёвку, натирают всю её поверхность об эту палку — пачкают. С торца бревна посерёдке, сверху вбивают гвоздь. К нему привязывают конец этой верёвки. Верёвку протягивают по всей длине бревна по самой середине. Спускают с другого конца оставшийся кончик вниз, привязав к нему гирьку около килограмма или какой-нибудь другой груз. Далее берут верёвку посередине, оттягивают её примерно до колена, чтобы она отошла от бревна, конечно, кроме концов. Резко отпускают, верёвка шлёпает по бревну и оставляет по всей длине ровный зольный след. Снимают верёвку, вытаскивают гвоздь. На торцах этого бревна от черты опускают диаметры, делящие бревно пополам строго вертикально. Переворачивают бревно на 180 градусов. Отмечают такую же линию, соединяя её с концами отмеченных диаметров. Обе линии будут ориентирами для пильщиков сверху и снизу. Разметка состоялась.

 

Брёвна прочно крепят скобами к козлам и меж собой. Теперь можно пилить.

 

Для удобства и большей производительности более слабый работник работает наверху, перемещаясь прямо по брёвнам и распиленным плахам. Он «набрасывает». Большие усилия прикладывает нижний. Бревно лучше режется, когда пила идёт под давлением нижнего работника вниз. И зубья пилы смотрят остриями вниз. Когда распускают бревно на доски, распил делается не до конца, чтобы не перебивать скобу крепления. Скобы снимают после всех пропилов. Недопиленные участки колют топором. Так доски отсоединяются друг от дружки окончательно. Этот участок не должен быть больше двадцати сантиметров.

 

При разметке бревна на доски, по отбитой для плахи черте проводят ещё одну отметку. Делают её инструментом «черта», отрегулированным на необходимую ширину, передвижением колечка по двум пружинистым, длинным загнутым и острым на концах штырям одной длины. «Черта» так устроена, что, чем дальше колечко от острых концов, тем расстояние между ними больше, то есть можно отмечать толстую доску и наоборот. Это положение фиксируется деревянным клинышком, который вбивают в место нахождения кольца, между штырями. Такая отметка требует аккуратности, царапина может послужить ориентиром. По ней направляют зубья пилы при работе. Если черта проведена неровно и доска окажется кривой, её необходимо поправить — выровнять кривизну. Из-за неровной разметки пилу перекашивает, от чего пилить тяжело и неудобно. Для разметки следует одну ножку «черты» поставить на угольную отметку и провести по бревну царапину, затем эту же операцию проделывают по другую сторону от угольной отметки. Бревно переворачивают, отчёркивают таких же размеров участки с обратной стороны.

 

Интересно описывает работу пильщиков-промысловиков, во множестве путешествовавших в прошлом веке по России, известный писатель С.В. Максимов: «…ходила пила сквозь сосновое дерево, взвизгивала и позванивала, наскакивая на сучки; хикали пильщики, подвязав платком лбы, чтобы не летели опилки в глаза и не застили прямой линии, по которой пила ходить любит (возьмёт вбок — не выдерешь её, а сломаешь — и купить негде, да и инструмент большой и дорогой)».

 

Два плотника на пиловке до и после обеда со всеми подготовительными работами из четырёх брёвен успевают выпилить восемь плах. Причём чаще всего из брёвен семиметровой длины. Напиленные плахи и доски складывают в штабеля на прокладки. Прокладки располагают на таком расстоянии, чтобы доски не провисали. Все материалы обязательно закрывают от непогоды чем-либо непромокаемым или убирают для хранения под навес.

 

Здесь уместно сказать, что в старину по всей России были распространены «щепные» базары, где можно было приобрести полный комплект дома, церкви, амбара, всего, что пользовалось спросом у населения. Причём можно было договориться тут же об установке этой постройки на нужное вам место в вашем селе. Кроме того, и на рынках лесной товар продавали в виде брёвен, кряжей, лежней, связных переводин и дощатого материала (луб, гонт, драница, скала), а также в виде отдельных частей зданий, как, например, желоба, прибоины, дверные колоды, косяки и прочее.

 

В сборности заключается специфическая особенность русского деревянного строительства.

 

Довольно разнообразным был раньше ассортимент гвоздей и скобяных изделий, употреблявшихся для изготовления строительных конструкций и отдельных деталей сооружений. Скобяные изделия выделывались и в самых дешёвых кузнечных мастерских, и у дорогих квалифицированных слесарей. В отдельных же случаях это были воронёные и лужёные изделия.

 

Деревенские люди в большинстве своём и были главными поставщиками на эти базары и рынки. Основными же покупателями этого материала были жители городов и пригородов. Крепкий хозяин предпочитал заготавливать материалы для дома и строить его самостоятельно или с помощью родственников или соседей.

 

Кроме перечисленных материалов для строительства ещё требуется мох, кирпич и прочее. О традициях их заготовки целесообразнее рассказать последовательно описывая строительный процесс.

 

Когда все необходимые заготовки из дерева выполнены, можно с облегчением сказать самому себе: «Запас беды не чинит и хлеба не просит».

 

Где лучше поставить дом, когда и как начать

 

«Дом без Троицы не строится»

 

В деревне известно: если вы решили строить дом, то у вас появится множество сложных проблем. Неопытному человеку может показаться, что с ними никогда не справиться. Однако дорогу осилит идущий, да и научиться можно только тогда, когда сам всё делаешь. Народная мудрость гласит: «И малый дом большим трудом ставится».

 

Вначале ищут для будущего дома подходящее место. Чтобы и хозяину и всем родным это место нравилось. Кому-то было не просто отыскать его сразу, а кто-то всей душой уже прикипел к нему. И будущий дом грезился ему тут уже не один год.

 

Кстати, есть в народе приметы, к которым следовало бы прислушиваться. Так, по убеждению старожилов, жилище нельзя ставить там, где раньше проходила дорога или стояла баня; на спорном участке земли; там, где были найдены человеческие кости; где волк или медведь пошалили; где кто-нибудь поранил топором, ножом, косой или серпом руку или ногу до крови, где опрокинулся воз, сломался «коток», оглоблина, на месте дома, сожжённого «пярунами»; оставленного вследствии болезней, наводнений. В древности люди считали истоки рек священными местами, берегли распростиравшуюся над ними тень, под страхом смертной казни запрещали рубить близстоящие деревья, называя эти рощи заповедными. Населяли их богами-покровителями. Сохраняли водные магистрали, по которым сплавляли лес.

 

При выборе места необходимо осмотреться. Нежелательно чтобы с северной стороны подходило болото: такие места называли «зяблыми». Во всех отношениях хорошо поставить дом на середине южного склона холма или горы. Тогда вершина надёжно закроет постройки от холодных северных ветров. Южная сторона всегда хорошо прогревается. Окна дома располагают так, чтобы они выходили выше макушек деревьев, и тогда у домочадцев всегда будет приподнятое настроение. Взгляд, брошенный из окна, не натыкается на постройки, а свободно гуляет в поднебесье.

 

У иного мечтательного и тонкого человека эти моменты в жизни стоят наравне с остальными требованиями к будущему дому. И куда как лучше телевизора — красное окно, из которого видны весёлые белые июльские облака, плывущие, словно свадебные кони, или грозовые гущи тёмных небесных исполинов. И не надо тебе сводок метеорологов. Вид из окна позволяет узнать даже время с немалой степенью точности, и не только по солнцу, хотя оно в этом деле первый помощник. В деревне всегда было известно, кто, чем и когда занимается в течение дня. И увидав, к примеру, у Гликерьи дымок над трубой, можно было смело поднимать мужиков, собиравшихся на дальную лядину. Ведь всем известно, что Глекерья встаёт ни свет ни заря.

 

За несколько километров можно узнать свежие новости, коли глаз хороший. Программа такого телевизора порой куда содержательней сегодняшних «супер ченелов». А ещё лучше, если с южной стороны протекает речка или же лежит озеро. Их зеркальные блики в солнечную погоду гуляют по стенам сруба, по всему дому. На таком «незяблом» месте только в один год из четырёх случается неурожай. Хотя раньше и бытовала поговорка «На пойме изба не ставится», в этом правиле были и приятные исключения, На больших пойменных островах Северной Двины, ровных и невысоких, испещрённых множеством речушек с изумительными по красоте протоками, с огромной площадью заливных лугов, сенокосных угодий, разбросано множество необычно симпатичных деревень с удивительно поэтическими названиями: Конецдворье, Ягодник, Сопушки, Дедов Полой… Дома на поймах здесь ставили на высоких подклетах, вплотную друг к дружке. Огородов и приусадебных участков вокруг них не возделывали. Проходы между домами были похожи на узкие коридоры, дворы иных стоят и до сих пор друг подле друга на расстоянии вытянутой руки. Из-за низкого уровня островов, больших и частых ледовых заторов в устье реки, паводок в этих местах был ежегодной угрозой спокойствию и порядку жизни для многих островитян. Кучность домов позволяла обезопасить деревню от разрушительных потоков вод и ледовых атак. Правда, некоторые крайние дома принимали на себя основные удары.

 

Иногда в таких местах сооружали под дома насыпи. Так, в деревне Сопушки напротив Боброва несколько больших домов поставлено на холме искусственного происхождения. Землю, состоящую наполовину из «насорока» — всевозможных отходов от строительных и других производств, мусора, одним словом, возили сюда в телегах на лошадях. Холм этот не малого размера, высотой от луговины — 4–5 метров, с годами он весь заростал многолетними травами, а потому и поверхность его уплотнялась. Сейчас о его настоящем происхождении трудно догадаться. Узнать о нём можно только от стариков.

 

Эти деревни не просто красивы. Перед ними почему-то затихаешь, словно маленький внучок у ног седовласого деда, с благоговением и трепетом внимая исходящим от него мудрости и теплу.

 

Так вот, счастливым для застройки местом считается то, на которое ложится рогатый скот или обжитое уже место. Именно рогатому скоту приписывается плодородная, производительная сила. Человек в этих животных видит покой и некую устойчивость.

 

На Севере в большинстве случаев место под застройку жители определяли интуитивно, а чем ближе к центральным районам и южнее, тем больше бытовало суеверий. Там местами прибегали к традиционным гадальным обрядам или пользовались услугами гадалок. К примеру, «вечером приносят воду из колодца и, пока ещё никто не взял из ведра воды, обмеривают объём стаканом — три раза по девяти стаканов, начиная каждый раз счёт с первого, причём стаканы должны быть полные, вровень с краями, и выливают воду в сухой горшок. Эти горшки, залитые отмеренной водой и плотно закрытые, ставят на ночь на том месте, где должен строиться дом, по углам, намеченным для столбов; тут же кладут ломоть хлеба и соль. Если воды окажется по утру больше прежнего, то это предвещает счастье, если же убудет, то нет надобности и строить здесь дом на убыток хозяйству своему». Были и такие, кто определял по хлебу: «После отвода места… пекут хлеб и назначают на этот дом один хлеб, поднимется — хорошо, распадётся — худо». Многие на ночь оставляли на площадке овечью шерсть в горшке; если посыреет — хорошо, дом будет богатым. Обычно гаданием занимались мужчины, женщин к этому не допускали. Проводили его тайно, вечером. Результат выяснялся или утром или через несколько дней. Если оставленный на ночь мел привлекал мурашей, которых человек считал знаком домовитости, то можно было начинать строить без опаски.

 

Выбрав подходящее место, облюбовав его, оставалось только рассчитать время по этапам строительства, чтобы естественно вписаться в круг привычных и неотложных дел года. Крестьяне Сибири придерживались правила: «Удача будет сопутствовать, если начать рубить дом Великим постом (ранней весной) и в новолунье». Считалось необходимым, чтобы строительство избы захватило по срокам Троицу. Свидетельство тому старинная поговорка: «Без Троицы дом не строится». Этих же сроков придерживались в России многие. Было такое правило: не приступать к работе и вообще не начинать новое большое дело в понедельник, среду, пятницу, субботу, а только во вторник и четверг. Понедельник, среда, пятница — дни тяжёлые. Коли же начал делать что-либо новое в субботу, так и будешь продолжать его только по субботам.

 

Если же хозяин настроился самостоятельно поднимать такое большое дело, то, конечно, ему следовало освободиться от сельскохозяйственных работ. К примеру, «летом хозяин перепутан работами, как сетями. В одно и то же время столько дел, что и перекреститься некогда, пот льёт с лица градом — и утереться не хочется». «Шапка свалилась с головы — шапки поднять не хочу». И вот, когда было точно определено место и время начала строительства, шли в церковь, чтобы получить благословение у священника, а затем приступали к работе «с Богом».

 

В большинстве случаев для строительства выбирались сухие места, видные и удобные для жительства, на плотном грунте на склонах угоров — естественных террасах пойм рек или укромных, укрытых от преобладающих в этой местности ветров морских бухт, глубоких заливов. Многие деревни, например, по Северной Двине названы Слудами. Слуда здесь — высокий берег.

 

Земляные работы — самые незначительные по трудоёмкости в общем объёме работ. Расчищалось место от кустарника. «Перешевеливались» валуны, площадку основательно очищали от всего лишнего. В языческие времена на этом месте обязательно приносили жертву. В Мезени, например, закалывали коня. В других местах — петуха или курицу. В районе Новгорода археологами были обнаружены конские черепа в основании целого ряда срубов 10–14 веков. Не так давно «при закладке нового дома крестьяне на предназначенном для того месте прежде всего втыкали в землю или же сажали с корешком какое-нибудь дикорастущее деревце, например, берёзку или рябинку за крестообразную форму её листьев. Некоторые на время постройки сруба водружали на высоком месте деревянный крест, деланный плотниками перед началом работы».

 

Когда узнаёшь, какие высокие требования предьявляли русские к работе, к поведению в жизни, к отношению к природе, то безмерно удивляешься нелицеприятной критике нации, главной чертой которой в последнее время считается стремление надеяться на авось. В моём роду из двадцати душ такой «надеющийся» уродился только один, а у вас?

 

Фундамент и окладной венец

 

«Кто сваи колачивал,

тот и песню знает»

 

При разметке фундамента принято ориентироваться по сторонам света. Летнюю избу чаще всего располагают окнами на юго-восток, зимовку на северо-запад. Северная сторона дома почти глухая. На южной стене планируют поместить ворота хозяйственного двора, поставить парадное крыльцо дома. Много окон. Огород или сад тоже с южной стороны. Таким образом, дом защищал землю от северного ветра и не бросал тень на участок. «Непряхой» называли дом, расположенный жилым фасадом на север. А порядок группы таких домов в деревне называли кое-где «вшивым».

 

Вначале делают разметку основания сруба. Определяют и отмечают размеры на местности: длину и ширину. Длинной верёвкой проверяют равенство диагоналей отмеченного прямоугольника, чтобы углы дома были прямыми. В эти места вбивают деревянные колышки. По необходимости их перебивают, перепроверив размеры. Места промежуточных опор определить легко, имея мерку-рейку, «стреляя» глазом вдоль осей стен. Основанием дома может быть почти незаметный фундамент из плоских гранитных камней. Спланировав для них место, камни укладывают горизонтально, с тем чтобы брёвна окладного венца не скатывались вниз (окладной — первый венец сруба, заклад). Планировка территории вокруг дома не делается, ибо пока не известно, как поведут себя в дальнейшем грунтовые воды. Если решили ставить большой дом, а склон крутой, то по мере повышения профиля земли брёвна подтёсывают, в то время как верхние берутся более длинные, чем предыдущие. Свободные концы нижних брёвен иногда опирают на деревянные стулья, полностью врытые в землю, или же брёвна крепят внутри поперечными переводами-балками, соединяя их для жёсткости в «ласточкин хвост». Стены подклетов (подвалов) служат как бы деревянным фундаментом. Клеть — полный один венец из брёвен или брусьев прямоугольной формы, или проще клетка. Клетью принято так же называть небольшое рубленое помещение для хранения хозяйственного инвентаря под общей крышей дома, в котором, как писалось выше, отдельных помещений может быть более двадцати.

 

В некоторых местах строили «избушки на курьих ножках», их ставили на «курицах» или пнях. Возраст одной из древнейших изб такого рода в деревне Стрельниково Костромской области — более двух столетий. Использовался естественный пень дерева. связанный с землёй выступающими на поверхность корнями. Так вот и родился сказочный образ избушки на курьих ножках. Отгадка же загадки: «Курица на курице. а хохол на улице» напрашивается сама по себе — изба.

 

Ближе к средней полосе, на равнинах, где возможно грунт не такой плотный и где отсутствуют подходящие камни, дома ставили на деревянные «стулья». Это короткие толстые столбики. Чем больше площадь опирания, тем надёжней для дома. Поверхность их обжигают, в таком случае она дольше не гниёт. Нижняя часть столба зарывается в землю на один — полтора метра. Всего могло быть восемь — двенадцать стульев, промежуток в два метра между ними достаточен. Для разметки пользуются плотницким уровнем. Его устанавливают на ребро ровной длинной доски, один конец которой держат на стуле подходящей высоты — репере (современный геодезический термин — отметка уровня, относительно которой делают всё остальное), другой конец поочерёдно подносят к остальным стульям, отмечают, посматривая каждый раз на уровень. Затем их опиливают, а далее выделывают сверху шипы одного размера, примерно 7x7x7 см.

Если нужда заставляла ставить дом в болотистом месте, там вколачивали в грунт деревянные сваи. Нижний конец их затёсывали на три грани. Забивают их вдвоём деревянной «бабой» (толстой деревянной чуркой с двумя ручками), пока не появится отдача. Если свая не идёт строго вертикально, особенно не беспокоятся, — лишь бы на неё попадало бревно стены. Глубина погружения может быть разной, метр и более. Это очень тяжёлая работа. Без песни никак не обходятся. Удобно к этому случаю вспомнить украинскую поговорку: «Спивает песню тот, кто знает, а кто не знает, не спивает». Сваи, так же как и стулья, опиливают на одном уровне, наверху выделывают шипы.

 

Поморы, расселившиеся в своё время по берегам северных рек, изобилующих рыбой, вынуждены были укреплять берега вкупе с основаниями домов специальными подпорными стенками-обрубами, чтобы уберечь их от кропотливой разрушительной работы больших морских приливов и отливов. Это поднимающиеся от земли или со дна реки срубы с прозорами меж брёвнами и такими же днищами, заваленные для устойчивости тяжёлыми камнями и грунтом, сверху покрытые деревянными широкими мостовыми из толстых плах. Подпорные стенки бывают большой протяжённости, иногда во всю деревню, и подходят к самым домам. Часто прямо на этом покрытии у дома стоит рыбный амбар или хозяйская клеть. Как же хорошо чувствуешь себя на такой улице, буквально политой потом мастеров! Всё вытесано, выскоблено, подогнано вручную, на каждом квадратном сантиметре запёчатлён пристальный взгляд хозяина.

 

В иных местах берега рек укрепляли шпунтовым свайным рядом из толстых брёвен, и тогда без опаски строили дома недалеко от воды. Таким оригинальным сооружением можно полюбоваться в Холмогорах.

 

В районе Архангельска и севернее попадаются дома с необычно укреплёнными основаниями. Это невысокий ряж — сруб из двух венцов вокруг дома, больше последнего по площади (ряж — опора, основание под сооружением, срубленное из брёвен в виде клети). Промежуток между ним и стеной заваливается камнями и засыпается песком.

 

Вокруг дома устраивают и простые песчаные отмостки. Для этого делают дощатые ограждения высотой в одну—две доски. Укрепляют их деревянными колышками на расстоянии, не позволяющем им прогибаться. Песчаная изоляция утепляет дом снизу, талая и дождевая вода не попадает на нижние венцы, не брызгает на стены.

 

В народе говорят: «Если хочешь запастись дровами — начинай строительство», поскольку в большом хозяйстве постоянно что-то стоит в очереди на ремонт или строительство, а от плотничных работ минимум 15-ть процентов отходов дровяных.

 

Брёвна окладного венца бывают по диаметру больше всех остальных в срубе. Окорёнными их поочерёдно поднимают на высокие камни и обжигают на медленном огне. Опорами вместо камней может служить всё, что угодно. Под брёвнами устраивают кострище. На разведённом для обжига огне заодно сжигают весь мусор, оставшийся после окорки леса. Когда обжигаемая часть бревна покрывается чернотой, поверхность уплотняется, становится глянцевой, его поворачивают воткнутыми в торцы топорами, подставляя другую часть поверхности под огонь. Такая обработка консервирует древесину и предохраняет нижние венцы от воздействия неблагоприятных природных факторов, от преждевременного разрушения.

 

Начиная ладить избу, под бревно в переднем углу кладут такие символические предметы как: монету для богатства, ладан для святости, овечью шерсть для тепла. И это делали не только суеверные люди. Причём у богатых закладным был золотой рубль или червонец, у середняка — серебряный рубль, бедные люди закладывали любую деньгу. Эта традиция была распространена по всей православной Руси. И вариаций было множество. На Пинеге, например, под каждый угол бросали монету и крыло рябчика…

 

Годовые кольца деревьев с северной стороны плотнее, ближе друг к другу, поэтому брёвна в срубе кладут именно этой стороной на улицу. Нужную сторону можно определить, посмотрев на рисунок спила или на поверхность бревна. Сторона, где меньше сучков, — северная, где всегда тень и холодный ветер. Особенно это заметно на деревьях, стоящих на краю леса, около полей, полян, около открытых мест. Ярко это выражено у сосен, похожих на большие флаги с трепещущими на ветру полотнищами. Поверхность таких деревьев имеет дополнительную прочность.

 

По воспоминаниям моего отца, в пору его детства в жаркие летние дни он с опаской бывало смотрел на брёвна южной стены дома. Сбоку были видны поднимающиеся от них кверху жадные маслянистые струи-языки горячего воздуха, которые оплавляли и обугливали поверхность брёвен. Ему казалось, что дом вот-вот вспыхнет. А зимою, когда стояли страшные морозы, от треска деревьев в лесу и брёвен в срубе, хруста льда на реке становилось жутко. Тогда в природе ещё не было путаницы: на христианский праздник Покрова Богородицы землю действительно покрывал снег, на Аграфёну-купальницу, что за день до Ивана Купала (рождество Иоана Крестителя), начинали купаться в тёплой воде и стар и мал и т. д.

 

Обычную рубку стен точнее надо называть рубкой углов «в чашу». Последовательность операций при рубке в чашу следующая: на камни основания кладутся два первых параллельных бревна (кстати, не забывают подложить бересту для изоляции, там, где её нет, подкладывают ягель). Это брёвна противоположных стен. При этом имеют ввиду, что до самого верха стен в углы сруба кладутся поочерёдно вершина к вершине, комель к комлю (комель — самая толстая часть дерева у его основания, противоположная вершине). Таким действием соблюдается условная горизонтальность венцов постройки и вертикальность углов. И поэтому ещё выгодно использовать при рубке деревянных домов сосну, так как её

 

ствол ровный и не такой сбежистый как у ели.

На концах брёвен, на расстоянии чуть больше диаметра от торцов, вырубают чаши. Самый большой размер наверху и равняется он диаметру конца бревна. Профиль выруба напоминает чашу. Отсюда и название. Она своими размерами и очертаниями в точности повторяет форму половины сечения укладываемого бревна в этом месте. Чаши готовы. Замыкают периметр, укладывая в них приготовленные брёвна. Важно, чтобы первый венец был заложен ровно. Углы должны быть прямые. Для этого устраивают проверку. Концы пенькового шнура прикладывают к центрам пересечения брёвен противолежащих углов — так называемым сытям (сыть — соитие — сходиться). Диагонали сравнивают меж собой. Если есть какое-то несовпадение, вагой (толстой палкой), как рычагом, угол пододвигается в необходимом направлении. Поправляют углы по мере необходимости, до полного равенства диагоналей. Это положение иногда фиксируют несколькими колышками по обе стороны от брёвен. Когда фундамент свайный или стульчатый с шипами на концах, то в соответствующих местах на окладных брёвнах под них выдалбливают гнёзда и усиливают это крепление скобами.

 

В углах остаются выпуски брёвен («перепуски» — по-старому), торчащие с внешней стороны. Благодаря им в доме бывает теплее, ведь древесина в продольном направлении промерзает быстрее и глубже, чем в поперечном.

 

Первый удар по бревну наносит будущий хозяин. Отрубив щепку, он положит её в карман и будет хранить до окончания строительства. Так бывает на Пинеге. В других местах смотрят: полетит первая щепка внутрь сруба, значит, всякая прибыль будет приходить, а не уходить из дома. В иных «все щепки, полученные при рубке первого венца, нужно собрать в середину, чтобы происходящее извне было в доме известно, но чтобы не известно было на улице то, что делается дома».

 

Окладной венец готов. «Лиха беда — начало!» Это праздник с трапезой для всех домочадцев. С окладным поздравляют соседи, особенно если это новое строительство. «Доброе начало — половина дела!»

 

«В этот день плотники кладут только один венец — «окладное». Его не бьют обухом топора, в него не вонзают топора, во время винного угощения плотники приговаривают: «Хозяевам доброе здоровье, а дому доле стоять, пока не сгниёт». На ритуальное угощение приглашают Ивана да Марью — по мотиву связи венцов (Малороссия). Если приглашены мастера со стороны, от хозяев к ним особое почтение. Всё по традиции. Уважительное обращение с поклоном, да и по имени отчеству. Работа с брёвнами не из лёгких, поэтому в порядке особого исключения даже в Великий Пост плотникам подавали скоромную пищу: мясную и молочную. Традиции блюли строго, этого у народа не отнять, и не один десяток лет, а столетиями! Иногда в пост мамка пожалеет сынка и пока не видят ни дед, ни отец, упаси Бог, впопыхах сунет ему в своём куту у печи крынку с молоком — «пей быстрей, сердешный!»

 

В сказках плотники соревнуются с чёртом и всегда выходят победителями. Работодатели знали: «По пище и топор свищет» и платили вовремя по уговору. «Уговор дороже денег». А то плотники обидятся, наведут сраму, слёз не оберёшься. Могут оставить меж пазами во мху щепочки, мешающие плотной осадке. В этих местах будет продувать и обязательно промерзать. Иногда между концами брёвен в пазу кладут камни, тогда плотно не проконопатить. В этом случае и натопленные печи не помогают. Считалось, что плотники имеют тайные способности, знания, связи с «нечеловеческой природой», лесом и т. п. Чем выше мастерство, тем сильнее и способности скрытые: «Особенно дурной славой пользуются те из плотников, которые известны своим искусством, вроде костромских галичан, знаменитых издревле владимирских «аргунов», вологодских, вохомских. Они могли сделать так, что в доме «поселяется нечистая сила». В XIX веке встречались незаселёные дома не только в деревнях, но и в Петербурге… Подслушали бабы, как владимирские плотники, достраивая хату, приговаривали: «Дому не стоять, дому не житьё, кто поживёт, тот ж помрёт», подсмотрели, что брёвна они тесали не вдоль, а поперёк, а потом напустили червей»…

 

Много подобного материала собрано учёным-этнографом А.К. Байбуриным. Однако стоит заметить, что большинство суеверных традиций принадлежало народам Малороссии, Карелии. Это отмечает в своих записках, которые вёл во время многочисленных жутешествий, известный многим писатель и замечательный знаток жизни и быта многих зародов России прошлого века Сергей Васильевич Максимов. На фоне этих народов северяне, особенно поморы, отличались подчёркнутым благородством натуры. Для них человеческая честь была превыше всего. За хлеб насущный для своей семьи многие платили морю собственной жизнью. Им было не до суеверных представлений. Об этом же узнаёшь и из книг архангелогородца Бориса Викторовича Шергина.

 

Рубка стен «в чашу»

 

«Изба красна углами,

обед — пирогами»

 

Окладной венец на доме готов. Праздник прошёл. Теперь можно спокойно работать дальше. У кого-то из сибиряков было принято «при заложении хижины, когда положатся подвалины (окладное), хозяин по всем углам на ночь кладёт по куску хлеба; ежели на другой день хлеба в каком-нибудь углу не оказалось, место считается несчастным, и тогда подвалины перемещаются». По этому поводу вспоминается поговорка: «Кто однажды обжёгся на чае, дует на молоко». Народы, утратившие свою исконную землю по каким-либо причинам, подсознательно могут сомневаться в выборе нового места.

 

Рубка стен «в чашу» — один из самых древних видов рубки домов.

 

Так рубили дома большинство плотников в конце XIX и начале XX веков. Этот вид рубки практичен. Так как в этом случае остаются выпуски брёвен в углах сруба, в доме бывает тепло даже в самые суровые северные морозы.

 

И так, на расстоянии от торцов чуть больше диаметра укладываемых брёвен, готовятся чаши на брёвнах уложенных последними. Они лежат наполовину выше двух первых.

 

Чаша вырубается так, чтобы линия дна совпадала с верхней кромкой нижнего бревна. Для удобства некоторые плотники в начале делают запил по оси стены, то есть по центру чаши, на обозначенную глубину, а затем вырубают её.

 

На венцы выше окладного идут окорённые и выдержанные прямослойные брёвна из кондовой сосны (кондовая — плотная, мелкослойная древесина, очень прочная), выросшей на высоких песчаных почвах. Когда попадаются кривые, их кладут горбом вверх. Укладывают два бревна второго венца в подготовленные чаши. Крепят скобами с обоих концов к нижним брёвнам, расположенным перпендикулярно, для удобства разметки. С торца определяют ширину жёлоба, которым верхнее бревно будет ложиться на нижнее в срубе. На упоминавшемся уже ранее инструменте «черта» устанавливают выбранную ширину. Проводят вдоль брёвен условной серединой черты по линии их соприкосновения — остаются две параллельные царапины на нижнем и верхнем брёвнах. Так же делают царапины с внутренней стороны сруба. Верхняя повторяет профиль нижнего бревна. Эти линии при окончательной укладке совместятся.

 

Снимают крепление. Переворачивают бревно отмеченными участками (царапинами) вверх. Достают — «вываливают» брёвна из чаш. Опять крепят надёжно скобами, но так, чтобы можно было потом их вытащить.

 

Сверху видно две царапины во всю длину брёвен. Участок между царапинами и нужно выбрать (вытесать) точно, ни больше ни меньше, — чтобы получился жёлоб. Кривизна жёлоба должна повторять дугу поверхности нижнего бревна.

 

Плотник делает диагональные насечки по всей длине или на отдельном участке. Конец лезвия топора (носок) при ударе по центру отмеченного участка погружается на глубину предполагаемого жёлоба. А серединой своей лезвие чуть не касается черты со стороны плотника. Некоторые предпочитают использовать пятку (или бородку — другой острый угол лезвия).

 

Такие же диагональные зарубы делают и на второй половине отмеченного участка бревна с другой стороны. После этого зарубленный участок выбирается. При ударах лезвие направляется уже почти вдоль черты, то есть вдоль волокон. Работает только носок лезвия топора, так точнее наносится удар. Делается всего два движения: врубил — выковырнул, врубил — выковырнул.

 

Когда середина выбрана, поверхность жёлоба подчищают. Ширина его обычно 10–15 сантиметров.

 

Затем подготавливаются окончательно сами чаши. В них делают углубления по обе стороны от верхней кромки дуги нижнего бревна до уровня, отмеченного чертой снаружи и внутри.

 

Укладывают брёвна на свои места. Смотрят, точно ли подогнано каждое бревно. В Архангельске некоторые мастера умудряются подгонять брёвна абсолютно точно. «Комар носа не подточит», — говорят о таком способе «садить на головешку». Поверхность бревна, на которое будут укладывать следующее, пачкается обугленным куском дерева — головешкой. Затем к нему прикладывают верхнее бревно с готовым жёлобом, и сразу же снимают. После чего переворачивают жёлобом вверх и смотрят, есть ли выпачканные места — недорубы. Их стёсывают. Так же поступают хорошие хозяева при более точной подгонке брёвен. В таком случае дом будет теплее.

 

При тёске бревно немного поворачивают набок, а не держат его «строго к небу». При разметке под вершину приходится подкладывать небольшой клинышек (или доску), чтобы более или менее уравнять разницу толщин вершины и комля.

 

В верхней части дуги между жёлобом укладываемого и дугой поверхности нижнего бревна может быть небольшой зазор — 0,5 сантиметра, место для утеплителя — пакли или мха. Строящий себе дом мастеровой пазит брёвна дважды, жёлоб получается шире, соответственно и средняя толщина стен также.

 

Установив на место подогнанное бревно топором делают вертикальные метины, так одновременно оставляются следы на нижнем и верхнем брёвнах. В этих местах будут располагаться гнёзда под коксы. На длине стены — две — три метины. Брёвна вываливают из чаш, переворачивают на 180 градусов. Закрепляют скобами; в местах напротив метин в жёлобе и под ним (в нижнем бревне) долбятся гнёзда с помощью долота и киянки — деревянного молотка. Размеры гнёзд примерно 7x22x5 см. В готовые гнёзда нижнего бревна забивают коксы. Коксы выполняют функцию больших деревянных гвоздей, имеют форму прямоугольных продолговатых брусков под размер гнёзд с небольшим утолщением в середине. Они сплачивают брёвна между собой, придают прочность вертикальной поверхности стен. Особенно их необходимо ставить на участках стен оконных простенков.

 

Затем укладывают мох. Если день ветренный, мох притюкивают топором вдоль волокон, чтобы не сдувало. При ударе лезвие погружается в бревно, одновременно цепляя за собой часть укладываемого мха, за которую держится соседняя масса. Мох предпочтительней пакли, используемой в последнее время чаще прежнего, — он долговечней и пахнет ладаном, долгие годы облагораживая воздух помещений. Смолистый и едкий дух пакли не всем бывает приятен, у иных от неё болит голова.

 

«Вздымают» мох — заготавливают — заранее. Обычно спустя какое-то время после таяния снегов, в сухую погоду. Не всякий мох идёт на строительство. К примеру, белый мошок, растущий на возвышениях — рёлках, свободных, сухих местах, крошится. В голодные времена его долго толкли, перетирали до порошка, добавляли в ячменную муку и пекли хлеба. Из двух рыжих мхов используют тот, что покороче, он растёт недалеко от низины, когда дерёшь его, иногда выступает вода под ногами. Другой — грубый и жёсткий — не используют, он длиннее и растёт на кочках, называется клоповником. Не заготавливают и длинную зелёную дерюгу — из этого мха в основном изготавливали погребальные венки.

 

В низинах, заросших лужах среди полей растёт лывный мох (лыва — лужа) — самый подходящий для строительства. Кулиги, открытые вязкие места с кислой водой, долго не застывают зимой.

 

Выбирают местечко посуше и там разбивают небольшое основание для зарода (куча продолговатой формы с деревянным каркасом внутри, куда сложено для просушки сено, сжатые хлеба и прочие злаки, в нашем случае мох), кладут несколько подметин — жердей, втыкают в землю вертикально острови (небольшие сосенки с обрубленными на расстоянии 10–15 сантиметров от ствола сучками). Дёргают мох и укладывают его в зарод. С боков ставят подпорки. В отличие от сенных, зароды для сушки мха устраивают совсем небольшие. Размер его для сруба средней величины может быть 60–70 см шириной, два метра длиной и три — высотой.

 

На ветру мох просыхает быстро, через неделю-две его можно использовать на стройке. Кто-то сушит его на ветру, раскладывая на досках под навесом. Следят, чтобы мох не пересыхал, так как пересохший может крошиться. При укладке его на место проверяют — не попали ли в него небольшие шишки, комки или щепки, чтобы бревно плотно ложилось на своё место. Укладывают верхнее бревно гнёздами на соответствующие торчащие коксы. Когда всё встало на свои места, по бревну стучат большим деревянным молотом. Его ласково называют «барсиком». Длина ручки чуть больше метра, на конце насажена полуметровая чурка. Стучат осторожно, чтобы бревно осаживалось равномерно. Важно не сломать коксы. Ударяют над коксами то по одному концу бревна, то по другому. Швы же конопатят окончательно, когда сложена печь, важно успеть к зиме. Конопатку делают в форме маленькой лопатки из того же дерева, которое укладывают в стены. Особые требования к ней не предьявляются. Когда её рабочий конец притупляется, его тут же подтёсывают и продолжают работать. Если конопатка из более прочного материала, чем в стенах, то она, соскакивая, будет повреждать поверхность брёвен, оставляя вмятины и задиры.

 

Следующие брёвна поднимают на стены, точнее, накатывают по наклонным брёвнам-слегам с помощью верёвок. Если сруб рубят предварительно в стороне, то предпочитают его разделить на две стопы по высоте. Первую стопу замыкают на середине оконных проёмов сквозными брёвнами. Только после монтажа на месте выпиливают в них участки под оконные проёмы. С таких же сквозных-проходных брёвен начинают и вторую стопу. В таком случае не обязательно городить леса. Сейчас нередко в деревнях можно видеть жёлтые парные стопы срубов, а рядом аккуратно сложенные побочные материалы. Когда мастера уходят с работы на отдых, приготовленные чаши открытыми не оставляют, всё, что может намокнуть, убирают под навес или прикрывают.

 

На рубке удобней работать парами. На каждом углу по человеку. Бревно подгоняют вдвоём, но жёлоб чаще выбирает кто-то один. Другие в это время могут готовить к подьёму следующие брёвна, тесать коксы и прочее. Человек со смекалкой и опытом работу всегда находит, начинающие же часто стоят в раздумьи или завороженно наблюдают за умелыми действиями мастера. Пара настоящих плотников раньше вырубала по пять-шесть венцов за день. Известное дело: «Кто ладно строит, тот дорого стоит!» Однако на иных домах одних вздымщиков требовалось человек по двадцать. Подымали избу всем миром: сыновья, родственники, друзья, соседи.

 

Так, в деревне Новгородская Тарногского района Вологодской области до сих пор стоят дома из брёвен диаметром шестьдесят сантиметров. Тут не обойтись и без специальных подъёмных приспособлений. Непременно вспомнят и поговорку: «Криком изба не рубится, шумом дело не спорится».

 

Здесь не помешает вспомнить небольшую историю, происшедшую уже в наши дни. Несколько лет назад мы с другом, имея большой опыт совместной работы по реставрации памятников архитектуры, начали «лечить» деревянный дом С. Есенина в Москве. Зная до тонкости это дело, с лёгкостью за несколько дней сменили весь угол двухэтажного дома вдвоём. Архитекторы, авторы проекта реставрации дома, расчитывали, вероятно, вести реставрацию обьекта, как это было принято у них, годами. И когда они появились на объекте через неделю, то уже от ворот начали выражать бурный протест против темпов реставрации: «Это невозможно! Так нельзя! Этак мы в следующий раз придём, а вы всё сделаете». И это означало, что мы своей скоростью отнимаем у них дармовой хлеб, долгосрочный источник финансирования. Заставили нас разобрать несколько верхних венцов, чтобы убедиться, все ли требования были соблюдены. Старые мастера обязательно бы устроили таким горе-специалистам «кикимору». Но о кикиморе позже. Мастер, приставленный следить за работами, через некоторое время, когда мы познакомились поближе, удивлялся: «К-к это у вас получается? Вы не ругаетесь меж собой, матом не кроете друг друга почём зря, как это сегодня принято на стройках, а дело двигается так быстро?!»

 

До перекрытия в стенах с двух сторон устраиваются вентиляционные отверстия — ветрянки. Это продольные оконца, образуемые вырубами в двух соседних по высоте брёвнах. На зиму их закрывают. Затыкают куделей (чёсаный лён) с кострицей, оставшимися после мялки волокнами. Открывают по весне как можно раньше, когда становится тепло, чтобы проветривать нижнюю часть сруба под полом. От этого древесина значительно дольше сохраняется в хорошем состоянии. Не знаю, что означал этот обряд, но зимой, в чистый четверг, варили кисель, берегли его до воскресенья. Тогда открывали подпол, ставили кисель на подпольное окно, открыв его, и заклинали мороз. Не так давно к нам пришел иной способ возведения стен деревянных домов, скопированный с западного. Это строительство из кантованного леса. Кантованные — это оскобленные под один диаметр брёвна. Поэтому все соединения — угловые, желоба и прочие — выполняются по шаблону. Все одного размера. В условиях конвейера это выгодно в экономическом отношении для строящей организации. На какой-то оборудованной площадке или в цехе можно заготавливать бесконечное количество брёвен, меняя только их длину в зависимости от планировочных решений строящихся домов. На месте же стройки из одинаковых, как кирпичики, брёвен без особой сложности можно выкладывать стены. Это более лёгкий способ в отличие от того, когда приходится причерчивать каждое бревно. Но для мастера последнее не составляет большого труда. Причерчивая каждое бревно, он оставляет печать сердечного тщания на всех конструкциях. Кроме того, некантованный лес можно назвать неослабленным лесом, он стоит значительно дольше, и в эстетическом отношении и по теплопроводности кантованный лес — оскобленный, уменьшенный в диаметре — уступает цельному бревну. Поэтому издревле в народе предпочитали строить неспешно, надёжно и красиво. Вспоминая при случае, что «плотник топором думает», приговаривали: «Не будь тороплив, будь памятлив».

 

Виды рубок стен

 

«Хороша вера у дела»

 

На Руси знание никогда не держали в секрете, передавали всем желающим. Стремление знать, уметь поощрялось всемерно: «есть терпенье — будет и уменье», «лишнее ремесло за плечами не виснет», «за кончик зацепился, до дела дошёл». Молодые люди знали «за неуменье по головке не гладят». Передавая опыт — родители детям, старшие младшим, мастер ученику-подмастерью, — на протяжении десятилетий, а у нации на протяжении столетий культивировали чувство глубокого уважения к старшим и благодарность за передаваемые знания и навыки Было принято считать — «молодой работает, старый ум даёт». И сколько мудрости в наставлениях: «за дело побьют — повинись, да ниже поклонись», «ешь, что поставят, делай, что заставят».

 

Если эти слова западали в душу вовремя, для человека на всю жизнь единственным оправданием и целью его существования становилось творчество и мастерство. А уж стол-то у работящего и свободного мастерового завсегда накрыт скатертью, и бывает чем угостить доброго гостя.

 

Кроме описанного в предыдущей главе способа рубки стен «в чашу», на Руси практиковали еще множество других видов рубок. И все они применялись в соответствии с типом постройки и уровнем мастерства плотников.

Один из самых простых способов соединения брёвен — это рубка «в охряпку». Здесь тоже, как и при рубке «в чашу», оставляют перепуски — остатки с внешней стороны углов Отступая от торцов на нижнем бревне, делают два прямоугольных углубления-вырубки глубиной чуть меньше четверти диаметра и шириной под размер такой же вырубки в бревне укладываемом сверху. Кладут верхнее бревно на подготовленное место. Проверяют, как совпали вырубки сверху и снизу. Определяют размер жёлоба. Чертой обозначают его границы Сразу можно отметить и места расположения коксов. Насколько опустится бревно после вырубки желоба, настолько надо углубить вырубки, откорректировав ширину их в этом положении Этими вырубками каждое бревно прочно держится за соседнее — верхнее и нижнее Углы получаются прочными. Однако из-за недостаточной герметичности такого соединения его использовали обычно при возведении сараев и простейших построек. Часто в охряпку соединяют окладные венцы домов, так как к ним не предьявляются особые требования по герметичности При этой рубке также прокладывают мох меж брёвен и крепят брёвна в простенках меж собой коксами. Последовательность и набор операций для всех видов рубок примерно одинаковые.

 

Другой способ — рубка «в лапу», появился в 16 веке. Его начали применять видимо, из-за возросших эстетических вкусов власть имущих людей. В это примерно время государь Алексей Михайлович строил с помощью вологодских плотников теремной дворец в Коломенском под Москвой. Простоял он почти два столетия. Разобран был из-за ветхости, так как было решено, что мастеров такого уровня для реставрации не найти Макет реконструированного чудо-дворца из дерева можно посмотреть в Москве, в музее «Коломенское».

Эта рубка предусматривает чистый угол без остатка. Он значительно холоднее. Несмотря на это, в городах к концу 19 — началу 20 века соединение «в лапу» получило широкое распространение. (Государь, однако, мог себе позволить печей побольше поставить, да и дров в хоромах не жалели). Справочники того времени по строительству жилья рекомендуют углы изнутри в таких домах утеплять войлоком, а уж по верху набивать дрань и штукатурить вместе со всей поверхностью стен. Такой изыск был перенят и в иных поморских деревнях поблизости от Архангельска. Хозяева таких домов имели постоянные связи с иностранцами, да и сами по обыкновению бывали в заморских странах, видывали много диковинного на стороне. В большой когда-то деревне Конецдворье, что в устье Двины, до сих пор есть хорошо сохранившиеся дома, рубленые «в лапу» и оштукатуренные внутри, с богатой лепниной потолков — барельефами, галтелями и розетками. Но для большей части северных регионов такой тип всё же не характерен.

 

Углы сруба зашивают накладными досками, чтоб закрыть доступ ветра и влаги в капилляры брёвен. Для строительства дома этим способом чаще используются двухкантные брусья. Жёлоб выбирают в верхнем бревне.

 

Рубка «в косую лапу» требует самой высокой квалификации от мастера. Все плоскости соединения ровные. Однако, нижняя и верхняя плоскости чередуют угол наклона. Благодаря этому каждое бревно сцеплено с соседними — верхним и нижним так, что они не позволяют ему вывернуться наружу. Для увеличения прочности соединения на верхней плоскости нижнего бревна оставляется небольшой шип, а на нижней плоскости верхнего выдалбливается такого же размера гнездо. Причём шип всегда располагают у внутреннего угла сруба. Такое соединение называют «лапа с присеком». В домах лучше делать лапу с присеком, а в колодезных и шахтовых срубах шип не делают, потому что земля сдавливает

брёвна снаружи и не даёт расходиться венцам.

Для выделки лапы, в зависимости от среднего диаметра брёвен, определяют подходящий размер соединения. С боков бревна на конце делают вертикальные затёсы, чуть больше по длине, чем соединение. На торце в середине намечают квадрат, делят боковые стороны на восемь частей, прочерчивают горизонтали из его вершин. Боковые стороны квадрата переносят дальше — на толщину соединения. Тоже разбивают на восемь частей и соединяют определённые точки. Сверху и снизу делают вертикальные запилы. Срубают запиленные участки, но не до конца. Оставляют, на глаз, некую толщину сверху и снизу, достаточную для того, чтобы разметить жёлоб, ничего не подкладывая в углы. На рисунке изображён шаблон, который может ускорить разметку лапы. Большое терпение нужно, чтоб обучиться такому способу, но здесь помогает свой интерес и искусные действия старшего. Он-то и подскажет: «Наскоро делать — переделывать».

 

Название соединения рубка «в прямую лапу» говорит само за себя. Оно напоминает рубку «в охряпку», но без перепусков. Рубка «в охлоп» почти полностью напоминает по технологии угол «в чашу» или «в обло». Единственное различие — чаша выбирается в верхнем бревне. Вначале такой глубины, чтобы дрёвна только соприкоснулись друг с другом — верхнее подгоняемое и нижнее уже установленное. Затем отмечается чертой граница жёлоба. Насколько бревно должно сесть после его вырубки, настолько и придётся дорубить чашу. Эта рубка называется так потому, что верхнее бревно с чашей прихлопывает нижнее. Когда всё хорошо подогнано, то бревно при установке на место издаёт звук: «Хлоп!» Однако такая работа требует навыка. Скорее всего, это самое практичное соединение, поскольку из-за положения чаши влага туда не попадает и бревно дольше сохраняется. Соединение «в охлоп» используют при рубке домов, амбаров и бань.

 

Соединение «в крюк» считается лучшим в отношении прочности и тепла. Оно выполняется с остатком. Формы его заимствованы от рубки «в охлоп» и от рубки «в чашу». Половина чаши здесь выбирается в нижнем бревне (запиливается по оси и вырубается топором) и внешняя половина — в верхнем, здесь надо помогать долотом или стамеской. В нём же делается и жёлоб. Это соединение оригинально, в наши дни встречается крайне редко, хотя повозиться с

ним одно удовольствие и честь для умельца.

Описанное здесь соединение не надо путать с другой рубкой стен «в крюк». Это различие видно из описания В.А. Гречухина в книжице «По реке Сить». «…Жильё рубили «в простую чашу». Имелись как бы два подвида этого способа. За малые деньги рубили дом «по старине». Тёсаные брёвна перед самим углом оставлялись круглыми, с постепенным переходом от плоскости к округлому. Велика пластическая выразительность такого интерьера!

 

Тем, кто богаче, рубили уже «в крюк», когда брёвна снутра тесали до самого угла, и углы получались гладкими, как в городском кирпичном доме. Рубка «в крюк» трудна и не ходка, но зато сруб плотный и внутри дом чуть ли не господский».

 

При рубке дома «в иглу» соединения в углах чередуются. С одной стороны конец укладываемого бревна (верхний) соединяется с нижним «простой чашей» с остатком, а с другой вставляется впритык в вертикальный паз, сделанный сбоку бревна, укладываемого перпендикулярно этому. Этот конец надо лишь затесать под размер паза. Жёлоб выбирают в верхнем бревне. Брёвна меж собой обязательно крепят коксами. Способ хорош тем, что на сруб можно использовать лес покороче, но прочность его уступает уже описанным видам. Видимо, поэтому он вышел из употребления.

Рубка «в погон» особа. Затёсанные концы одного бревна, что покороче, вставляются в пазы длинных брёвен соседних стен. На следующем венце угловые соединения должны быть перевязаны, то есть на короткие брёвна лягут длинные и наоборот. Кроме того, что в углы при всех видах рубок поочерёдно помещают комель к комлю и вершину к вершине для соблюдения условной горизонтальности венцов и вертикальности углов, стремятся перевязывать и чередовать парные соединения.

 

При рубке «в погон» вертикальная прочность стен обеспечивается коксами, на ярославщине их называли шканьями. Это уже знакомые нам прямоугольные деревянные гвозди без шляпок. Этот вид рубки использовался мастерами плотничного дела, известными этим отхожим промыслом, сицкарями при ведении строительства в Тверской губернии. Из всех способов считается самым экономичным, но самым недолговечным и менее прочным.

 

«В забир», или «в столб», «в стойку» возводят хозяйственные постройки или наращивают стены сеней, дворовых построек, расположенных под общей крышей. В землю вкапывают опорные столбы, четыре по углам. Если сооружение большой длины, то количество столбов увеличивают. Концы изолируют известными способами: обрабатывают варом, обжигают или обкладывают изоляционным материалом. Промежутки между ними заполняют брёвнами, образующими стены. Их располагают горизонтально. Все брёвна в промежутке одной длины. С обоих концов на них вырубают вертикальные шипы. Они входят в пазы, выбранные в столбах по всей длине над землёй. Желоба выбирают в каждом верхнем бревне, прокладывают мох.

 

На Севере деревянные столбы заменяли на каменные большого сечения и вставляли в пазы брёвна целиком. Так строили большие скотные дворы и складские помещения.

Существует ещё несколько видов рубок. Например, незатейливая — «в угол», когда остаются промежутки между брёвнами. В углах каждое верхнее бревно уложено в простую чашу нижнего. Его используют при рубке ряжей в мостовых сооружениях, дамбах; в Мезени таким образом рубят основания под амбары или бани.

 

«В перевязку», «в шип» и «в полдерева» — соединения из бруса, но я не рекомендую строить дома из бруса. Лес в наше время и без того основательно ослаблен химией, даже если он растёт далеко от промышленных предприятий. Сама атмосфера изменила структуру древесины. Древесина стала рыхлой как губка, открытыми порами легко вбирает в себя воду. Поэтому цельное бревно предпочтительней.

 

Есть явно заимствованные на Западе соединения. Вот одно из них — гранёный угол мезенского изыска… Так, что всё очень премудро: «Дом построить — не шапку на голову надеть!»

 

Возведение стен

 

«Каков строитель, такова и обитель»

 

«Дело не малина — в лето не опадёт», — надо двигаться дальше. Во время возведения сруба уровень нижнего перекрытия определяется по месту. Бывает, и после второго венца кладут три или четыре переводины-балки, по-современному (они же переводы, или меть), для мощения на них наката чёрного или чистого пола. В избе-зимовке балки чаще врубают между четвёртым или пятым венцами, чтобы согнувшись можно было пройти под полом. В «переду» — летней избе уровень их зависит от уклона площадки, где строится дом, или от желания хозяина сделать подклеты выше или ниже — в них хранили сено, тут могла быть вырыта яма для хранения овощей и пр.

 

На балки используют ель, так как её прочность на изгиб выше, чем у сосны. Сосна прочнее на сжатие вдоль волокон, столбы и подпорки из неё надёжней. У переводы-балки до её установки на место делают «лыску» — ровный затёс с одной стороны по всей длине. На этот затёс будут ложиться плахи пола. Балки устанавливают во время возведения сруба. В череповых, больших по диаметру чем остальные в стене, брёвнах, на которые они укладываются, на расстоянии полтора-два метра друг от друга вырубают гнёзда в полбревна. Поэтому их торцы не видны с улицы. Балки укладывают вдоль короткой стены сруба. Первыми ложатся на свои места крайние, на них опирают концы ровной доски, проверяют уровень. Затем под этот уровень подгоняют промежуточные балки. Чем меньше пролёт и расстояние между ними, тем больше их прочность. Плахи пола ложатся вдоль длинной стены. Их положение диктует само пространство. Надо, чтобы свет из окон падал на доски вдоль их направления. Тогда не будет видно теней от швов между половицами.

 

В толстых брёвнах верхнего венца над балками устраиваются такие же пазы, как в нижнем венце, только снизу, чтобы при укладке на место они закрывали выступающую часть уложенных балок. Получается так, что балки нельзя вынуть, не разобрав сруба. В замене их не было надобности, так как в хорошо проветриваемом помещении они даже набирают прочность и стоят столько же, сколько и весь сруб. Балки перекрытия у самих (торцовых) стен не устанавливают, а в брёвнах этих стен вырубают полки по всей длине глубиной сантиметров семь, на них и опирают концы половых досок или плах.

 

Набор венцов в субе раньше был очень строг. Каждое дерево размечали плотницким счётом — номер чина, номер венца, и каждый по-своему назывался: «тюлька», «коря», «сорочин», «закорюка» и так далее… В следующие по порядку венцы укладывают брёвна меньшего диаметра, их легче поднимать наверх. Кто-то подбирал и одинаковые брёвна. В иных местах набор венцов «полнеющий» кверху для противостояния дождям. Наглядный пример этому — дома в Белозёрске. Дальше на север укладывают толстые брёвна на уровне перекрытий, нижнего, где пол, и верхнего — чердачного. Они значительно превосходят по толщие остальные в срубе. Эти венцы называют черепными или череповыми. Несмотря на то, что в таких местах обычно конденсируется влага, способствующая гниению, из-за своей толщины эти брёвна могут стоять так же долго, как остальные в стене.

 

При возведении сруба только в одном венце выпиливают участки, где предполагают расположить оконные проёмы. Желательно, чтобы они были выпилены в последнем сверху венце, приходящемся на проём. Потом удобно бывает пилить вниз. Все брёвна, кроме этого, во всю длину стены — сквозные, как их называют. Так удобней набирать стены.

 

Участки между оконными проёмами называют простенками, короткие брёвна в них — сутунки. Кто экономит материал, укладывает сюда подходящей длины отрезки. Их в таких местах крепят между собой на два шкана (известные нам коксы), чтобы избежать выпучивания стен. При укладке сквозных брёвен в этих местах не забывают это делать тоже. Как отмечалось раньше, если дом рубится не на месте, а в стороне, то предпочитают делать две стопы по высоте. При этом не приходится высоко поднимать брёвна и не так много устраивать подмостей. В этом случае проёмы выпиливают сразу, оставляя цельным только верхний венец первой стопы и нижний второй. Проёмы необходимых размеров выпиливают окончательно, когда начинают отделочные и внутренние работы. В Мезени и на Пинеге по устоявшейся традиции из-за больших снежных заносов окна рубили на одиннадцатом венце. Это очень высоко, ведь в иных местах в жилом доме и всего-то одиннадцать венцов. Для подачи материалов внутрь сруба одно-два окна делают сразу.

Дверные проёмы часто выпиливают по мере возведения стен. Устанавливают колоду — дверную коробку и брёвна прирубают прямо к ней. Дверные и оконные коробки принято называть в деревне косяками. При их установке простенки дополнительно жёстко фиксируются в вертикальной плоскости, соединяясь с ними в шип.

 

В апокрифах (тайные произведения раннехристианской литературы, не включённые в библейский канон) говорится, что «первый дом построил Сатана, а Бог прорубил окна для света. Первые же после Ноя «домики строились без окон, но появился ангел (добрый человек) и прорубил их»…

 

Кто-то предпочитает экономить лес, используя, где можно, обрезки, а кому-то просто не хватает материала на стены. В этом случае кое-где наставляют недостающую по длине часть бревна в стене коротким бревном такого же диаметра. Соединяют его впритык — с вертикальным шипом в паз, прокладывают мох, чтобы соединение не продувалось.

 

Когда строят пятистенок — сруб с капитальной стеной по серёдке, делящей общую площадь на два отдельных помещения — горницу и повалушу (названия их могут быть разными в зависимости от региона и даже не походить друг на друга), то брёвна внутренней стены соединяют с фасадным «в сковородень» заподлицо или с остатком. На их концах выпиливают и вырубают снизу и сверху по четверти диаметра, вытёсывают «ласточкин хвост» — с уширением к торцу. Благодаря этому внутренняя стена жёстко закреплена и не продувается в соединении. На Севере предпочтительнее всё же соединение с остатком, в том числе и пятой стены. В этом случае её прирубают в обычную чашу, как остальные углы дома. Торцы брёвен с улицы дополнительно затёсывают топором — закрывают доступ влаги. Занимаясь этим, хозяин может задать загадку вдруг подбежавшему сыну или внуку: «Сколько гостей, столько и постель. Что такое?» Над ответом придётся покумекать, но он тут, под рукой — на глазах. Гости — брёвна стены, а постели — моховая подкладка — утепление!

Когда рубят длинную стену двора между летней и зимней половинами или огромного хозяйственного помещения, к примеру, в Мезени, устраивают перерубы-паклины — короткие поперечные стенки, или контрфорсы, выражаясь современным архитектурным языком. Они придают прочность стене и служат опорами для длинных переводин, удерживающих стропильные конструкции и всю крышу от расползания. Иногда в последнее время их заменяют сжимами. Это пара вертикальных брёвен или брусьев по ту и другую сторону стены, соединённых меж собой. Брёвна стены между сжимами должны иметь свободу для осадки, поэтому отверстия под крепёжные болты или хомуты делают продолговатыми по вертикали. С улицы сжимы подпирают подкосами.

 

Если рубят два сруба впритык, или шестистенок, то на уровне верхнего перекрытия устанавливают сжим другой формы, соединяющий их. Его изготовляют из «кокоры» — части елового ствола с загнутым на конце корневищем. На этом конце должно быть два «рога»-ухвата в одной плоскости. Они расположатся вверх и вниз вдоль выпусков одного сруба, цепляясь за них. Сам ствол пропускают горизонтально между пазами, которые надо специально сделать в выпусках к соседнему срубу. На другом конце от рогов-ухватов в стволе делают вертикальное прямоугольное отверстие, куда вставляют крепёжный клин. Под ударами он опускается вниз, скользя вдоль выпусков сруба и опираясь на них. За счёт клина и рогов-ухватов оба сруба надёжно удерживаются рядом. Это причудливое крепление так и остаётся жить на фасаде дома. Часто для красоты его делают в форме ключа. Такой символический ключ гигантских размеров невольно удивляет и старого и малого, тем более гостя из города.

 

Наблюдая за работой мастера и знакомясь со старинными русскими постройками разного рода, замечаешь, что при каждом случае плотники стараются придать любой функциональной детали живой образ. Обычно «каков строитель, такова и обитель». Это когда всё ладно да складно. А вот когда хозяева не особые доброхоты, плотники могут проявить свои проверенные художества. По все России была известна «кикимора», которую поселяли к таким хозяевам. Она шумит и стучит по ночам непрестанно, в ветренную погоду завывает по-сатанински. Попробуй отыщи её не зная места. Вот и идёт такой скупердяй к мастерам на поклон… «Кикиморой» может быть небольшая бутылка без донышка. Её прячут меж брёвен в срубе, прикрывают мхом, прорубают щель у горлышка. Как задует ветер, трубит она на все голоса. Всю душу вымотает. Известно: «Скупой платит дважды».

 

Работа наверху. «Матица»

 

«Берись дружно, не будет грузно»

 

По мере возведения сруба возникает необходимость в устройстве лесов. Вот тут-то и проявляется, впрочем, как во время всего строительства, особая необходимость во взаимодействии и понимании. При случае мужики вспоминали, что «вино ремеслу не товарищ».

 

Леса устанавливают внутри по всему периметру и иногда снаружи сруба. Ширина настилов определяется мастерами по месту. Стойки из тонкомерного леса в Вологодской области называют пробсинами. Они в основном из ели, 10–12 сантиметров в вершине, высотой не ниже крыши. Стойки на фасаде — под конёк: для рубки самцов — брёвен залобника, или фронтона (он же лобяк, лбище). Фронтон — вертикальная треугольная часть стены, образуемая скатами крыши.

 

Самцы или посомы — брёвна стены фронтона. Крышу с брёвнами в этой части, зажимающими своим весом слеги-решетины крыши из тонкого леса или жердей, называют самцовой или безгвоздевой. Крепятся стойки горбылями, прибиваемыми крест на крест, а также поперечинами из тонкомера. Если не ставят стойки у стены, то поперечины одним концом прибивают к стене сруба на бобышку с выпилом, а другим к стойкам. Считается надёжной прибивка доски или бруса, когда две трети длины гвоздя вошло в тот материал, к которому крепят.

 

Чтобы поперечина была надёжно закреплена, в месте её примыкания к стойке делают затёс. Снизу прибивают бобышку длиной не менее 50 сантиметров, а гвозди размещают вразбежку, чтобы не колоть её. На поперечины укладывают доски настила, не прибивая их. По мере возведения сруба ставят дополнительные поперечины по высоте.

 

Поручни-ограждения устраивают на каждом ярусе лесов. Вехний прибивается к стойкам изнутри на высоте не ниже метра от настила. На поручни идут жерди диаметром 6–8 сантиметров, окорённые, с чисто обрубленными сучками, без задиров. Для подьёма на каждый ярус изготавливают временные короткие лесенки-трапики из подручного материала. Ступени из обрезков досок или жердей прибивают внахлёст к стойкам, иногда не зарубая нижнюю опорную кромку на тетиве (стойке).

 

Поверхность этих элементов часто не окорена.

 

При работе на высоте используют сделанную на долгие годы длинную, лёгкую, старательно изготовленную лестницу — «путик». Длина её бывает до пяти метров.

 

Путик изготавливают из молодых ровных елей, отёсывают с четырёх сторон для облегчения стойки. Ступеням также придают прямоугольное сечение, так как ступень с ребром удобней при работе — с неё не соскальзывает нога. Для того чтобы ступени не выезжали из пазов в стойках, каждую с торца расклинивают, а крайние и средние крепят сквозными коксами. Обычно путик лежит в палисаднике у главного фасада дома. Это последнее место, где он использовался во время строительства дома. С этой лестницы прибивают причёлины, можно дотянуться до главного украшения фасада — солнца, поправить наличники на окнах. Два раза в год его используют по другой причине: чтобы подняться к печной трубе зимовки и закрыть её на лето, предохраняя тем самым от дождевой воды. А на летней избе в свою очередь трубу открывают после зимы, летом готовят еду здесь.

 

Плотники всегда стараются использовать любую возможность облегчить себе работу. Если сруб небольшой и можно обойтись без лесов, используют для опор под настилы выпуски длинных брёвен в стенах. На определённой высоте заранее закладывают такие торчащие дальше остальных брёвна. Эти концы опиливают по окончании работ. Ставят лежни в оконные проёмы, прибивают к стенам по диагонали в углах опоры для настилов и т. д.

 

На высоту брёвна поднимают с помощью потоков (расстояние между верхними концами их короче), ваг и верёвок. Как удобней и в каком месте — определяется особо. В иных деревнях для подъёмных работ на дома огромных размеров приглашают вздымщиков. Мой знакомый, чей дом стоит в серёдке большой деревни, рубил дом сам. Всё подготовит для подьёма. И спокойно работает наверху. Как только завидит мужиков, возвращающихся откуда-нибудь с работы, часто это было в обед, кликнет их на пять минут: долго ли поднять четыре бревна. Так всё мимоходом, глядишь, а дом-то растёт в день по венцу.

 

Кто-то смекает иначе и девятиметровые брёвна поднимает со взрослым сыном на самый верх вдвоём. Для этого рядом со срубом вкапывают колодезный журавль, называют его — очап. Он действует как подьёмный кран, прост в изготовлении и эксплуатации. В то время, когда бревно, подцепленное верёвкой с крючком, поднято на необходимую высоту усилием рук, веса тела и дополнительного груза-противовеса, конец верёвки со стороны противовеса фиксируют на подготовленной специально для этого опоре. Один из мастеровых поднимается на стену и лёгким качком определяет бревно на место, в то время как оставшийся внизу у опоры должен синхронно стравить конец — ослабить. Кто-то умудряется очапом поднимать брёвна в одиночку.

 

В средней полосе я видел недавно, как хозяин один строил большой дом и сам поднимал всё наверх. Для этого внутри сруба посредине каждой из четырёх стен, немного отступив, надёжно вкопал в землю высокие стойки из брёвен — журавцы. Вверху на концах их врублены перпендикулярно короткие тонкие брёвнышки. К ним подвязал верёвки с крючками, на них перецеплял небольшую талёвку, за счёт которой можно поднимать груз без усилия. Поднял бревно, перецепил её на следующий журавец.

На определённой высоте, может быть на третьем-четвёртом венце сверху, посредине длины сруба поперёк его врубается толстая балка — «матица». Её называют везде поразному, сохраняя единый смысл, это может быть «матка», «матница». Число их зависит от толщины и размеров помещения. Колеблется от одной до трёх. Она как мама держит основную тяжесть на себе. Сейчас оба конца её изготовляют в форме ласточкиного хвоста с расширением к торцу. Их укладывают в пазы, сделанные «впотай», такой же формы, не забыв положить деньги для богатства. Верхним бревном они прижимаются. С улицы они могут быть не видны. Раньше, и где-то, возможно, и сейчас их выпукают на улицу, так как на них можно опирать стропильные конструкции, при желании по ним подшивать карниз. Торчащие на улице концы называют огнивами. О матице есть множество загадок: «мать в избе — рукава на дворе» или «лютая свекровь семью стережёт, свекровь рассердится — семья разбежится». Есть и поговорки: «худая матка всему дому смятка». Матица играет роль стяжки, удерживающей стены от раздвигания из-за нагрузки, передаваемой кровлей через быки-стропила. Верхняя часть матицы, смотрящая на небо, ровно затёсана, чтобы поверхность потолка, образуемая плахами перекрытия, была ровной. Она служит и промежуточной опорой и исключает прогиб потолка. Кривое бревно, обращенное горбом кверху, сослужит хорошую службу. Есть дома с подпорками под матицей близ печного угла. Такую опору с двумя подкосами наверху называют «крестом».

 

Матицу поднимают на место с пирогом, испечённым хозяйкой по этому случаю. Он привязан чересседельником, накинутым на матицу. Далее «хозяин ставит в красном углу зелёную веточку берёзки, а затем из среды плотников выступает такой, который половчее прочих и полегче на ногу… Он начинает священнодействовать: обходит самое верхнее бревно, или черепной венец, и рассеивает по сторонам хлебные зёрна и хмель. Хозяева всё это время молятся Богу. Затем севец-жрец переступает на матицу, где по самой середине ея положены: хлеб, соль, кусок жареного мяса, кочан капусты и в стеклянной посудине зелёное вино (у бедняков горшок каши, укутанный в полушубок). Лычко перерубается топором, шуба подхватывается внизу на руки, содержимое в карманах выпивается и поедается». — так пишет об этом обряде известный нам С.В. Максимов.

 

После установки матицы и «матичного» угощения катались на лошадях с песнями, чтобы всё село видело, что положили матицу. На этом этапе самое главное пройдено.

 

Много в жизни сельского человека связано с ней разных поверий. Впоследствии для того, чтобы путь был счастливым, перед уходом следовало подержаться за неё. Найденный от бороны зуб подтыкали под матицу, это якобы, предохраняло избу от клопов, блох и тараканов. У коровы новокупки, а также у лошади на режище отрезали пучок шерсти и подтыкали её под матицу; имя жениха узнаётся «слушанием под матицей».

 

В матицу в удобном месте вворачивается металлическое кольцо, куда потом вставляют очап — гнущуюся прочную еловую жёрдочку. Один конец её опирается в потолок, ко второму подвешивается кроватка для младенца — зыбка. К зыбке цепляется верёвочная петля, под ногу у самого пола. Поэтому руки у няньки были свободны, так можно спокойно прясть или вязать и баюкать ребёнка.

 

Самое верхнее бревно длинной стороны сруба служит опорой для «быков» (стропил) — оно значительно выступает за фасад. Также и нижние несколько брёвен под ним. Они усиливают опору. Это — перепуск или консоль по-современному. Его художественно оформляют. Фигурно вытесанные концы верхних брёвен называют усами. На консоль опирается карниз крыши со стороны фасада с улицы. Чем выше дом, тем длиннее делают консоль и, соответственно, больше вылет карниза. Так он лучше защищает стену от намокания.

 

Сверху над матицей бывает один-два венца и больше, если хозяева желают сделать чердак свободней. Последний венец дома профессионалы называют мауэрлатом, селяне — каретным. Он может быть скреплён нижними стяжками стропильных ног или своими собственными, так как воспринимает все нагрузки крыши. В него опирают стропила. Если рубят дом по-старинке без гвоздей, на самцах, торцовым стенам над перекрытием придают форму треугольника. Брёвна на них на каждом венце короче и короче. Когда положен князёк — коньковая слега, изба вчерне готова и поглотила столько материала, сколько понадобится теперь на внутреннее убранство и отделку. Но о крыше и кровле мы поговорим подробней. Не так всё просто, да и интересней.

 

Если сруб заготавливается предварительно, а не рубится на постоянном месте, после его полного изготовления проводится точная маркировка всех брёвен и балок. Затем можно безбоязненно перевозить сруб, не сомневаясь, что все детали встанут на свои места, и не надо будет подгонять что-то заново. На внешней стороне стены, начиная с первого венца по порядку до последнего бревна вверху, у углов делают неглубокие зарубы — какое бревно по счёту, начиная снизу, — столько и метин, для простоты используют римские цыфры. Так же на всех остальных стенах с внешней стороны. Внизу у этих метин, немного в стороне, оставляют меньшего размера «прим» — номер самой стены от одного до четырёх, если клеть, до пяти — если пятистенок. На сутунках отмечают номер простенка. Другие элементы дома маркируют такими же зарубами, но порядок для них свой. При желании маркируют венцы и масляной краской.

 

Сидя наверху, с удовольствием наблюдаешь за происходящим окрест. Легко вздохнётся, помечтается о добром, невольно подумается: «горька работа, да хлеб сладок», «работа и мучит, и кормит, и учит». А у молодого и вовсе душа ликует от ощущения сделанного, от свершившейся возможности самостоятельного творчества. Да, «добро делать спешить надобно!»

 

Врубки и соединения

 

«Знание — половина дела»

 

Невозможно себе представить мужика, вычерчивающего на листах ватмана чертежи своих построек, проектирующего узлы необходимых сопряжений в конструкциях. Обретая знания и опыт на практике, часто просто проявляя смекалку, он имел большой запас профессиональных знаний, позволявших ему оперативно решать, какую форму крепления предпочесть в том или ином месте, в той или иной детали во время самого процесса строительства. И вот некоторые другие, кроме тех, о которых уже шла речь выше, врубки и соединения, зная которые, мастер мог свободно браться за любую постройку, представляя её лишь в общих чертах.

 

Для сращивания горизонтальных элементов — балок, поясов, мауэрлатов, ригелей стропильных ног и стяжек используют врубки в притык со скобой (рис. 1а), простой накладной замок с креплениями нагелями в полдерева (рис. 1б), косой прируб (рис. 1в), впритык с вертикальным шпунтом или гребнем (рис. 1г), накладной замок с прямым зубом с креплением болтами (рис. 1д).

 

При наращивании в горизонтали и по высоте применяют следующие виды соединений: врубки в притык с потайным и сквозным шипом (рис. 2а), в притык со вставным шипом (рис. 2б), в полдерева с пачечным железом (рис. 2в), в полдерева с хомутами (рис. 2г), косой прируб с хомутами (рис. 2д).

 

В угловых соединениях используют угловую накладку — угловое соединение в полулапу (рис. За), угловой сковородень (рис. 3б), одинарный сквозной шип (рис. Зв), потайной шип (рис. Зг), потайной гребень (рис. Зд), примы кание (рис. Зе) четвертным прямым замком.

 

Типы крыш

 

«Всякая избушка своей крышей крыта»

 

Пожалуй, устройство крыши можно считать кульминацией строительства дома. Она закрывает сруб, убавляет беспокойства у домочадцев, заодно вселяет надежду в скором окончании основных работ. После неё остаётся ещё добрая треть работ, однако под крышей дело мастера боится точно.

 

Когда готовы стены, знай поторапливайся — ведь «на отложенное дело снег падает». Тут «за делами дня не видно», надо обязательно закончить строительство до осенних дождей. Вот уж воистину накрутишься — и в поле надо, и дома похозяйничать, грибов и ягод на зиму заготовить. Так, что «заря из дому выгонит, а другая вгонит». А когда столько дел переворотишь, поневоле «летний день — за зимнюю неделю» покажется.

 

Вся жизнь народа, праздники и будни, сдобрены такими высказываниями. Пословицы и поговорки — это в сущности хлеб для Духа. Недаром так и говорится: «пословица всем делам кормилица». Так что «во время поры точи топоры, а пройдёт пора, не надо и топора».

 

Крыши русских деревянных домов бывают нескольких типов. Среди них не так часто устраивают «круглые» — на четыре ската без фронтонов. Такая крыша экономна, но с ней надо повозиться, материала для неё идёт меньше, чем для более распространённой двухскатной, а времени для работ побольше. Известные в своё время своим плотничным и оформительским мастерством умельцы-сицкари с Ярославщины нередко изобретали новые формы завершения крылец, крыш и светёлок на них, для того, чтобы на них лучше было умещать резьбу. Не мало домов можно встретить у них со светёлками на каждом скате. Светёлка стала непременным атрибутом Подмосковья, на крышах архангельских и онежских домов. Она великолепно смотрится на главном фасаде дома, однако без четвёртого ската крыши дом сбоку кажется недостроенным, усечённым.

 

Круглая крыша, собранная на стропилах, сильно выгнутых наружу, — крыша «копна». Она тяготеет по форме к полусфере, но очертания мягче, свободней, внешнее сходство с копной сена очень точное.

 

Крышу «лабазом» — с одним скатом — устраивают на охотничьих избушках и домиках временных сенокосных поселений. Много крыш такого типа в Сибири и северных районах.

 

Старинную крышу на самцах с двумя скатами называют по-разному: «крыша под тёсом в жёлоб», самцовой, безгвоздевой. Такая форма и соответствующая ей конструкция позволяли устраивать её без использования кованых металлических детелей, без гвоздей. Килограмм изделий из кованого железа в своё время стоил как целый крестьянский дом. Сверху — на коньке — тёс (доски, вытесанные топором) прижимает тяжёлое бревно с жёлобом — охлупень, или шелом; охлупень соединён с князьком (коньковой, самой верхней обрешетиной) стамиками, внизу тёс упирается в тяжёлый водомёт (водотечник), укреплённый в свою очередь на куричинах, прочно втиснутых между последними брёвнами стены и решетинами, удерживаемыми массивными брёвнами фронтона — самцами или посомами.

 

После того, как уложены последние брёвна стен, делают верхнее перекрытие. Опорами для плах или брёвен его служат торцовые стены сруба и матица. Готовое перекрытие становится площадкой для устройства крыши.

 

Приступая к возведению крыши, определяют положение конька (конёк — гребень крыши). Поднимаясь на леса со стороны главного фасада, берут две ровные доски одинаковой длины и соединяют их концы, вбивая гвоздь. Получается шарнирное соединение. Чтобы гвоздь не вылезал, его загибают. Свободные концы досок, поставленных вертикально — в плоскости стены, разводят в стороны и опирают на углы сруба так, чтобы образовался равнобедренный треугольник. Поднимая и опуская доски, смотрят — красиво ли будет выглядеть дом с такой крышей. Выбрав нужное положение, на досках делают отметки.

 

Когда ширина дома небольшая, стропильные ноги опирают непосредственно в верхние брёвна продольных стен, называемых мауэрлатами. Название это пришло к нам не так давно. В мауэрлатах, отступая от верхнего края на треть толщины брёвен, на одинаковом расстоянии по всей длине делают гнёзда одного размера. В них будут установлены быки. Шаг их зависит от выбора обрешётки. Вот известное правило: расстояния между несущими конструкциями находятся в прямой зависимости от сечения досок или обрешетин, которые будут перекрывать их, и, конечно, от общей расчётной нагрузки.

 

Если обрешётка будет сделана из решетин или, как их ещё называют — слег, то есть тонкомерного леса или толстых жердей под тёсовую кровлю, то вполне устроит интервал между стропилами в два метра и более (в зависимости от количества и диаметра брёвен — решетин).

 

Материал и сечение обрешётки в свою очередь зависят от выбора кровельного покрытия. Если под лёгкую кровлю из драни пускать не толстые необрезные доски или жерди, то промежутки между быками делают меньше двух метров, а брёвна их могут быть потоньше обычного.

 

Одним словом, при возведении крыш необходимо уметь правильно подбирать и согласовывать, во-первых, сечение стропильных конструкций, во-вторых, расстояние между ними (шаг), в-третьих, форму и сечение обрешётки и, в-четвёртых, вид кровельного покрытия.

 

Теперь замеряют расстояние между противоположными гнёздами под опоры — это и есть расстояние между подошвами одного быка. Приступают к изготовлению шаблона быка из досок, соединённых шарнирно. На ровном месте раздвигают их концы на длину, равную измеренному расстоянию между гнёздами, и закрепляют перекладиной. По этому шаблону делают быки на весь сруб. Его можно поднимать и переносить вдвоём. Под вершину угла и концы досок подкладывают длинные чурки — к ним каждый раз крепят соответствующие элементы стропильных конструкций. Важно для этого подобрать скобы нужного сечения. Если они окажутся слишком толстыми, то будут колоть заготовки.

 

На место шаблона помещают два бревна (будущие стропильные ноги), кривые — горбами к небу в рабочем положении, вершинами одно на другое, комли разведены. Сверху накладывают шаблон. Точно совмещают по нему брёвна и закрепляют их скобами к подкладкам. Карандашом отмечают места соединения в вершине.

 

По отметкам делают запилы глубиной до середины бревна. Скалывают эти участки и зачищают. Такое соединение называется «в полбревна». Сшивается оно деревянным стержнем — коксом уже на крыше во время установки стропил. Отверстие для кокса (около трёх сантиметров в диаметре) просверливается предварительно на земле. Для этого пользуются самодельным в своё время инструментом — напарией, представляющим собой металлическое сверло с заоваленными кромками по длине и шурупом на конце, который ввинчивается в дерево и задаёт верное направление отверстию. При работе на напарию давят сверху вниз, вращая за деревянную рукоятку.

 

Коксы делают из плотных пород древесины — чаще всего из берёзы. Чурочки для этого заготавливают заранее (как и для топорищ). Длина их 50–60 сантиметров, а диаметр не менее 10-ти. Чурочки колют вдоль волокон по середине и складывают костерком, закрыв от солнца, для просушки.

 

Коксы имеют квадратное сечение с небольшим сужением к концам. Утолщение приходится на середину — рабочее место в конструкции. Коксы, как гвозди, скрепляют стропильные ноги между собой. Один конец стержня заостряется — так он входит без задиров, не уродуя отверстия. Остриё, прошедшее соединение насквозь, спиливают. Разбитый конец, по которому приходились удары, тоже спиливают заподлицо или срубают острым топором.

 

Известно, что топор у настоящего плотника всегда острый, на его заточку никогда времени не жалеют — «острый топор и дуб рубит». На месте такого сруба остаётся ровный круглый след правильной формы, приятный глазу, — он подтверждает, что размер квадратного сечения подобран правильно и соединение будет достаточно прочным. Однако сечение кокса не надо делать слишком большим — он будет колоть конструкцию. При забивании кокс сминается сам и сминает слои соединяемых конструкций. Благодаря этому достигается жёсткость крепления.

 

На крыше торчащие концы вершин стропильных ног не спиливают заподлицо. Место внутри рогатины чуть подрубят и только, для укладки сюда главной решетины — князька.

 

Те, кто желает соединить вершины стропил в сквозной шип, переносят уровни паза на боковые стороны одной ноги, отчёркивают его размер в треть толщины вершины с боков и на торце запиливают, выколачивают долотом, подчищают стамеской. Причём опытные всегда оставляют черту или половину её, чтобы иметь запас для более точной подгонки. На другой вершине запиливают с боков по трети диаметра, скалывают эти участки, оставляя шип под размер готового паза.

 

Длина стропильной ноги известна — она отмечена на досках шаблона. По этой отметке отпиливают излишки бревна. Берут другой шаблон — боковой, соответствующий форме и размерам гнезда в мауэрлате. Очертив его на затёсанных боковых сторонах нижнего конца стропильной ноги, с помощью ножовки и топора придают ему нужную форму.

 

Для того, чтобы стропильные ноги не прогибались под тяжестью снега и самой кровли (обрешётки, тёса или драни), на их середине врезается горизонтальный элемент — ригель, соединяющий обе ноги. Во время вышеперечисленных работ и далее на время новых разметок, естественно, всегда собирают конструкцию в исходное положение. Так и сейчас вновь вершина была соединена и ноги раздвинуты как надо, скобы фиксируют точный размер. На стропильных ногах сделаны боковые затёсы, куда укладывают ригель, также затёсанный на концах в одной опорной плоскости. На стропилинах отчёркивают нижние кромки ригеля, на нём, на обоих концах помечают линии соприкосновения с ногами внутренней стороны. Переворачивают ригель на сто восемьдесят градусов и крепят двумя скобами. На обоих концах его пропиливают бревно на треть или в половину по отметкам и скалывают ненужное. Нижнюю кромку оставляют без изменения, а верхние немного затёсывают. Соединение будет работать как «ласточкин хвост», придаст прочность всей конструкции. Вновь переворачивают ригель, совмещая прямую кромку с нижней чертой на стропильной ноге. И на ней отчёркивают только что затёсанную верхнюю кромку ригеля. Опять снимают его, делают запилы в стропильных ногах глубиной в треть диаметра бревна и выбирают топором и стамеской лишнее. Укладывают ригель на место. Просверливают напарией сквозные отверстия. Коксы вбивают уже на крыше. На всех элементах помечают номер быка, чтобы облегчить поиск деталей при сборке. Если работников мало, все быки для удобства предварительно заготовляют на земле.

 

Итак, разбирают готовую конструкцию освобождая место для заготовки остальных ферм (быков). Готовые части складывают по элементам и порядку в штабеля.

 

Некоторые глубоко верующие мастера вырубали на каком-нибудь элементе стропил криптограммы — закодированные в нескольких одинаковых буквах, обычно начальных, слова заговора от пожара и других несчастий. К примеру, «ДДДД»: Дерево Добро — Досада Дьяволу, «ББББ»: Бич Божий Бьёт Бесов.

 

Хозяева стараются ухаживать за плотниками, благодарят и добрым словом и сладким пирогом.

 

Стропила

 

«Курица и конь на крыше — в избе тише»

 

Последовательно установленные стропила временно крепят между собой обрешетинами или короткими обрезками досок. Если соединения выполнены точно, быки стоят и без поддержки. Когда допущены неточности, вспомнишь дедовское, «ошибся, что ушибся — вперёд наука». Обрешетины укладывают лыской вверх. Крыша, естественно, должна быть ровной. Для этого следят, чтобы верхние кромки обрешётки находились в одной плоскости. Там, где кромки выступают, обрешетины подрубают в местах опоры на быки, под западающие — подкладывают клинышки: «клин — плотнику товарищ».

 

На безгвоздевой крыше решетины крепят клиньями, вбивая их ударом топора в расщеп стропильных ног. Клинья не позволяют им скатываться — и только. Удерживаются решетины самцами — брёвнами фронтонов. Их концы выпускаются за фронтон на длину вылета карниза. Если карниз предполагают сделать большим (козырёк крыши иногда достигает полутора-двух метров), то за фронтоном на внешней стороне сруба стропила устанавливают в гнёзда, сделанные на консольном вылете мауэрлата.

 

Сам фронтон, как уже писалось, рубится как продолжение торцевой стены, повторяет очертание крыши. Мезенцы фронтон называют скосками. Самцы (или слеги) последовательно прижимают снизу до верха врубленные в них обрешетины. Под тесовую кровлю слеги располагают на большом расстоянии друг от дружки, поэтому большинство самцов удерживается в стене только весом конструкций, лежащих сверху. На фронтонах большой площади этого не достаточно. Поэтому их скрепляют парой клиновидных шпонок. Брускам небольшого сечения придают в поперечнике форму трапеции. В брёвнах со стороны чердака на одной оси выделывают гнёзда, уменьшающиеся равномерно сверху вниз под размер шпонки. Шпонки забивают втугую, в последнюю очередь, когда фронтон уже набран.

 

Князёк удерживается рогатками, образованными концами стропил в коньке. На безгвоздевой крыше слеги кладут во всю длину дома, и они должны быть зажаты с обеих сторон. Когда князёк лёг на своё место, можно перевести дух — есть опять повод для радости и застолья. Укладкой князька можно похвастаться перед детишками, не грех похвалиться и перед взрослыми. На этот счёт в деревне бытует поговорка: «не говори, что делал, а говори, что сделал».

 

Стропила для дома большой ширины (пятистенка или шестистенка) готовят в той же последовательности. Только быки в этом случае опираются не в мауэрлаты, а в пазы, выдолбленные на концах длинных (на всю ширину дома) брёвен — переводах. Если расстояние от стены до стены слишком большое, переводы делают составными, с хорошим соединением — замком, чтобы половины не растащило под действием мощного распора быков. Для пущей прочности на нём делают накладки из брёвен или брусьев. Их соединяют с переводой металлическими болтами или коваными стержнями. Отверстия под них просверливали напарией. Поскольку ширина дома большая, то под стропила, чтобы предупредить их прогибание, делают подпорные рамы посредине длины ската. Их устраивают обычно немного реже, чем быки. Соединяют меж собой верхними обвязками из брёвен небольших диаметров, на которые и опираются стропильные ноги. Стойки рам с переводами соединяются в шип. С верхней перекладиной — в сквозной шип. Небольшие рамы в углах крепят обычными скобами, а в большие врезают раскосы. Это вспомогательный элемент, ставящийся наклонно, упирается одним концом в низ конструкции, а другим в верх соседнего элемента.

 

При установке переводов отсутствие перекрытия усложняет работу. Ведь надо комель бревна положить на одну стену, а вершину перевести на противоположную. Наличие лесов упрощает работу.

 

Конструкции крыш с опорами на переводы предпочтительнее и раньше применялись чаще, ибо дом — это не просто сруб, а целый комплекс многочисленных помещений, изб, клетей, открытых пространств (где нет чердачных перекрытий), объединённых одной крышей или несколькими на разных уровнях. Так, зимняя изба, в отличие от летней, имеет небольшой подклет, потолок в ней старались делать ниже, и крыша её часто перекрыта лабазом (односкатная). Благодаря этому меньше теряется тепла.

 

Устройство крыши с быками, упирающимися в мауэрлаты, требует от плотников большого мастерства и старательности. Сегодня всё больше даже на небольших домах стропила устанавливают на переводы — так надёжней. Ни в коем случае не опирали что-то из конструкций крыши в перекрытие, даже если оно надёжно. У моих знакомых, выстроивших дом без опытного консультанта, крыша осела, но не так сильно, правда, как поддерживающее её перекрытие. Для исправления этого потребуются специальные инженерные работы, говоря современным языком, и немало денег.

 

Выступающие с внешней стороны стен концы длинных переводов называют огнивами. В тех местах, где обшивают дома досками — опушают, к этим выпускам подшивают доски карнизов снизу или сверху. При этом не приходится устраивать кобылки в продолжении стропильных ног, как на крышах с быками, опирающимися в мауэрлаты. Огнива, оставляемые на фасаде, делают фигурными. Иногда их подпирают декоративными резными кронштейнами.

 

Обрешётка из слег идёт под тесовую кровлю и кровлю из ломовых досок. А вот под покрытие из драни лучше делать сплошную обрешётку из досок — карту. Впрочем картой часто называют и поверхность одного ската крыши и первый ряд тесовой кровли. Покрытию в два слоя тёсом удивлялись: «У какой богатый! В карту крыто»…

 

При работах на большой высоте появляются мысли благородные, возвышенные. Ведь с крыши небо ближе. И кто знает, может быть, именно какому-то плотнику пришли в голову эти красивые образы, что живут в народе: «небо — риза Господня, небеса — престол Его, земля — подножие», «Небо — терем божий, звёзды — окна, из которых вылетают ангелы».

 

Добрый хозяин не забудет сделать на фронтоне круглые отвестия в стене под карнизами с полочками для голубей: считается — та кровля, под которой голуби водятся, не горит.

 

Во многих районах на Севере под крышей с главного фасада, над летней избой, устраивали комнату — светёлку. В летнюю пору там жили старшие дочери. Рубилась светёлка одновременно с фронтоном и установкой решетин. Кроме лавок мебели в ней не было. Потолок низкий, под женский рост, так, что мужчина, заходя в неё, склонял голову. Две продольные стены светёлки служат опорами для нескольких стропил. Поднимаются наверх с повети (из холодного коридора) по приставной или стационарной лестнице.

 

На фронтоне мастер-умелец непременно оставлял дату постройки дома. Мастера, не умеющие красиво это сделать, оставляют её под крышей.

 

Если быки на доме опираются в верхние брёвна, для образования карнизов — свесов крыши вдоль стен устанавливают курицы, являющиеся как бы продолжением стропильных ног. Курицами называют крючковатые деревянные кронштейны, удерживающие водотечники или желоба. Была примета: коль «курица и конь на крыше — в избе тише». Материал для них выбирают специально. В основном это ель, кривой корень её сразу бросается в глаза. У сосны не бывает такого изгиба. Надо походить по лесу, поискать кокоры (кривые деревья) с загнутыми под прямым углом стволами. На большой дом их надо не меньше двадцати штук. Крючок вырезают в виде курочки с острым клювом и гордо выпяченной грудкой. Одна курочка может отличаться от другой незатейливой треугольной или квадратной выбоиной — простейшим геометрическим рисунком. Встречаются совсем необычные курицы — развильчатые — с двумя и даже тремя головками. Эти курочки и поддерживают водотоки. Другой конец крючка-куричины заводится под решетины и цепляется за них зарубой. Опорой служит мауэрлат. Сначала устанавливают самые крайние курицы. Каждая из них должна быть ниже предыдущей — для уклона водостока вдоль сруба. А если на большом доме скат очень длинный, то крайние курицы ставят ниже средней. В середине карниза делают перелом линии, чтобы вода от центра устремлялась к краям кровли. Глядя на такой дом с большого расстояния, кажется, что он как бы распахнул крылья. Такая красивая пропорциональная крыша сооружена, например, на доме крестьянина Сергина из деревни Мунозеро

 

Медвежьегорского района в Карелии.

Положение каждой курицы определяют прицельным взглядом от края крыши: подчиняясь командам «ниже — выше», один из работников пододвигает очередную деталь до тех пор, пока не будет найдено нужное положение. Пользуются и верёвкой, но на большом расстоянии она провисает. Теперь самое время положить на места водомёты (крупные жёлоба), да начать покрывать крышу тёсом…

 

Кровля

 

«Всего дороже честь сытая, да изба крытая»

 

Деревянные кровли

 

На Севере на домах зажиточных крестьян (а они составляли большинство населения) были распространены, в основном, тесовые покрытия, причём двухслойные, а также покрытия ломовыми досками вразбежку, стоявшие ещё дольше первых из-за большой толщины досок. На большой территории России можно было видеть оригинальные драночные кровли, красивые и лёгкие, несложные в устройстве, однако менее долговечные, хотя и служившие до двадцати лет.

 

Железные кровли — порождение индустриализации — стали устраивать в деревне и на селе массовым порядком только в последние годы. Но и сейчас они редки. Считаю, это хорошо, потому как металл, по моему мнению, оказывает вредное воздействие на биологическое и энергетическое поля человека. И надо видеть знающих об этом иностранцев во время проектирования мебели для своего дома, как они дотошно варьируют новые формы деревянных элементов, лишь бы избежать использования металла. Да простит меня читатель за такую ассоциацию, но как бронежилет не пробивают пули, так и металлическая кровля не пропускает живительные космические токи, из-за которых «когда приходит весна, трава растёт сама по себе»…

 

Жаль, что у нас начали устраивать шиферные кровли. За рубежом, например, от них отказались, по крайней мере совершенно определённо — в Швейцарии, где долгое время жили мои знакомые, а также в Австрии, где побывал я сам. В бывшей советской части Берлина после того, как была разрушена известная стена, власти занимались целый год реконструкцией новенького дворца культуры. Меняли асбестовые перегородки. На кровли в Западной Европе часто используют черепицу и опять же деревянную дранку. От шифера и других строительных конструкций из асбестоцемента отказались, так как он, по мнению медиков, способствует развитию злокачественных опухолей.

 

Мне пришлось покрывать крыши шифером, и это, по-моему, не самый лучший материал для кровли — работать с ним неприятно. А доски и дрань в отличии от шифера заряжают энергией. Не случайно в Соединённых Штатах много домов обшиты толстой дранью и покрыты ею. На выбор материала для драни надо обращать внимание. Лучше её изготавливать из остойного леса — с тонкими годовыми кольцами.

 

Однако, какую бы кровлю не делали, прежде надо установить водомёты. Если хозяин хочет, чтобы водомёт служил долго, то выбирает для него смолистую сосну большого диаметра — 35–40 сантиметров. Бревно закатывают на две прокладки из тонкомера и крепят к ним скобами. Определяют ширину жёлоба, в каждом случае — особую. При драночной кровле она может быть небольшой, а для тёсовой и из ломовых досок — значительной, из расчёта толщины двух слоёв покрытия и ещё, чтобы оставалось свободное пространство для потока воды.

 

Разметку жёлоба делают известным способом — отбивают линии при помощи шнура, натёртого обугленной ольховой палкой. Жёлоб вибирают с помощью топора, долота, а также и тесла. Металлическая его часть насажена на деревянную ручку (так же, как топор на топорище). Однако лезвие тесла перпендикулярно ручке и выковывается в виде черпачка. После выборки жёлоба обязательно выстругивают его стенки и дно. Чем глаже они, тем дольше служит водомёт. Чтобы он был легче и красивее, снаружи его отёсывают, а иногда делают незатейливую резьбу. Ближе к концу жёлоб постепенно расширяется и завершается веерным вырезом — чтобы несколько погасить энергию бешенно несущейся во время ливня воды. Жёлоб называют, как Вы уже должно быть заметили, по-разному: водотечником, потоком, вологжане — просто жёлобом или загнётой, кое-где на севере — водомётом, так как собираясь с крыш большой площади, вода вымётывается из него, как из брандспойта.

 

Если бы не было такого расширения, то кадушку под воду пришлось бы ставить далеко от дома. Пролетая же большое расстояние, струя разбрызгивалась бы ветром. Дождевая вода всегда находила широкое применение в крестьянском хозяйстве. Она мягкая, ей очень хорошо мыть волосы, поить животных, поливать сад и огород. Правда, теперь пользоваться дождевой водой можно не везде и не всегда, в ней нередко растворены вредные химические вещества, попадающие в атмосферу вместе с заводскими дымами. После некоторых дождей в России всего лишь желтеет ботва картошки, вянет клубника, а вот в районе Днепропетровска, если ветер поворачивает с алюминиевого комбината, хозяйки не выпускают кур и животных, что любят ковыряться в земле, так как выпадают жёлтые хлопья, от которых животные погибают, а птицы умирают на лету.

 

Длинный водомёт делают составным из двух брёвен — их соединяют в полдерева. Опирают его на курицы, обязательно подкладывая бересту. Вылет водомёта зависит от высоты дома, расположения ближних построек, других обстоятельств. На амбарах, баньках, иных низких постройках вылет может быть около пятидесяти сантиметров, на домах — от метра и больше. Самое главное — чтобы вода с крыши не размывала фундамента, не мочила прохожих, не лилась мимо кадки.

 

На срубах небольшой длины водомёты иногда опирают на выпуски верхних брёвен торцовых стен. В этих случаях курицы не устанавливают. Длину брёвен на трёх-четырёх последних венцах торцовых стен постоянно увеличивают. На верхнее и ложится в подготовленную чашу конец водомёта. Не забывают и здесь подложить кусок бересты. Те, кто по каким-то причинам не могли изготовить жёлоба из хороших сосновых брёвен, довольствовались осиновыми. Они небольшого диаметра, обычно просто окорены, без всякого рисунка. Глаз радует сама естественная структура осины.

 

Теперь о кровле. Хорошо пишет об этой части работ знакомый нам С.В. Максимов в книге «Куль хлеба»: «…Всего дороже честь сытая да изба крытая. Надо, стало быть, торопиться крыть крышу, изба без крыши, что простоволосая баба, да и опасаться надо, чтобы дожди не испортили углов, и они не трещали бы подобно ружейным выстрелам, когда изба будет садиться».

 

Для тесовой кровли полностью обработанные доски заготавливают заранее, чтобы в один день начать и закончить покрытие. Тёс обыкновенно три-пять сантиметров толщины и от 15 до 20 шириной, может быть шире. Доски первого ряда при укладке опирают в верхнюю кромку водомёта (ближнюю от стены). При желании на ней делают желобок. Доски второго ряда несколько длиннее — на безгвоздевой кровле они опираются в дно жёлоба, который и удерживает их. Поэтому вологжане это место называют застрехой. При использовании гвоздей верхний ряд длиннее нижнего на пять-десять сантиметров и обычно нависает над серединой жёлоба. Кромки нижнего ряда снизу затёсывают на клин длиной до десяти сантиметров. Конец такой формы с затёсанной гладкой поверхностью меньше вбирает влагу, дольше сохраняется.

 

Опилив по размерам, доски сортируют, строгают и дорожат. Доски первого ряда строгают с трёх сторон (нижнюю обрабатывать не надо — ведь она всегда сухая). Доски верхнего ряда — с четырёх. Дорожить доски проще во время острожки, чтобы лишний раз их не перекладывать.

 

Дорожить — это выбирать на обращенной к небу поверхности доски два небольших — шириной два с половиной и глубиной до одного сантиметра — желобка. Они нужны для

 

сбора воды.

На нижних досках канавки выбирают на стороне, которая будет при короблении прогибаться, а на верхних — на выгибающейся стороне. Доска обычно коробится по дуге, обратной годовым кольцам. Посмотрев на рисунок спила с торца, легко определить, как поведёт себя доска в будущем. Желобки выбираются рубанком со специально заточенным ножом и ограничителем — упорной дощечкой, прикреплёной к рубанку сбоку. Она скользит по боковой стороне доски, и поэтому жёлоб ровно проходит в двух-трёх сантиметрах от кромки. Чтобы получить необходимую глубину дорожек, проходят по два-три раза, по мере углубления подбивая лезвие. После всего о тесинах говорят, что они «проторены», значит продорожены.

 

Обычно тёсом кроют в карту — доски вплотную укладывают друг к дружке, и второй ряд, верхний перекрывает продольные стыки первого. Если у хозяина не хватает материала, он кладёт тёс «вразбежку»: между досками первого слоя оставляются широкие щели — промежутки, но так, чтобы верхние доски надёжно перекрывали их. Желобки нижних досок выполняют пограничную роль, собирают попавшую на них влагу и под кровлю не попадает ни одной капли. Рассказывают, что будто бы в старину устраивали нижнюю кровлю поперёк, называли её гонтом, и поверх неё стелили тесовую — дороженую. Я себе это представляю с трудом. Если только уж очень тщательно проложить между покрытиями бересту — это будет возможно.

 

А так укладывать тёс начинают с самого края крыши. Сперва прибивают три-четыре доски первого ряда. Затем точно над их продольными стыками крепят доски второго ряда. С краю помещают узкую доску — в половину ширины основной. Потом последовательно укладывают доску нижнего ряда, за ней — верхнего, перекрывающую щель и т.д., то есть доски нижнего ряда постоянно настилаются с опережением на одну. Последней сверху опять ляжет узкая доска. Такой же порядок покрытия кровли «вразбежку» и из ломовых досок.

 

Тёс крепят гвоздями по два в каждую обрешетину. При этом достаточно отступают от краёв, чтобы при короблении доски не кололись посерёдке от напряжения. Длина гвоздя — в три толщины доски. Гвозди могут прокипятить в натуральной олифе, так они дольше не будут ржаветь.

 

Когда длины имеющихся тесин не хватает на всю длину ската крыши, устраивают так называемую «юбку». В первую очередь покрывают нижнюю часть карты (оба слоя), а затем верхнюю — непосредственно «юбку». Она может быть совсем неширокой. Для того чтобы нижний край досок юбки ровно лёг на готовое нижнее покрытие, решетины под неё выставляют в плоскости поверхности готовой части. Нахлёст в полметра бывает достаточен.

 

Чтобы закрыть щель в коньке между скатами (а раньше — и для того, чтобы прижать доски безгвоздевой кровли), укладывают охлупень.

 

«Замочка»

 

«На хорошей крыше трава не растёт»

 

Охлупень делают из толстого бревна с мощным комлем, чтобы из него можно было вырубить благородную фигуру коня; грудь делают нарочито выгнутой, рассекающей все встречные жизненные невзгоды. Возможно, символизирующей уверенность хозяина дома — капитана корабля, смело ведущего своё судно с вверенным ему экипажем и пассажирами по неспокойным водам океана жизни.

 

Без лошади не могла обойтись не одна крестьянская семья: на сенокосе она главная работница, лес для дома или бани можно привезти только на ней, товар в город отвезти — тоже. Как в дань уважения оставляли её изображения на полотенцах, прялках, мебели. Чем больше выстроен дом, тем горделивее осанка коня на нём. Да и сама верхняя часть дома — гребень крыши — называется по всей России коньком.

 

Изготавливается охлупень на прокладках так же, как водомёт. Только после выборки жёлоба теслом боковые стенки его «распахивают» — тешут топором на нужный угол.

Когда охлупень ложится на остриё крыши, стенки жёлоба почти параллельны скатам. С внешней стороны его отёсывают так, чтобы в сечении он походил на букву «Л». Называют его охлупнем возможно потому, что при укладке на место он издаёт звук «хлоп», а чтобы поднять его наверх и установить, не раз охнешь. Охлупни начали применять давно, чтоб обходиться без гвоздей: быки в пазах переводин, решетины прижаты самцами, курицы рычагом упираются в верхние каретные брёвна и снизу вверх давят на обрешетины. Нижние концы досок кровли вставляются в жёлоб водостока. Верхние концы надёжно прижаты тяжёлым охлупнем, скреплённым с князьком где-то пеньковой верёвкой, где-то «сороками» — деревянными шпонками.

 

В древности охлупни крепили ещё стамиками к князьку. Стамик — это штырь наподобии кокса, только с выступающей наружу толстой частью, художественно оформленной. Где-то эти части называют «солдатиками», где-то изображают в форме птиц — «кутошками» и «лебедями». В отличии от кокса, стамик входит в отверстие свободно. Верхняя фигурная часть функционирует как шляпка гвоздя, не даёт утянуть стамик вниз, когда его тянет клин — «сорока», забиваемый в горизонтальное отверстие нижнего выпуска за решетиной. Отверстие просверливается или продалбливается долотом. Стамики располагали на расстоянии два-три метра друг от друга.

Кровлю без гвоздей делали в старые времена. Известно, что желая использовать металлические изделия в хозяйстве, северяне получали металл вылавливая болотные губки «крицы», насыщенные железом и выковывали из них металл путём ручной ковки. Процесс этот очень трудоёмок. Поэтому, настлав кровлю, на обоих скатах сверху её прижимали тяжёлым охлупнем, а нижнюю часть ската прижимали на одну треть высоты от низа рамой из брёвен. Брёвна на углах соединяли между собой в полбревна. Соединение закрепляли коксом. Поверхность опирания продольных брёвен на кровлю ровно затёсывали. Так, чтобы бревно опиралось на каждую доску, не позволяя ей сьезжать. Надо иметь ввиду, что боковые брёвна, висящие в воздухе, укладываются сверху на продольные. Рама заготавливается на земле. Первыми поднимают продольные брёвна, опирающиеся на скаты на выверенную высоту. Чтобы они не соскальзывали по наклонной плоскости, ставят временные подпорки. После укладки боковых брёвен и закрепления коксами соединений подпорки убирают. Такую конструкцию можно применять, если постройка находится в стороне от дорог и инструмент долго приходится нести на своих плечах…

 

Если доски на тесовое покрытие пилят маховой пилой, то доски ломовые — колют. От этого и название их. Колют толстые прямослойные сосновые смолистые брёвна на две половины, предварительно делая ровные затёсы с двух противоположных сторон необходимой ширины. Это будет узкая нижняя сторона досок. За счёт разширения бревна к диаметру колотая сторона значительно шире, она ляжет на крыше кверху. Клинья для колки из более плотных пород, к примеру, из берёзы или лиственницы, вставляют в зарубы, сделанные топором на одной линии. Для облегчения колки на торцах надрубают бороздки, деля бревно пополам в одном направлении. Сперва забивают острые клинья, затем в расщеп вставляют более толстые. Лучше всего колоть брёвна, пока они не высохли: когда по весне, после морозов начинает пригревать и они оттаивают почти на всю глубину. Клинья забивают тяжёлой кувалдой. Ширину досок стараются делать одинаковой, чтобы получилась красивая кровля и не пришлось «кумекать» над каждой плахой. Если разница в диаметрах брёвен заметная, их сортируют на пары, и тогда в процессе настилки, если в нижний ряд ложится узкая доска, то перекроет щель сверху примерно такая же.

 

На сколотой поверхности отмечается линия по середине. Она послужит ориентиром при тёске неглубокого жёлоба сверху. Для удобства один край доски закрепляют скобами, а второй край приподнимают на удобную высоту и тоже крепят.

 

Если топор держать за топорище ручкой вниз, то верхний уголок лезвия называется «носок», а нижний — «пяточка». Отёсывая одну половину верхней сколотой поверхности, плотник вначале делает зарубы на длину удобного ему захвата. Носок лезвия входит в древесину на необходимую глубину посередине доски, а пяточка едва касается края доски. Зарубы делают на расстоянии 15–20 сантиметров один от другого. Скалывая участки между зарубами, сразу определяют направление волокон. Лезвие должно входить под небольшим углом, почти вдоль волокон, чтоб не получались задиры. Окончательно подчищая поверхность, проходят по ней топором ещё раз. Снимают крепления и меняют положение плахи (обработанным краем вниз). Все действия повторяются. Отесывают вторую грань, получается жёлоб. Толщина этих досок после острожки бывает в среднем сантиметров шесть, а ширина достигает и тридцати. Покрывают крышу ломовыми досками так же, как и тёсом, в два слоя, впритык и вразбежку. При этом надо иметь в виду, что кровля из ломовых досок тяжёлая, поэтому и стропила должны быть более мощными.

Дранку заготавливали из смолистой сосны и осины. Дольше всё же стоит кровля из сосновой драни. Материал на это покрытие заготавливать проще, так как лес на неё идёт меньшего размера. Может быть и десять сантиметров в диаметре. Не обязательно, чтобы были прямые брёвна, потому что чурочки-шашки, из которых строгали дрань, могут быть длиной от тридцати пяти сантиметров до одного метра (о последнем размере мне говорил один старик, сам я не видел такой длинной драни). Кровля эта легче остальных, поэтому стропила и обрешётка могут быть тоньше. Обрешётка под эту кровлю бывает сплошная из досок толщиной 3–5 см и с прозорами из жердей. Расстояние между решетинами позволительно делать около десяти сантиметров лишь бы не было прогибов драни. Размер хорошей драни в среднем 10 на 35 см и толщина может колебаться от трёх до пяти миллиметров, то есть это совсем тонкие деревянные листочки. Существовало несколько приспособлений для её изготовления. В деревне Поленовская под Кирилло-Белозёрском, в Вологодской области я, будучи как-то в командировке, отыскал в зарослях крапивы и репейника останки чудесного в прошлом станка по заготовке драни. О его устройстве рассказал мне местный мастеровой Афанасий Петрович, мастер на все руки, кто может и дом срубить, и русскую печь поставить… Станок этот, хотя и имеет сложную конструкцию, много специальных кованных деталей и мощных деревянных, но при желании в большом коллективном хозяйстве и сейчас его можно соорудить. Поскольку он очень производителен: на большой крестьянский дом за два дня настругивали достаточно драни. Одному, для личных потреб, конечно накладен. Он представляет из себя большое наборное из брусьев или плах колесо-маховик, окованное для прочности по периметру толстой стальной полосой (как колесо телеги). Этот маховик подвешен на металлическом валу с ручками-раскрутками с обеих сторон на прочно врытых в землю деревянных столбах. За эти ручки приводили колесо в движение. На одной из ручек на расстоянии двадцати сантиметров от вала сделано колено. В этом месте от ручки отходит кованая штанга, соединённая с ней шарнирно муфтой. А с другого конца штанга шарнирно соединена с мощной деревянной балкой, которая в свою очередь имеет шарнирно закреплённый конец на уровне земли и второй — свободный, с деревянной ручкой. За эту ручку поднимают свободный конец балки и кладут на чурочку, из которой выстрагивают дрань с помощью ножа-скобы с одной фаской, вбитого снизу в эту балку. Успевай только аккуратно складывать в том же порядке дрань, в каком она вылетает из под ножа, и подставлять новые чурочки. Говорят, что если укладывать вновь дрань в чурбачки, то легче с ними работать. Они не разлетаются и удобно поднимать их на крышу, и так проще переносить.

Кроме этого драночного станка мастера-древоделы изобрели и прекрасно использовали простейшее приспособление «махало». С этим махалом на плече мастер с двумя помощниками ходили по деревням, помогая крестьянам где покрыть кровлю, а где и просто подлатать. Такое махало каждый может сделать и сегодня. Это бревно небольшого диаметра — 12–16 сантиметров, 3–4 метра длиной. С одного конца просверлено отверстие диаметром около трёх сантиметров, на расстоянии, может быть, двадцать сантиметров от торца. В него вставляется металлический шкворень, который при установке махала вбивают в деревянную плаху. Шкворень должен свободно ходить в этом отвестии, поскольку бревно, цепляясь за него, будет при работе мотаться из стороны в сторону. Вместо отверстия к бревну может быть прибита металлическая петля. В метре от этого края снизу вбита скоба-нож длиной около шестидесяти сантиметров. Нож имеет одну плоскость заточки, которой и отдирает дрань от чурбачка, то есть нижняя плоскость ножа ровная. Расстояние между лезвием ножа и бревном и определяет толщину драни. С другого конца махала сверху вставлена для удобства работы деревянная ручка. Круглая, такого диаметра, чтобы не ломалась и хорошо было вдвоём за неё держаться, длиной около 40 сантиметров. Держась за эту ручку, резко дёргают свободный конец из стороны в сторону и готовят дрань, подставляя чурочки под нож. Иногда для облегчения (или кому-то так просто сподручней) к ручке цепляют прочную верёвку, за неё и дёргают махало. Так получается большое плечо, поэтому легче работать. Второй или третий помощник подкладывает чурочки и собирает дрань, последовательно укладывая её обратно в чурбачки. Перед днём работы на махале все чурбачки замачивают. Так принято, поскольку смоченные они легче колются, хотя можно щепить и обычный сухой материал. Поскольку чурбачок круглый, то ширина у всех дранок получается разной и лишь примерно одинаковая из следующего чурбака, отпиленного от того же бревна. Когда дрань готова, начинают прибивку с нижнего ряда. Когда кончилась дрань первого чурбака-шашки, стелется второй ряд, так как последовательно разложенная дрань ложится примерно одинаковой ширины с первым рядом. Дрань второго ряда отступает по высоте от первого на шесть-пять сантиметров, поскольку при большем расстоянии она быстрее загнивает.

 

Второй и следующие ряды покрытия, соответственно, перекрывают вертикальные стыки предыдущих покрытий. В ход идут специальные драночные длинные гвозди, длиной от 4 до 6 сантиметров. Они тонкие по сравнению с обычными, чтобы не колоть тонкую дрань. А длинные гвозди сравнительно с ней, так как приходится в итоге, прибивая последние дранки, пробивать пять-шесть её нижних слоев. Гвозди желательно перед работой прокипятить в обыкновенной олифе.

 

Процесс покрытия дранкой изображён на рисунке.

 

С крышей связано последнее, самое обильное угощение плотников, которое называлось «замочка крыши». Было в обычае готовить «саламатник» — торжественный семейный обед для плотников и родственников. Основными блюдами была саламата нескольких сортов — густая затируха из толокна или муки (гречневой, ячневой, овсяной), замешанная на сметане и заправленная топлёным маслом, а также каша из поджаренной на масле крупы.

 

На Руси был отмечен обычай целый год не делать крыши над сенями, чтобы всякие беды вылетали в это отверстие.

 

Кроме описанных видов кровельного покрытия были и другие — дощатые и из ржаной соломы, но они не были особо распространены (за исключением лесостепной зоны). А описанные кровли практичны и выдержали многовековой экзамен временем.

 

Полы и перекрытия

 

«Не мужик царю оброк платит, а топор»

 

Хорошо, когда хозяин успел к зиме и крышу поставить, и покрыть её. Осенью и зимой самое время не спеша заниматься делом внутри дома. Дождик не замочит, снегом не занесёт. Чтобы светло было, в стенах сруба выпиливают оконные проёмы по желаемым размерам — «в решете света с улицы не наносишь». Ведь пока вместо проёмов были оставлены для ориентации прозоры в одном венце. Они расположены в верхней части окна. Теперь просто их выпилить по направлению к низу. Так как брёвна высыхают (усушка составляет два-три процента толщины бревна), уплотняется мох в пазах, а дом оседает, то оставляют зазоры над оконными коробками, 6–7 сантиметров, а над дверными — и побольше. В проёмы легче подавать материалы с улицы.

Уровень перекрытия в своё время определяли по месту. Однако в избе-зимовке балки перекрытия врублены между 4–5 венцами. А в летней избе уровень перекрытия зависит от уклона площадки, отведённой для строительства. Так или иначе, но балки должны быть уже поставлены при сооружении стен. Они направлены вдоль короткой стены, а плахи пола соответственно ложатся вдоль длинной. Чем меньше расстояние между балками, тем больше прочность покрытия. За счёт точной подгонки балки просто лежат в своих пазах ничем не закрепленные. У торцовых стен балки не укладывают, концы половых плах опираются тут в неглубокие полки (глубиной 7 см), выделанные на соответствующем уровне по всей ширине сруба. У каждой из балок сверху сделаны «лыски» — по всей длине ровный затёс на одном уровне. На этот затёс укладывают плахи чёрного или чистого пола.

 

Чтобы в доме было тепло, устраивают чёрный пол. По периметру сруба засыпают первый венец сухой землёй, беря её из серёдки. Образовавшаяся яма будет использоваться потом как подполье для хранения продуктов. Ходить там можно только, как говорят, согнувшись в три погибели. Влезают в подполье через люк в кухоньке перед печкой, спускаясь по маленькой приставной лесенке.

 

Перед устройством чёрного пола надо ещё позаботиться о фундаменте под печь. Если решено его делать на столбах, то под них укладывают плоские камни — башмаки. Площадь каждого должна быть не менее четверти квадратного метра. Под столбы прорубаются дыры в чёрном и чистом полах. Сами столбы могут быть поставлены, когда уже настлан чистый пол. Если решено устанавливать печь на ряж из брёвен, то его рубят такой высоты, чтобы плахи чистого пола ровно легли на него после осадки, или вообще место под ряж печи оставляется свободным. О самом фундаменте под печь лучше говорить отдельно.

 

Плахи, приготовленные для чёрного пола, ровно отёсывают по черте, отбиваемой зольной бечёвкой. Чтобы в полу не было щелей, кромки затёсывают немного под углом к плоскости доски. Во время укладки и сплачивания плах волокна в местах касания сминаются, и соединения получаются довольно плотные.

 

Плахи чёрного пола укладывают вплотную друг к дружке горбами вверх. Перекрытия обычно набирают от краёв к середине. Центральная доска вставляется последней. Она вбивается втугую. Потому и называется «расколотка». Гвозди при устройстве перекрытия и настилке полов не применяются. Крепление деталей гвоздями раньше считалось признаком плохой работы. Всё делается одним топором. Недаром мужики поговаривали: «кабы Бог не дал топора, так бы топиться давно пора».

 

Богатый человек сделает утепление по накату войлоком, зальёт тонким слоем глины всю его поверхность, сверху насыплет просеянной земли. Она должна быть обязательно сухая, чтобы конструкции не натянули в себя влагу. Большинство же селян обходилось при утеплении перекрытий без войлока. Просто заливали пазы между плахами глиной и засыпали просеянной землёй или речным обыкновенным песком. Засыпка доходила почти до балок чистого пола.

 

Нередко чёрного пола вообще не делали даже в зимних избах, так как тепла в домах такой конструкции доставало даже на севере Вологодской области и юге Архангельской. А вот в летней избе точно не делали тёплого перекрытия нигде. За исключением тех случаев, когда в ней жила семья старшего сына.

 

Перед укладкой чистого пола проверяют — на одном ли уровне находятся верхние отёсанные края (лыски) балок. Берут обрезную доску, предварительно «стрельнув глазом» с торца — ровная ли. Опиливают её по длине комнаты. Устанавливают на ребро и смотрят — везде ли доска касается балок. Отмечают неровности, сдвигают доску и топором снимают выступающие участки (лучше, когда выступающие, так как в противном случае приходится под балки подкладывать клинышки).

 

Плахи для чистого пола отличного качества: сухие, ровные, лёгкие, они поют всем нутром от удара. Края отёсаны по линии, отбитой зольной верёвкой. Опиливают плахи по длине помещения на улице, у штабеля, заносят последовательно. Как уже отмечалось, половые доски располагаются вдоль длинной стороны избы и в направлении света, падающего из окон. Укладывают их горбушей книзу. В местах опирания на балки «подлапливают» — делают ровные горизонтальные затёсы, чтобы пол был ровный сверху, а плахи не качались на дуге горбуши. Если вдруг стесали больше, то подкладывают клинышек соответствующей толщины. Очень важно, чтобы половицы не плясали — не выступали по высоте одна над другой.

Укладывают плахи от краёв к центру избы. Ширину центральной — «расколотки» — узнают только спустя две недели после расклинки и окончательного высыхания пола.

Итак, уложили с краёв избы по нескольку плах — столько, чтобы удобно было работать. Сплотили их ударами или просто руками как можно теснее, но наверняка остаются щели. Обычно ручной пилой, не расслабляя сплотки, пропиливают по швам по всей длине досок, снимая таким образом все возможные неровности. Сплачивают их по мере работы вновь. Отмечают места для шипов карандашом или тюкая топором. Такие метки делают на всех плахах в шахматном порядке на расстоянии полтора-два метра одна от другой. Поочерёдно поднимая на ребро половицы, в отмеченных местах долотом выдалбливают гнёзда под заготовленные шипы. Обычно их делают из того же дерева, что и плахи, обязательно хорошенько высушив. Вставляют шипы (должны входить туго). Набирают пол до тех пор, пока не останется места, чтобы положить ещё одну доску.

 

Заготавливают берёзовые клинья длиной по полметра, количеством в два раза больше, чем число балок. Столько же берут и коротких досок. Их подкладывают под клинья, чтобы не мять края плах. Наибольшая ширина двух сложенных вместе клиньев должна быть больше остающегося промежутка между плахами. Тогда будет запас на уплотнение. Забивают парные клинья один навстречу другому в одной плоскости с полом, расположив их над каждой балкой. Напомню: обязательно между клиньями и плахами прокладывают упорные доски.

 

Забивают клинья до тех пор, пока не почувствуют отдачу при ударе. Клинья дальше не идут. В таком положении оставляют работу. Приходят через день-два подбивать клинья — и так в течение двух недель. Доски постоянно усыхают и клинья под ударами поддаются, плахи сплачиваются всё теснее. К концу второй недели таких стараний пол предельно уплотнён. Зазоры между половицами практически исчезают. Видите, как всё интересно получается: прежде две недели уходило только на уплотнение пола, а сейчас шабашники, взращённые советской потогонной системой, гордятся: «вот, мол, дом срубили за неделю!» Ну и что? Предки наши пол уплотняли долго и наслаждались при этом каждым мгновением Бытия.

 

Приятно смотреть на только что настланный пол. Помещение приобрело вид жилого. Вспоминаются слова французского путешественника Жана Саважа из Дьеппа, который писал четыреста лет назад: «Хотя у русских все орудия состоят в одних топорах, но ни один архитектор не сделает лучше, чем они делают… Нет ни гвоздей, ни крючьев, но всё так хорошо сделано, что нечего похулить».

 

Настланный пол острагивают рубанком — «стружком». Он большого размера и имеет четыре ручки с боков, чтобы работать вдвоём. Строгают пол стоя на коленях лицом друг к другу. Работа не из лёгких. Пока закончишь — сойдёт семь потов. Прежде часто говорили: «работа до седьмого пота, а иначе какая это работа!» Но после острожки поверхность «хоть языком лижи — не занозишь». Впоследствии все строганые поверхности в избе (за исключением мебели) мылись несколько раз в год с дресвой — измельченным в порошок гранитным камнем. Получали её раскаляя и охлаждая глыбы особой структуры (раньше знали, какие камни идут на каменку, какие на стирку, какие на дресву). Мыли полы и строганые стены с полками и полицами к большим праздникам: перед Пасхой — весной, перед трудовым сезоном, и к Покровам — осенью, перед тихой, спокойной и мудрой зимой, которую, кстати, величали матушкой. Зимой было хоть немного времени оглядеться…

 

Полы строгали после отделочных работ, после установки печей.

 

А вот что представляет из себя чердачное перекрытие на старинном доме. Потолочные плахи или накат из брёвен располагаются так же, как доски пола, чтобы меньше было теней на потолке и светлее в помещении. Потолочные плахи набираюся в том же порядке, как и половые, но располагаются ровной стороной внутрь помещения, горбами к крыше. Перед установкой они тщательно острагиваются с внутренней стороны. Опираются потолочные плахи на полки, вырубленные по всему периметру сруба на уровне матицы и на саму матицу, которая не даёт им прогибаться. В некоторых областях матиц (потолочных балок) бывает по две-три. Но чем больше их, тем темнее в помещении.

Когда размечают места под шипы, не забывают про отверстие для печной трубы. Здесь в одной или двух плахах приходится выпилить по куску. Поэтому куски досок зависнут. Их удержат, однако, не только шипы, сделанные заранее, но и две поперечные короткие доски, прибитые к соседним плахам кованными ершистыми гвоздями.

Утепляют чердачное перекрытие так же, как и чёрный пол: швы заливают глиняным раствором (пропорция глины с речным песком — 1:1). Затем засыпают чердак просеянной землёй или сухим песком. Слой земли может быть до полуметра толщиной, как, например, в домах на реке Сить на Ярославщине. Песок тяжелей, его насыпают не таким толстым слоем.

 

У взрослых облегчение и радость, а для детей очередные загадки: «Два братца глядятся, вовек не сойдутся», — это пол и потолок или «полно подполье гусей, лебедей» — рот и зубы. Толкователи говорят — полы во сне ;мыть — к перемене жилья.

 

Когда изба сверху и снизу утеплена, остаётся прирубить оконные и дверные коробки, поставить столярку, остеклить и много ещё чего, что меньше по трудоёмкости, но требует большого терпения и умения.

 

На новых домах завалинка не требуется, так как от неё брёвна будут гнить быстрее. Её устраивали на старых зимовках, когда венцы дряхлели. Ведь зимовку располагали с западной стороны дома. А с восточной — сооружалась летняя изба. С самого утра и почти весь день солнце лижет её стены. Если прошёл дождь, влага тут же высыхает. К тому же в летних избах нет плотных непродуваемых соединений, из подклета видна улица, в полу, как бы плотно его ни уложили, в конце концов появляются щели. Поэтому постоянно проветриваемое и обогреваемое солнцем помещение сохраняется значительно дольше. Стены зимовки ветшают быстрее. Если замена нижнего венца приходится хозяину не ко времени, швы между ветхими брёвнами замазываются специальным составом из глины со ржаной мукой для вязкости. А когда брёвна не держат тепла и из под пола тянет холодом, то делают завалинку. Это деревянный короб с улицы, высотой чуть выше уровня пола, наполненный утеплителем.

 

Как её делают? На расстоянии сорок сантиметров от стены по всему периметру избы забивают осиновые клинья. Важно, чтобы они прочно стояли. Опиливают концы ровно на одном уровне. Столбики крепят к стене дома поперечными планками с уклоном на улицу. Начинают прибивать снизу доски. Полость внутри заполняют кострицей (тем, что остаётся после обработки льна) или соломой. Сверху всё прикрывают широкими досками.

 

Отёска стен и прирубка косяков

 

«Сделано гладко, так и глядеть сладко»

 

Когда на доме не достаёт окон и дверей, красивое высокое крыльцо ещё только в воображении, приходится подниматься с улицы в дом по трапу (это короткий щит из досок с набивными ступенями). Нет украшений на фасадах. Одним словом, «стоит бычище, проклёваны бочища». Однако всему своё время.

 

Зато как хорошо прохаживаться по только что настланному полу! Половицы широкие — белые и жёлтые. По всей поверхности — неподражаемая работа непревзойдённого Живописца: загадочные горы, бушующие моря, бескрайние степи и снежные равнины, они уводят вас в тридевятое царство, в тридесятое государство к Василисе Премудрой или Царевне-Лебедь… Пахнет деревом и смолой. Дав волю воображению, можно услышать шелест ветра в лесной чаще, шум ливня, пение птиц перед восходом солнца, глухаринное токование, беззвучный ночной полёт совы, увидеть сверкание молний и столбы света, опускающиеся меж крон деревьев в июльский полдень… Остро ощущается неповторимый аромат мха в стенах. Скоро ко всем этим звукам и запахам прибавятся новые запахи, когда домочадцы заведут речь о великолепном вкусе и целительной пользе старинных деревенских блюд, таких, как рыбники, соломата, топлёное молоко, ягодники, сушёности, домашнее солодовое пиво… У городского жителя сегодня о них нет ни малейшего представления. А руководить всей этой мистерией будет незримый домовой…

По периметру избы в свободных от мебели местах устраивают лавки, над ними, на высоте человеческого роста — полицы — широкие с фигурными кромками полки. Участок стены между лавками и полицами вытёсывают (до установки полиц). Делают здесь топором зарубы во всех брёвнах. Расстояние между ними может быть тридцать-сорок сантиметров или поменьше, если древесина крепкая и нелегко колется. Глубину зарубов определяют наглаз — так, чтобы их края не доходили немного до швов между брёвнами. А затем топором с кривым топорищем скалывают «коробки» (коробка — горбуша бревна между зарубами). Кривое топорище нужно для того, чтобы во время отёски стен не обивать, не царапать руки. Оно изготовляется каждым мастером для себя. Важны его длина и особенно кривизна, иначе работать будет неудобно или опасно. Делают такое топорище, как и обычное, из берёзы.

 

Срубая первые коробки, присматриваются, в какую сторону лучше скалывается древесина, и тогда на каждом бревне удаляют излишки, действуя топором в нужном направлении. Не дай Бог, где-то сколется больше, чем надо: так и будет эта выбоина торчать на глазах у многих поколений.

 

В углах коробки не срубаются — места эти вытёсывают по дуге, так удобней подступиться. Выскабливают их дочиста, в так называемый лас. Темнота по таким местам не скапливается, свет живёт там.

 

Как писалось выше, известные нам сицкари с Ярославщины богатым заказчикам рубили дома «в крюк», здесь брёвна снутра тесали до самого угла и углы получались гладкими, как в городском кирпичном доме. Говорили, правда, что рубка «в крюк» трудна и не ходка, но зато сруб плотней и внутри дом чуть ли не господский.

 

Отделка — дело тонкое, тут глаз да глаз нужен. Рубанком выстрагивают всю поверхность стен, окончательно доводя её до ума. Острое лезвие так и попискивает, словно от удовольствия: «бзык, бзыык»… Строганая поверхность со временем становится всё более привлекательной и уже в столетнем доме излучает густой янтарный свет.

 

Выгребают стружку, она сгодится на растопку. Из коробок ничего дельного не выйдет, они прекрасно пойдут на дрова.

 

Дверные и оконные коробки, по-старому — колоды, с дверными полотнами и оконными переплётами в основном заказывают столяру, так как для этих работ необходимы специальные инструменты и приспособления. Но при желании и старании их можно сделать и самому. «Ко всякому правому делу надобно быть смелу».

 

Оконные проёмы выпиливают с учётом шипов, которые будут удерживать косяки в проёме. Последние при такой конструкции выполняют роль элементов жёсткости, не давая стенам выпучиваться. Процесс установки коробок на место называется прирубкой косяков. Название косяка — боковой части коробки — возникло в прошлом, видимо из-за способа его соединения с верхней частью коробки накосую и из-за развёрнутых внутрь помещения боковых поверхностей.

 

Соединение накосую элементов дверных коробок встречается в постройках 16–18 веков, например; в северной часовне Лазаря на Кижах, в церкви Ризоположения, перевезённой в Кирилло-Белозерский монастырь. В деревнях же в настоящее время сохранились и делают коробки с прямыми соединениями. Они проще в изготовлении и установке.

Итак, прирубают косяки. Замеряют паз в вертикальных элементах коробки — такой толщины должен быть шип в стене. На торцах брёвен, подходящих к проёму, отмечают ширину, а со стороны помещения и с улицы — длину шипа. Вырубают его очень острым топором с тонким лезвием, постоянно поправляя его точильным бруском: «востёр топор, да сук зубаст». Шип должен быть строго вертикальным — чтобы потом в коробку вошла оконная рама. Поэтому тщательно проверяют положение шипа с помощью отвеса или уровня. Когда шип в паз соединения входит свободно, говорят: «в шапку» посадили. Настоящее соединение должно быть предельно тугим и, если приходится выбирать (это относится не только к столярным соединениям), то предпочитают шип делать на сухой части, а гнездо, или «ухо», — во влажной. От этого зависит прочность проёмов. Так же делают шип для второго косяка.

 

Коробка обычно врубается в нижнее бревно стены, на половину или на треть его тощины. Проверяют горизонтальность нижней плоскости опирания, подчищают её. Нижняя часть коробки — подушка, она же — подоконная доска. С обоих её концов выбраны пазы и, чтобы вставить доску, приходится расположить её сначала по диагонали проёма. Если она подогнана хорошо, то плотно ляжет на место под своей тяжестью. Предварительно под неё подкладывается береста. Примеряют поочерёдно косяки, внизу отчёркивают их шипы на подушке, выдалбливают гнёзда под них. Прокладывают мох. Боковые части коробки окончательно ставят на свои места. Приходится постучать топором, загоняя шип в паз до упора.

 

Шип сделан не до самого верха проёма, а только чуть выступает из-за установленных боковушек-косяков. Это свободное пространство и позволяет установить вершник — последнюю, верхнюю часть коробки. Когда он лёг на место, должен оставаться промежуток между ним и верхней частью проёма. Учитывают, что метр стены по высоте через год после постройки осядет на два-три сантиметра. Поэтому, кстати, никогда не обшивают дом, не набивают украшений по высоте не дав ему выстояться. Свободное пространство затыкается куделей с кострицей, ветошью или паклей. Хотя паклю выделывают давно, на домах её раньше не использовали, так как она быстро гниёт.

 

Нижняя часть коробки — подушка, шириной обычно около тридцати сантиметров. Ширина остальных элементов — чуть больше толщины стены. Намного больше у тех, кто решил опушить (обшить) дом вагонкой. В этом случае доски обшивки, в своё время прибитые к дополнительному деревянному каркасу, лягут заподлицо с коробкой. Сечение косяков — прямоугольное, с большой фаской — откосом от середины толщины (в сторону помещения). По внутреннему периметру коробки сделаны небольшие четверти — прямоугольные выступы. В них упираются рамы снаружи и изнутри (если это ;зимовка, где двойное остекление, то есть двойные рамы). В летней избе — только по одной раме, чтобы не было жарко. Форточек прежде не делали. Проветривали помещение, открывая дверь. В летних избах в одном проёме оставляли небольшое отверстие (диаметром около 2-х сантиметров) между рамой и подоконной доской, обычно заткнутое тряпицей. Видимо, не так давно двухстворчатые рамы стали подвешивать к коробке на петлях.

 

В деревенских оконных рамах было принято делать пять стёкол. Верхнее — во всю ширину окна — занимает треть его площади. Два нижних, совсем небольших, называют «подлисточками». Брусок нижней обвязки внутренней рамы делают значительно шире других, так как в нём со стороны комнаты сделан лоток для сбора влаги. С улицы в раме внизу на небольшом карнизе выбирают канавку-капельник или прибивают небольшой фартук из жести, чтобы предохранить коробку от намокания. Если рамы двухстворчатые, то запирают их на крючки снизу и сверху.

Раньше стёкла вставляли в пазы, сделанные в горбыльках (переплётах) рамы одновременно с её сборкой. Если вдруг стекло разбивалось, что было большой редкостью в деревне, то раму разбирали в любом месте, так как в ней подгонялось всё исключительно точно. Для этого достаточно было вытащить по паре коксов из углов, раздвинуть элементы рамы и вставить новое стекло.

 

Ещё раньше обходились без стёкол — натягивали бычий пузырь.

 

Поверхность переплётов для красоты делают фигурной. Для этого пользуются рубанком-калёвкой с основанием и ножём подходящего профиля. На коробке со стороны помещения тоже можно видеть незатейливый рисунок. Наличники изнутри не делали, стремились как можно меньше применять дробные детали, а благодаря плотному соединению в стене и паза в коробке тепло не уходило. Лишь небольшая доска над коробкой со стороны помещения прикрывала усадочный зазор.

 

Красные окна на главном фасаде с фронтоном, смотрящие на улицу, обязательно украшали наличниками. Повторяющихся рисунков в одной деревне просто не могло быть. Очень красивые наличники, например, на доме крестьянина Ошевнева на острове Кижи в Карелии. Их верхняя часть служила ещё и карнизом, предохраняющим раму и коробку от дождя. Боковые же наличники, кроме того, что защищают окна от продувания, используются в некоторых местах как ставни и украшение. В ошевневском доме гармонично сочетаются нижняя его часть и наличники, уравновешивая друг друга: вверху — два гребня бушующих волн, некое безумство стихии, а внизу — спокойная полусфера и кисточки по бокам.

 

Двери

 

«Без Бога не до порога»

 

К прирубке дверных косяков предъявляют особые требования. Шипы на торцах брёвен проёма должны быть очень точно подогнаны по размеру пазов в коробке, так как двери достаточно массивны и оказывают на неё сильное воздействие. Неточная подгонка сразу выявится: косяки начнут «хлябать», мох вывалится и через щели будет проникать холодный воздух. Иного же крепления коробки к стене помимо шипов нет. Устанавливается она так же, как коробка оконная. Нижняя часть — подушка — иногда не ставится, без неё легко обойтись. В этом случае вертикальные части колоды (косяки) чуть врубают в бревно стены, стёсанное в проёме на треть или половину.

 

Дверные коробки называли из-за их массивности на Вологодчине колодами, под Петербургом — обсадой. Для них специально выбираются толстые брёвна, из которых вытёсывают четырёхбитные брусья. Нижняя часть колоды — порог. Под него при установке вделывали когда-то косу: считалось, будто она предохраняет от заговора и сглаза. Порог возвышается над полом сантиметров на тридцать, преграждает путь холодному воздуху из сеней.

 

По высоте дверной проём — ниже человеческого роста, когда заходишь, приходится наклонять голову. Тут и шапку поневоле снимешь, чтобы не упала. Хотя дело не только в этом, но и в обрядах и обычаях: гостя встречают за порогом и пускают наперёд себя через порог; через порог не здороваются и руки не подают; «через порог шагают — всё молитву творят; до избы дойдут — опять остановятся, опять старая церемония». Прохождение женихом дверей дома невесты расценивается как нападение, взлом. Один из способов лечения радикулита заключался в том, что рубили берёзовый веник на пороге и приговаривали: «рублю тиун».

Ширина дверного проёма — немалая. Обыкновенно недолгий гость присаживался на порог, как на лавку, и если кто-то входил в это время в избу, вставать сидящему не надо было, он лишь отклонялся чуть в сторону.

 

Дверное полотно набирается из обрезных досок с четвертью, толщина их — 5–6 сантиметров. Сшивается оно двумя клиновидными шпонками трапецевидного сечения, располагаемыми на расстоянии чуть меньше одной трети длины полотна от краёв. На ровном основании набирают заготовленные доски площадью под размер проёма — не меньше. Размечают пазы для шпонок ровной лёгкой доской на ширину полотна. Клиновидность паза почти незаметна на глаз. Разница ширины его на одном-полутора метрах может быть сантиметр-два. При разметке доски не должны «играть», все делается точно. Паз верхней шпонки уже справа, нижней — слева: таким образом они подстраховывают друг друга. Пользуясь пилой и стамеской, в каждой доске делают трапецевидные пазы с более широким основанием и, конечно, одинаковой глубины, к примеру, два сантиметра. Чтобы доски впоследствии не повело, если они широкие, можно дополнительно их скрепить небольшими прямоугольными шканами или круглыми коксами по два на шов. Для этого ещё раз набирают полотно на подготовленном основании, совмещают гнёзда шпонок, размечают места под шканы короткими пометками на досках-соседях. Это оси гнёзд. Переносят их на стороны соединения, отмечают формы гнёзд. Выдалбливают стамеской, вставляют готовые шканы размером 4x6x1 см. Собирают полотно, при забивке шпонок жёстко его опирают. Забивают, пока не почувствуется отдача. Опиливают торчащие концы. Измеряют точный размер двери в четвертях коробки, переносят его на щит. Опиливают и стёсывают лишнее. Так как шпонки с краёв некрасиво торчат, на длине сантиметров десять затёсывают их по вогнутой дуге. Примеряют дверь, лишнее убирают рубанком. Вверху должен быть небольшой зазор. Примеряют кованые навесы в сборе с подставами. Полотно чуть приподнимают, так как оно под собственной тяжестью чуть осядет после навески. Отмечают места навесов на полотне и забивки подставов с ершистыми штырями на косяке. Прибивают к полотну оба навеса. Чтобы не расщепить полотна и колоды, возможно, предварительно просверливают отверстия меньшего диаметра, чем гвозди и ерши. Вгоняют в косяк подставы. Навешивают на них дверное полотно — гладкой стороной в горницу, шпонками в сени.

 

У меня на Вологодчине на старых дверях шпонки изолированы тонкой берестой. Как это делали старики — секрет, и пока не до его разгадки. А когда-то в глубокой древности, обходясь совсем без металла, устанавливали двери на торчащих круглых штырях, вытесанных из массы крайней доски полотна, вставляемых в гнёзда колоды сверху и снизу. Вращались они так же, как навешанные на современные петли. Вся масса приходилась на торец нижнего штыря, поэтому он со временем снашивался.

Внутри помещения коробку располагают заподлицо со стеной. Щель закрывают наличником — широкой без рисунка доской. Утепляют внешнюю сторону дверного полотна по-старинке: по её поверхности расстилают ровным и плотным слоем льняную кудель, накрывают суровой домотканной материей и прижимают черёмуховыми прутками-горбыльками, расколотыми вдоль. Такую обноску пускают по периметру. А посередине двери делают в форме двух диагональных крестов. Хороша для этой цели именно черёмуха — она не колется, когда забиваешь гвозди, а её густокоричневая глянцевая кора в мелкую белую крапинку красива. Поэтому прибивают горбыльки, не окаривая. Со временем их поверхность как будто костенеет, глянцевеет, становится благородной. В некоторых местах, к примеру в Мезени, входные двери украшали для праздничности гроздьями рябины. Кроме функционального, двери имеют ещё и символическое значение. Так, при трудных родах придавался особый смысл открыванию дверей: дом мыслился женским телом.

 

И ещё: для излечения ребёнка от испуга просверливают в дверной притолоке на высоте роста ребёнка дырочку, срезают у больного на голове накрест несколько волосков, а также обрезают у него на руках и ногах ногти, кладут волосы и ногти в дырочку и забивают её осиновым колышком. Когда дитя перерастёт дырочку, испуг пройдёт. Во избежание пожара от грозы почему-то мазали косяки дверей и окон молоком.

 

Кот — неизменный постоялец крестьянского дома — имел повсеместно свой вход в дом во входных дверях в сени: небольшое квадратное отверстие. Когда-то считалось, что через окно осуществляется связь с миром мёртвых: в окошко вывешивали полотенце, по которому в определённое время должны подниматься в избу и опускаться родители. Непосредственная связь окон с иным пространством утверждается также в запретах выливать в открытое окно что бы то ни было, плевать, выбрасывать косточки и кошку и т.п. «Там нередко стоит ангел Господен, который в это время, чтобы ему не плеснули в глаза, уходит; в избе часто случается, что произносят бранные слова, а потому здесь чаще находится чёрт, а Ангелу здесь нет места, и он стоит тогда у окошка». В окно подать — Богу подать.

 

И окон на фасаде чаще всего было три — во имя святой Троицы». И в песне пелось: «На передней-то стене три окошечка, три окошечка да три косящатые»… К примеру на Вычегде в 19 веке жили в летних избах с большими окнами, но без печи. Позднее, в начале 20 века, в летних избах стали появляться печи, но не русские, а «голландки». Русская печь стояла в зимовке. В зимовке же было только одно большое окно, а остальные окошки маленькие — «волоковые», в один венец сруба высотой. Маленькое волоковое окно делали в заулке — небольшой клети. Волоковыми называли их первоначально из-за функционального назначения (через маленькие окна в избах, отапливаемых по-чёрному, выволакивался — выходил дым), впоследствии — из-за размера и конструкции. Закрывали его задвижной заслонкой, ползающей в пазах проёма. Кто-то говорил про свой домишко: «У нас в избушке все поползушки». Были и загадки: «В зиму и лето на полозу едет»; «Двину подвину по белому Трофиму: спит Трофим, не ворхнётся». Всё это — про волоковое окно. Использовали его и для заговоров.

 

Много образов-загадок для детворы о красных окнах: «Красная девушка в окошко глядит» (солнце), «Белая кошка лезет в окошко» (луна), «Из окна в окно золото бревно» (сноп света). И смешных образов хватает: «Ни стук, ни бряк к окошку подошёл».

 

Стоит сказать также об инструментах и приспособлениях, которыми пользуются столяры на описанных работах.

 

Рейсмус служит для перенесения малых размеров с одних деталей на другие, для разметки досок. Судя по названию, он пришёл к нам из Европы. Сделан из дерева, металлическая в нём только шпилька, прочерчивающая ровную царапину на расстоянии, ограниченном колодкой, которая, если ослабить крепёжный винт, может свободно перемещаться по бруску небольшого сечения. Никаких делений на рейсмусе нет.

 

Стусло — шаблон для перепиливания досок под разными углами. Применяется при изготовлении соединений оконных рам и не только.

 

Металлическая заправка пил позволяет разводить зубья пилы в разные стороны поочерёдно. Правильная разводка облегчает и ускоряет работу.

 

Наконец, не грех и передохнуть. А следующее дело ждёт на улице: можно будет вкапывать столбы крыльца — не всё же время по трапу в дом подниматься. А до тех пор можно кумекать, как украсить дом, крыльцо: подбирать рисунки причёлин, полотенец, выделывать конька. Это, конечно, промеж основных дел по хозяйству. И если труд — удовольствие, то жизнь — наслаждение.

 

Рундук

 

«Счастье в радости,

радость — в красоте»

 

Настоящий сердобольный хозяин прежде чем что-то сделать, основательно покумекает, возможно, посоветуется с опытными в этом деле людьми. «Всякое решение любит рассуждение». Кум — это крёстный отец по отношению к родителям крестника, крестины же центральный обряд в жизни православного человека, обряд посвящения ребёнка Богу. Слово «покумекать» постоянно использовалось в обиходе и означало думать.

 

«Думай ввечеру, что делать поутру»… У человека самостоятельного на земле дел столько, что если где-то просчитался, забыл, засуетился, дальше всё пойдёт кувырком. Вспомнишь и присказку: «Бери в работе умом, а не горбом». Есть у меня друг, который и ночь, порой, не спал, ворочался, всё думал, как лучше стены дома обшить (впрочем, так он относится ко всем своим делам). Но когда уже доходит до работы — берегись: всё вокруг шевелится само по себе, только успевай, не мешкай, поворачивайся.

 

Представляя образ жизни свободного человека на земле с большим хозяйством, который не зависит ни от кого (условно говоря), за исключением погоды (впрочем, и она есть зеркало его внутреннего состояния), его можно сравнить с вечно танцующим землянином, он сам себе композитор, хореограф и оранжировщик, музыкант и поэт… У мужика во все времена учились — учёный и искусствовед, архитектор и инженер. Сам же крестьянин получал необходимый опыт напрямую у самого Существования, через пробы и ошибки, через бессонные ночи, седьмой пот и кровавые мозоли: «Когда сеют и жнут — не глядят, что мозоли жгут».

 

Из этого опыта рождалась и архитектура русского дома. О деревянной русской архитектуре с восторгом отзывались Н.В. Гоголь, множество иностранцев-путешественников, а Север России Николай Рерих называл Римом России, русской Италией.

 

Сами деревенские жители во все времена гордились своим краем, поют об этом даже в свадебных песнях. Вот слова одной из них, мезенской:

 

Да пошла река быстрая,

Да что под славно наше Азаполье,

Да ещё славно наше Азаполье,

Да на горы стоит высокою,

Да на красы стоит великою.

Да на восходе красна солнышка,

Да на закате светла месяца,

Да на воздувье-то ветра буйного…

 

Природное чувство красоты воплощалось в пропорциях сельских построек, в их отделке. Вот, к примеру, крыльцо. Оно не только выполняет служебную функцию, но и украшает дом.

 

Обычно хозяин думает, мысленно примеряется, какое подойдёт крыльцо к его дому. Выбор большой. Если в доме будет жить многочисленная семья, то и крыльцо надо сделать побольше, чтобы всем хватило на нём места в ненастные деньки. Может быть двухвсходное крыльцо, на которое ведут ступени с боковых сторон. Но такие ставили и ставят не так часто, и мне их не посчасливилось увидеть в натуре, лишь самому с друзьями довелось сделать в дачном доме, который не приспособлен для полноценной жизни в деревне.

 

Прежде чем поставить крыльцо к настоящему дому, походят вокруг да около, посмотрят со стороны. Оно не должно мешать соседним постройкам, затенять, утяжелять фасад, да и вид всей деревни, так как стоять ему многие десятилетия. «Красота крыльца — это красота ветки, которую выбрасывает ствол»…, — так красиво сказал об этом этнограф А.К. Чекалов, написавший хорошую книжку, «По реке Кокшеньге» — о крае царских плотников.

 

Вот что советует один мой многоопытный знакомый: «…С южной стороны поставил бы высокое одномаршевое крыльцо, откуда будут видны, как на ладошке, приусадебный участок, соседние дома, ближние и дальние деревушки — крылечки в деревнях всегда стремились делать высокими, удобными для обзора».

 

Мой отец рассказывал о том, как в их деревне хозяин соседнего дома, Бекешонок перед обедом выходил на крыльцо, как на капитанский мостик, и что было мочи свистел, подзывая этим свистом своих пятерых детей. Его было слышно очень далеко, даже с реки, — это не меньше километра. Дети его всегда узнавали и стремглав мчались, оставляя игры, купание. Если кто-то из них не являлся сразу же по первому зову, то оставался в аскезе до ужина. Они не обижались на отца, просто таков был их семейный порядок. Росли послушные и способные. Представив всё в законченном виде, условно рисуют на фасаде дома силуэт будущего крыльца. Определяют размеры. Первым заготавливают центральный опорный столб. Желательно, чтобы он был толстым, поскольку только на нём будет держаться новое сооружение. Выбирают бревно диаметром сантиметров пятьдесят (хорошо если это смолистая сосна), опиливают на необходимой длине, учитывая, что около полутора метров пойдёт в землю. Подумают и о резьбе, которая украсит столб. Желательно, чтобы она соответствовала общему настроению и характеру украшений на доме. Это может быть большое яблоко с небольшими дыньками снизу и сверху или какой-то геометрический узор, заканчивающийся толстым жгутом. Но можно установить столбы без украшений, как, к примеру, на домике Петра Великого, привезённом из Архангельска в Коломенское под Москвой. Приблизительно посредине верхней части столба располагают рядом две дыньки: ту, что побольше — вверху, поменьше — внизу. От верхней дыньки посерёдке бревна выбирают сквозной паз до самого конца. Ширина паза может быть до двадцати сантиметров. В него будут вставлять бруски, на которые в свою очередь обопрутся остальные части крыльца: поперечные балки, пол рундука, обвязка из бруса, брусья лестничного марша, стойки-столбы, поддерживающие крышу.

Дыньки вырубают топором по предварительно нанесённому рисунку, для запиливания пользуются ножовкой. Инструментом действуют смело, полагаясь на умение своих рук, все неточности поправляют топором и стамеской. Большие ровные плоскости хорошо отстругивают рубанком. Наждачной бумагой раньше не пользовались, поверхности особо не заглаживали. Поэтому на резных и тёсаных конструкциях с лёгкостью можно разглядеть все движения руки мастера. Следы потёсов тут можно сравнить с мазками на картине художника-живописца.

 

Отмеряют расстояние от стены дома до центра ямы под главную опору — такой ширины будет крыльцо. Ось столба приходится по центру дверного проёма. Столб будет стоять прочно, если это место сухое и глубина ямы около полутора метров. На основание кладут каменную плиту. Это предотвратит возможное оседание.

 

Всю поверхность подземной части обрабатывают варом. Его приготавливают из пека и керосина. Пек — это остаток перегонки дёгтя или смолы, образованный при термической переработке древесины, угля или торфа. Такая обработка служит хорошей гидроизоляцией. Когда не было под рукой пека, подземную часть «укутывали» берестой — она тоже предохраняет дерево от гниения.

 

Некоторые хозяева под опоры крыльца рубили брусчатую раму. Её укладывали на камни, чтобы древесина не соприкасалась с землёй. В этом случае ставили под рундук не по одному столбу — опирали их шипами в гнёзда, чтоб исключить сдвиг. Не особенно бережливые хозяева вкапывали опорные столбы без изоляции — в таких случаях они долго не стоят, надо хотя бы обжечь нижнюю часть столба на костре.

 

Итак, устанавливают столб, с разных точек проверяют, вертикально ли он стоит (можно это сделать старым испытанным способом: на вытянутой руке на уровне глаз держать топор за кончик топориша, чтобы металлическая часть свободно свешивалась вниз, — вертикальные линии топорища и столба должны совпадать). Для жёсткости распирают столб в яме камнями со всех сторон, а пустоты засыпают землёй, тщательно трамбуя её.

 

Далее укладывают брусья в паз опорного столба, располагая их параллельно стене до уровня пола — рундука (рундук — верхняя и нижняя площадка крыльца). Эта часть, очертанием напоминающая рюмку или кубок, украшается затейливыми завитками (их без особого труда выделывают топором). Брусья меж собой крепятся коксами, как брёвна простенков в стенах. Если в срубе заранее не были сделаны выпуски брёвен за фасад на уровне рундука, то для опоры брусчатой рамы у стены перед входом ставят две стойки из брёвен диаметром 15–30 см. Их можно не закапывать глубоко в землю, а поставить на каменные небольшие плиты. На верхних концах делают шипы высотой и толщиной 6 и 8 см, на которые кладут брус рамы рундука. Горизонтальность его укладки проверяют строительным уровнем. Углы рамы рубят в полдерева или «в лапу» без остатка. В зависимости от размера (длины) рундука предусматриваются промежуточные балки. Или даже несколько — в этом случае расстояние между ними в свету (от балки до балки) определяется из расчёта восемь-десять толщин настилаемых досок.

 

Для настила обычно берут обрезные доски толщиной в пять и более сантиметров, достаточно широкие, соединяют их чаще всего впритык, без четвертей и шпунта, располагают всегда вдоль хода — в противном случае какая-то из них может выступать и цеплять за носки или каблуки. Доски пока не прибивают. Несколько штук кладут на свободные места — так удобней работать, стоя на досках, нежели балансировать на балках. В раме рундука изнутри по периметру выбирают четверть — углубление-полочку на толщину досок или набивают бруски для их опоры. Укладывают раму на место, сшивая соединения в углах коксами. Промежуточные балки укладывают, соответственно, верхними плоскостями на уровне нижней кромки четверти.

 

Доски настила опиливают строго по размеру. Укладывают на место, начиная с краёв. Последней ляжет средняя доска — расколотка. Она и уплотнит покрытие.

 

Лестница

 

«Не спехом дело спорится, а толком»

 

Доски рундука уложены впотай — заподлицо с брусьями рамы. Изготовленный таким образом, он не мешает дальнейшей работе. Другое дело, если доски стелются сверху. Тогда их приходится подгонять, выпиливать куски под стойки, оставлять место для укладки верхних брусков и балясника (балясник — фигурные горизонтальные или вертикальные доски и точёные детали, заполняющие ограждение). И, конечно, если доски рундука укладывать таким образом — сверху, то их обязательно надо прибивать. С краёв, в тех местах, где видны торцы, обычно набивается доска-наличник.

 

Дальше переходят к косоурам (тетиве) — это наклонные балки лестничного марша, в которые врезаются ступени. Для просторного крыльца вытёсывают мощные прямоугольные балки сечением примерно 30 на 20 или 25 на 15–20 сантиметров. Если диаметр бревна не позволяет вытесать такие, то оставляют обзолы (обзол — остаток круглой поверхности бревна).

 

Такую работу доверяют и сыну-подростку. При возведении сруба почти на всех операциях нужны мужская сила и сноровка, а здесь, на крылечке можно не спешить, над каждой деталью подумать, остановиться, несколько разvперемерять. И помощник постоянно на глазах, отец же здесь — учитель, инженер-проектировщик и, безусловно, художник. Строительство своего дома — дело семейное, каждый в нём может быть соавтором: «в своей семье всяк сам большой». Над работой помощника нередко шутят: «Строгай, строгай, сынок, отец придёт — топориком поправит». Известное дело, «кто сроду не тёсывал, гладко не обтешет».

 

Важно, чтобы лестница не была длинной или короткой. В обоих случаях подниматься по ней будет неудобно. У короткой — значит и крутой — ступени окажутся слишком узкими, а между ними получится большое расстояние. На длинной же лестнице ступени будут слишком широки — придётся мельчить ногами. Так что надо сначала прикинуть, каковы должны быть длина бруса и его наклон. Удобно, когда ширина ступени — около 30, а высота — примерно 15 сантиметров.

 

Для разметки один конец бруса кладут на рундук, а второй — на землю и смотрят: красив ли уклон. Когда он определён, выбирают на фунте место под брус-плаху — на неё позже будут опираться оба косоура. Далее отмечают толщину косоура на брусе рамы рундука в месте примыкания. Смотрят, где удобней нанести вертикальную линию вырубки на косоуре, чтобы не укоротить его (пожалуй, повыше касания сантиметров на десять). Черту проводят, ориентируясь на боковую сторону нижнего бруса. Она идёт от нижней грани косоура до точки пересечения с горизонтальной линией, проведённой так, чтобы косоур врубался в брус рундука на треть его толщины. При разметке соединения помогает плотницкий уровень. Конец косоура (сверху) обрабатывают с помощью ножовки и топора. Выбирают паз в опоре на треть толщины. Подчищают поверхности касания. Опять укладывают наклонный брус на место. Если плоскости не сошлись, опускают иди поднимают его нижний конец. Отмечают, поправляют вновь, подложив что-то внизу для опоры. Получается как надо. Выступающий верхний угол срубают.

 

Расчищают землю вокруг нижнего конца косоура, определяют в зависимости от глубины заложения и толщины приготовленной плахи, сколько лишнего (с учётом шипа) внизу надо отпилить. Делают это по линии, определённой плотницким уровнем. Намечают шип: длина 10, толщина и высота — по 6 сантиметров. Меньше его не делают.

 

Опорную апаху укладывают строго горизонтально — иначе лестница получится кособокой. Добиваются этого, подсыпая под неё песок со щебёнкой, и тщательно утрамбовывая.

Уложив плаху, ставят на место косоур. Шип оказывается с краю, ближе к крыльцу. Отмечают его место на плахе, выдалбливают в ней гнездо стамеской. Примеряют ещё раз. Получается хорошо, — нет щелей, всё лежит так, как надо. Всё остальное пойдёт как по маслу.

 

Измеряют высоту «подьёма» от поверхности плахи до настила рундука. Допустим, получилось 114 сантиметров. Условная высота ступени — 15 сантиметров. Делят 114 на 15. Получается семь ступенек — и лишних 9 сантиметров. Излишек этот делят на семь, добавляя по 1 сантиметру и 3 миллиметра на каждую ступень. Значит высота её будет 16,3 сантиметра — вроде около дела.

 

Измеряют расстояние по горизонтали от обреза верхней площадки до нижнего конца косоура. Хорошо, если оно около двух метров. Верхняя ступенька не в счёт, учитывают промежуточные шесть. Делят два метра на шесть. Ширина ступени выходит 33 сантиметра, тоже нормально.

 

Отмечают на внутренней боковой поверхности косоура верхние кромки ступеней. Для этого от верхней кромки рундука опускают вертикальную линию длиной 16,3 сантиметра. К этой отметке прикладывают горизонтально плотницкий уровень и отчёркивают верх ступеньки — 33 сантиметра. И так далее: вертикально вниз — 16,3, от этой точки горизонтально — 33, пока не опустятся до земли.

 

Снимают косоур и укладывают его так, чтобы удобно было работать дальше. С помощью долота выбирают пазы для ступеней, учитывая их толщину. Глубина пазов — 4–5 сантиметров. То же делают со вторым косоуром (обращают внимание, на какой стороне врезают ступени: на одном брусе пазы делают с левого бока, на другом — с правого). Выбирают паз в брусе рамы рундука и гнездо в плахе для второго косоура. Ставят на место все детали. Первой вбивают верхнюю ступеньку, слегка подстукивая, если точно подогнали, или делая снизу подтёсы. Если она не встаёт на место из-за того, что мешает брус, немного приподнимают оба косоура. Следующие ступени вгоняют изнутри. Чтобы они не качались, тоже изнутри вбивают в пазы тонкие клинышки. Верно подмечено: «И клин тесать — мастерство казать».

 

Полезно обратить внимание вот на что. Когда для строительства дома отводилось не совсем удобное место или крыльцо оказывалось на плывуне — зыбкой поверхности, где бесполезно подсыпать песок и укреплять место под опорную плаху, там под неё вбивали небольшие сваи и крепили «в насадку» — на шипы. На протяжении последних двадцати лет управления лесного хозяйства и те государственные учреждения, от которых это зависит, как специально, загоняли дачные (неудачные) участки в болотины. Мне казалось в первое время: не лучше ли было отводить территории на водах водохранилищ, озёр, рек?! Дома строить на больших плотах, площадью 5–6 соток, и, как на африканском озере Чад аборигены, на ночь самим собираться семьями дома и загонять скот, отчаливать от берега, боясь наших ночных хищников-воров… на воде почти всегда ветерок, не будет гнуса. В данном случае была бы какая-то определённость. Вот ведь как иногда получается: «дельце мало, да хлопот много».

Иной хозяин вкопает большую гранитную плиту перед своим крыльцом: в этом месте не будет ямы. Кто-то догадается вставить сбоку железную, плоскую скобу — очищать глину с обуви в период бездорожья. Хозяйка здесь держит тряпку: вытирать ноги подле корыта с водой. А вдобавок этот естественный камень придаёт своеобразный колорит двору, создаёт хорошее настроение.

 

Весело вбежать по новой удобной лесенке в дом! Дети долго топочут по ней, каждый старается внести свою лепту радости.

 

Ограждение, балясник и подзоры

 

«Коли груба работа,

не скрасит и позолота»

 

Когда готовы рундук и лестница, готовят четыре столба квадратного сечения одной высоты с шипами сверху и снизу. Это угловые стойки-колонны. И ещё два столбика меньшего сечения покороче — на промежуточные опоры (от перил до верхней обвязки). Столбы делают без резьбы, иначе крыльцо получится «пёстрым». Для украшения вырезают «гнутые» ромбики в горизонтальных досках ограждения и делают арочные подзоры. Подзор (корень слова — взор, то есть взгляд) — это деревянная подвеска, украшение, которое обрамляет открытые площадки колоколен, крылец, навесов, или доска, расположенная под лавкой в избе. Доска эта не всегда бывает резной, она имеет и функциональное назначение: предохраняет в какой-то мере от ветра и дождя со снегом; при этом под ней сохранено пространство для обзора.

 

Этих украшений бывает вполне достаточно. Внизу — один столб, вверху — три вертикали, посерёдке — четыре ромбика, жгут и дыньки столба, сверху — мягкие линии арочных подзоров и острые пики тесовой кровли. Всё расположено симметрично относительно центральной оси, хорошо совмещены строгие геометрические и мягкие плавные линии сфер и дуг. Весы уравновешены.

 

Выдалбливают гнёзда в углах рамы под стойки. Подбирают доски ограждения (балясник). Желательно, чтобы они были толщиной пять сантиметров (можно и толще) и шириной примерно тридцать. В зависимости от толщины и высоты ограждения в угловых столбах выдалбливают пазы. Подбирают бруски перил.

 

Если брусок толстый, на торцах его вырезают, шипы, предварительно отмерив точно его длину «в свету», то есть от столба до столба. К этой длине с обеих сторон прибавляют по 4–5 сантиметров — длину шипов. Под эти шипы в столбах выдалбливают гнёзда. Посерёдке брусков перил делают гнёзда для шипов промежуточных стоек. Две верхних кромки брусков можно закруглить: сначала снять топором небольшие фаски, а затем рубанком аккуратно убрать их рёбра.

 

Как предполагалось, ограждение решают украсить четырьмя ромбиками. Верхнюю доску под перилами оставляют гладкой, а на двух нижних (всего получилось три) намечают ромбики с вогнутыми гранями: половину фигуры — на нижней доске и половину — на верхней (высота ромбика примерно равняется ширине доски). Запиливают ножовкой до вершины, срубают всё лишнее, короткими ударами топора доводят форму до видимого совершенства.

 

Готовят доски на подзоры, выдалбливают под них пазы в верхних концах стоек.

 

До сборки всех деталей побеспокоятся о верхней обвязке. Размер её точно такой же, как и нижней. Бруски в углах меж собой соединяют «в полдерева» и сшивают коксами.

 

Начинают последовательно монтировать заготовленные элементы. Лучше, если в этом процессе участвуют три человека: двое вставляют две угловые стойки и придерживают их, а третий набирает ограждение. Одну из стоек отклоняют немного от вертикали, вставляют доски ограждения в пазы. Временно крепят эту раму подкосом, скажем, доской полутораметровой длины, а также маленькими клинышками (их вставляют в щели пазов между поручнем и стойками). В таком порядке монтируют другую сторону конструкции. Это сделать легче, так как одна стойка уже стоит, вторая будет у стены с выпуском. Чтобы ограждение вставить в пазы, немного отклоняют от вертикали внешнюю стойку. Закрепляют клинышками в местах соединения поручня. Конструкция стала устойчивой. Устанавливают промежуточные стойки на поручни.

 

После этого занимаются подзорами. Отмечают длину досок с учётом паза. Лучше это сделать у основания промежуточной стойки на уровне поручня. Опиленные по размеру доски подзоров вставляют через верх, с торцов стоек. Теперь, отойдя в сторону, решают, какой подойдёт рисунок. Так и есть: лучше вписываются арочки. Вначале на одной доске делают пробу — небольшую дугу, вставляют доску на место и ещё раз оценивают. Если выемка недостаточна, нужно вытесать её топором поглубже, сняв доску, конечно. Когда после ещё одной примерки решают, что арочка подошла, остальные доски делают по этому шаблону. Чтобы при тёске не скалывались треугольные участки, делают несколько запилов, не достающих немного до черты. Топор обязательно должен быть острым.

Помещают доски подзора на свои места. Ставят четвёртую большую стойку. Собирают верхнюю раму и сшивают углы коксами. После подготовительных операций устанавливают стойки для перил лестничного марша. В верхней, расположенной на рундуке, сбоку выбран паз для ограждения. Вставляют туда короткие доски заборки (ограждения) и укладывают короткий поручень. Один конец его вставлен в гнездо в стойке. С другой стороны, с торца, прикладывают наклонный поручень лестничного марша под необходимым углом. Отчёркивают эту диагональ на спиле короткого. Взглянув сверху, отмечают на нём ширину наклонного поручня. Ножовкой делают наклонный запил. Скалывают топором по черте с торца и зачищают сколотую поверхность. Забивают клинышек в щель паза в стойке, крепят. Другой конец поручня крепят гвоздём к короткой стойке. Вбивают его сверху вертикально.

 

Укладывают брус наклонного перила на подготовленное место вверху, нижний конец прикладывают сбоку к стойке (внизу) параллельно косоуру. Отчёркивают на стойке линию плоскости укладки. Стойка по высоте имеет запас для шипа.

 

Сделали шип на стойке и гнездо на поручне. Поручень ставят на место. Вверху выступающую часть стёсывают до уровня с коротким и прибивают. Для верности можно прибить поручень и к нижней стойке.

 

Можно обойтись и без гвоздей. Думается, что эти шиповые соединения удобней посадить на столярный клей. «Клеек да рубанок — столяру отцы родные».

 

Нижний конец перил неплохо закруглить, а сами брусья острогать тщательней остальных поверхностей: по ним будут скользить сильные руки мужчин и нежные ручки детей и женщин. При острожке рубанок направляют вдоль волокон. Оставшиеся неровности убирают острым коротким ножом, с каким, к примеру, ремонтируют валенки. Лезвие лучше держать перпендикулярно обрабатываемой поверхности и как бы соскабливать задиры движением к себе. В нынешние времена это легче сделать с помощью наждачной бумаги: сначала она должна быть покрупнее, а затем мельче и мельче. Полируют поверхность пучком сухого болотного хвоща. Если перила сделаны из берёзы, то со временем вы заметите их превосходные качества. «Дело гладко, так и глядеть сладко».

 

Переходят к устройству крыши крыльца. В данном случае нужна односкатная кровля. Фронтон, то есть пространство между верхней связкой и скатом, заполняют брусками. Высоту ската и ширину рамы замеряют. Выкладывают приготовленные бруски на одну сторону на ровное место, очерчивают линию ската, стёсывают лишнее и опиливают по размеру. Просверливают отверстия под коксы — по два на брусок. Поднимают наверх, набирают. Делают небольшие вырубы под жерди или брёвна обрешетины — чтобы снизу не поддувало. Вверху, у стены, решетина должна быть потолше, посерёдке — потоньше. Внизу тёс опирают о брусок обвязки. Прохожий поглядит на работу, да и скажет: «красна птица пением, а человек — умением».

Приготовят тесины по размеру, продорожат. На нижних концах досок верхнего ряда, поскольку не устанавливают курицы и жёлоба, для красоты выделывают так называемые усечённые пики. Вылет карниза получился около полуметра.

 

Типы крылец. Гульбище

 

«Красивое слово- серебро, а хорошее дело — золото»

 

Поставлено так называемое угловое крыльцо с лестницей, расположенной параллельно стене дома. На селе ешё часто ставили и ставят до сей поры прямое крыльцо с лестничным маршем, перпендикулярным стене. Односкатная кровля удобней и красивей вписывается, когда с крыльца устраивают ход на гульбише. А на крыльце без гульбиша устраивают кровлю бочкой, — на два ската — один короткий над рундуком, второй значительно длинней — над лестничным маршем, переломленный над нижней площадкой. Такую крышу увенчивают охлупнем с небольшим коньком, похожим на тот, что водружён на основную крышу. Делают курицы и водомёты, прорезные и накладные причёлины. Крыльцо так же следует украсить. Об украшениях дома разговор пойдёт в отдельной главке.

 

На угловом крыльце мезенского дома, а иногда и в домах средней полосы России делали выгнутые кровли — кровли синусоидой. На такой кровле нет острых переломов и с обеих сторон установлены водомёты на курицах. Доски же кровельного покрытия буквально выгнуты.

 

Очень красиво висячее крыльцо — оно опирается не на столбы, а на «выпуски» — концы брёвен, выпущенные из самого сруба. Ими бывают концы балок перекрытия. Такое изумительно лёгкое, можно сказать, невесомое крыльцо можно увидеть на Успенской церкви в Кондопоге, что на Онежском озере в Карелии. Хотя она создана в 1774 году, как считают знатоки — на закате истории древнерусского зодчества, это один из самых гармоничных и совершенных образцов виртуозного мастерства обыкновенных плотников.

 

Порой на одностолбовом крыльце делали подпору — столб поменьше диаметром, чем основной, установленный под раму со стороны лестничного марша как подпорка. Однако на некоторых крыльцах, кде лестница достаточно крутая, выполняющая роль подпоры, ставят нетолстое бревно с небольшим уклоном с другой стороны. Часто на угловых крыльцах крытых бочкой и, возможно, опирающихся не на один столб, делали широкие нижние площадки. Кто-то такое крыльцо предпочитал устраивать открытым, совсем без крыши. Единственным ограждением на таком крыльце являются перила из обыкновенных жердей. На домах с таким крыльцом и украшения соответствующие — без изысков. Но нередко тут перед входом можно видеть одну большую каменную плиту или несколько небольших на подходе.

 

Устраивают крыльцо и совсем другой конструкции — на срубе. Рундук ставится на отдельный сруб из брёвен или бруса так, что ступени перевязываются с их несущими продольными брусьями «в охряпку». Такими бывают одно и двухмаршевые крыльца. Одно из них изображено здесь на рисунке.

 

Выше описаны типы крылец, когда дом стоит на высоком подклете и, поднявшись по лестнице на улице, человек попадает в сени, уровень пола которых совпадает с уровнем полов в жилых помещениях. Сени — холодный коридор под одной общей крышей с избой перед входом в неё. Там, где строят «двужирные» (двухэтажные) дома, устраивают лестницу на второй этаж в сенях. Первый этаж на таких постройках обычно рубят на низком подклете. Такое крыльцо об одну-две ступени при внутренней лестнице было распространено в Заонежье и Каргополье. Кровлю на нём поддерживают резные лёгкие столбики. Крыша совсем небольшая, поэтому её называют просто — «козырёк». Он бывает одно и двухскатным, может быть полукруглым, с причслинами и без них. Иногда вместо столбов его удерживают хитрые кованые витые кронштейны-подкосы. Потолок на них низкий, поэтому всегда обшит чистой строганой доской и порой ему под двухскатной кровлей придают сводчатую форму — бочкой.

 

В домах более поздней постройки 19-го — начала 20-го веков крыльцо стали делать глухим — снаружи обшивать тёсом. Также под влиянием городского строительства в это время крестьяне начали устраивать при входе в дом вместо крылец терассы — тесовые пристройки с большими окнами (нынешние веранды). Иногда их оставляли открытыми с боков.

 

На большом доме типа «брус» приходилось ставить по два крыльца. Это решение оправдано из-за большой протяжённости дома и особым расположением в плане его жилых помещений. Хозяйственные постройки: клети, сараи, хлев и сам двор — обычно располагали в средней части, поэтому там было много всяких заулков, коридорчиков, свободных пространств, и от сквозняков эту часть стремились закрыть с востока «передом» — летней избой или избами пятистенка или шестистенка, а с запада закрывали зимовкой или сеновалом. Такова, например, планировка домов на севере Вологодской области. В других местах планировка сельских домов иная. Об этом стоило бы поговорить особо, это очень интересная часть в народной науке о Доме.

 

Так вот, при планировке «брусом», когда все постройки как бы нанизаны на одну ось, на доме устраивали два крыльца. Одно вело в сени перед летней избой, другое в сени перед зимовкой. Иначе путь по внутренним переходам дома был бы слишком долог.

 

Интересной архитектурной особенностью северных домов являются галереи или гульбиша, опоясывающие дома на уровне пола перекрытия второго этажа или избы на высоком подклете. Сбоку они ограждаются перилами, над ними часто устраивают навес, который поддерживается нередко резными колонками.

 

Иногда навес является продолжением ската крыши. На эти галереи выходили, возможно, ожидая своих мужей из дальнего плавания, хозяйки. Иногда, если дом стоял высоко, можно было выйти и посмотреть со всех сторон — какую погоду предвещает небо. С такого удобного для наблюдения места ничего не стоило разыскать загулявшихся детишек. Чтобы закрыть ставнями окна, да мало ли удобств у такого большого балкона! Более всего такие дома характерны для Карелии и Обонежья. Образцом такого гульбища можно считать галерею на доме Ошевнева, что находится сейчас в музее-заповеднике Кижи.

 

Его конструкция проста. Это выпушенные на длину до метра и более концы балок перекрытия. Снизу они подперты нетолстыми подкосами. Один конец подкоса опирается в сену дома, второй в зарубку на выпуске. Прибивают их гвоздями. На покрытие или пол идут обыкновенные толстые доски или плахи — если пролёт выпусков большой. На концах выпусков устанавливается обвязочный брус по всей длине гульбища. В его пазы вставляются шипы стоек ограждения, на которые в свою очередь ложится поручень. Торцы выпусков предпочитают закрывать резными обналичинами. Свободное пространство под перилами заполняется балясинами. Красиво смотрятся балясины, точёные на токарном станке. И такое в деревне не считалось зазорным. Станки для их изготовления бывали с ножным и ручным приводами. Конструкции станков бывали самые разнообразные. Каждая балясина до установки поручня вставляется вырезанным на ней снизу шипом в паз в брусе обвязки. А затем на поручне соответственно отмечали, накладывая его сверху, места под верхние шипы их. Затем снимают поручень и готовят в нём гнёзда. Окончательно устанавливают. Ограждение готово. Если балясник делают из досок, то, соответственно, вначале заготавливается необходимое его количество определённого размера и формы. Внизу на обвязке делают паз. Вставляют заполнение, сверху его крепят профилированными брусками.

 

Устроив такое крыльцо, хотя бы как описанное у нас с гульбищем, очевидно, что каждая часть дома, как в разьёмной головоломке удерживает соседнюю и держится ею. Теперь остаётся совсем немного — начать и кончить. Делов-то: украшения навесить, печи сбить да сложить, мебель встроить, половиков настлать, петуха пустить… гостей созвать, там и до двора руки дойдут. Так что дел хватит и детям и внукам и правнукам, Бог даст!

 

Одеяние деревянных домов

 

«Что город, то норов»

 

Существование настолько удивительно, настолько прекрасно, что художники непрестанно рисуют невероятные картины потрясающего их Мира: кого-то ослепляет луч света на оконной раме, кто-то растворился в безднах космоса, изображает зарождающиеся вновь галактики… композиторы бесконечно сочиняют тихие лирические песни, игривые пьесы и сумасшедшие симфонии… учёные давно говорят о том, что просто-напросто не увидеть, не услышать и не почувствовать, но «Оно» также реально как укус комара летом, желтопёрые цыплята на зелени, пескари на мелководье, детская улыбка… — всё восхищает поэта, откликается в живой душе каждого человека.

 

Оно непредсказуемо и нет Ему границ, об этом невозможно закончить восторженно говорить, однажды начав!

 

В этом разноголосье свой особый язык — стиль работы и украшения домов — в Мезени у Полярного круга. Здесь он прост. Размеры домов, огромные брёвна в них, не теряются в необозримых северных просторах и не загромождают пространство. Природная структура материалов, её волокна, вкрапления, окраска, меняющаяся в течении дня, года, жизни и накладная резьба причёлин да филёнчатые ставни с обязательным присутствием на доме куриц, водостоков и коней на охлупнях или оленей с ветвистыми рогами, самое распространённое одеяние здешних построек. Редко, но всё же можно тут неожиданно увидеть расписной тёсанный фронтон с заморскими зверями, совсем казалось бы, неуместными здесь львами, павлинами и птицами, очень походящими на птиц с фресок египетских пирамид. Можно встретить незатейливую геометрическую роспись подшивных карнизов. Обшитых тёсом или вагонкой домов почти нет, так как это всегда было дорогим удовольствием из-за огромных размеров домов. Ведь для обшивки их требуется много материалов. Поэтому для тепла и долговечности старались заготавливать на сруб брёвна большого диаметра и располагали постройки так, чтоб прикрывать ближайшие от ветра. Порядка в планировке, как такового, в этих деревнях нет.

 

Похожие дома и деревни, почитай по всему Беломорью — от Поноя до Онеги и Пустозёрска.

 

Поменьше по размерам и количеству хозяйственных построек, покучнее в ряду и уже шитые тёсом или вагонкой в деревнях у поморов в устье Северной Двины. Отсюда близко до столицы Севера — Архангельска — средоточия культурных связей с центром России и многих заморских государств. На домах в деревнях давно прорезные железные дымники, некоторые крыши крыты кровельным железом, на фасадах красуются водосточные трубы с ажурными водосточными воронками, у козырьков крылец встречаются кованые детали.

На соседней Пинеге, что немного южнее Мезени, порядок домов стройный. Дома на улицах деревень здесь сравнивают с людскими хороводами на праздниках. Здесь много лесов, поэтому местные жители не так страшатся ветров. Фасады чаще украшены балахонами (балконами), имеющими в основном декоративное значение, поэтому без дверей со светёлок (верхних комнат). На фронтонах, называемых тут скосками, нередки ветреницы (кисти, киси) — резные доски, часто заканчивающиеся солнцем (в знак поклонения свету дня и мудрости), свисающие от охлупня, закреплённые на стыке причёлин. Больше появляется полотенец — резных досок, свешенных с торцов последних продольных брёвен стен — консолей (это знак поклонения чистоте рук и помыслов). Избы на Пинеге поменьше мезенских, ниже подклеты. В последнее время стали появляться обшитые тёсом и вагонкой. Такие дома стоят почти в два раза дольше: за счёт каркаса, стены под обшивкой проветриваются, брёвнам в срубе ничего не делается.

 

Поднимаясь по реке Онеге с севера от Белого моря на юг, можно наблюдать, как по мере приближения к центральным районам страны, переменой ландшафта и растительности, украшения на крестьянских домах и других постройках становятся живописней, как бы расцветают, пышнеют, разнообразятся. Появляется больше резьбы на всех элементах дома: водомётах, курицах, огнивах. Вместо традиционного конька можно увидеть, к примеру, зайца, просто волнистую гриву, и резьба здесь совмещается. В Каргополье удачно сочетается накладная и пропильная или ажурная резьба, на ставнях цветы и веточки с ягодами, выполненные в глухой (плоскорельефной) резьбе. Есть мнение, что некоторые мастера специально строили дома с мезонинами для большего простора в проявлении своего украшательского мастерства.

 

Жители с реки Кокшеньга на границе Архангельской и Вологодской областей украшали свои дома ещё и «кутошками» или «лебёдушками» — резными фигурками птиц поверх «стамиков» — крепёжных элементов охлупней на коньках крыш. Стамики называли ешё «солдатиками», а знакомые нам курицы именовали «куричинами». На фронтонах под карнизом помещали резные подзорные доски или подзоры, чаще выделанные в манере простой пропильной резьбы. На них узор расположен у нижнего края. Здесь основа у всего «чтоб баско было». Красиво! Недаром Кокшеньга была когда-то краем царских плотников.

 

У известных в прошлом корабелов с реки Сить на Ярославщине, продававших на ярмарках в Питере по весне свои суда, рубленые старым и малым в зиму у себя дома, дома и вовсе отличаются от прочих пышными украшениями. Здесь давно отошли в прошлое самцовые крыши с бревенчатыми фронтонами. Последние обшивают досками по брусчатым каркасам, как впрочем, и все стены вместе с цоколем и углами. Из-за изменения конструкции крыши появились дополнительные украшения вокруг светличных окон, больше по площади становится резьба подзоров, вместе с наличниками на фасаде доминирует красная или лобовая доска (фриз, тяга — у неё много названий), появляются широкие резные пояса от низа окон до цокольной части. Углы превращаются в стильные барочные пилястры (полуколонны в массе стены) с накладными узорами и капителями (расширением вверху). Резьба здесь в основном ажурная, пропильная, совмещённая с накладной. Глухая плоскорельефная резьба без сквозных отверстий (её называют корабельной, так как впервые она использовалась при украшении судов) из-за своей трудоёмкости постепенно исчезает — отошёл в прошлое отхожий плотницкий промысел из этих мест, откуда раньше расходились по всей Руси большие артели резчиков.

Глухая резьба без окраски чаще украшает фасады костромских домов. Здесь орнаменты с изображениями растений и животных идут вокруг всего дома по карнизам. Резьба очень сложная, занимающая большую площадь — далеко не каждый сможет её выполнить. Балахоны в этих местах встречаются крайне редко. Вместо полотенец на консолях видим розетки, в карнизе и фронтоне — «слухи», окошечки.

 

Здесь ощущается определённое влияние древних строительных традиций Нижнего Новгорода: похожи пропорции фасадов, планировка домов. Разница резьбы тут и там — в красках. В Нижнем Новгороде не скупились на яркие разноцветные масляные краски, зелень там откровенно зелёная, цветы большие белые или красные, стены старых домов синие и белые оконные рамы.

 

В Карелии в Обонежье множество лесов, живописна природа, леса полны зверья и боровой дичи, много полезных ископаемых. Край примыкает к исконно русским землям когда-то крепкой Новгородской республики, здесь издавна ощущается влияние и близость Петербурга. М.В. Ломоносов связывал многие открытия и великую помощь в процветании России с богатством этих земель. Повидимому благодаря этим положительным моментам народная архитектура сих мест вобрала в себя всё лучшее, что было накоплено веками на Руси. Здесь можно встретить почти все виды планировок домов и их конструктивные элементы, все виды крылец и украшений. Один лишь уже ранее упоминавшийся дом Ошевнева на Кижах, которому 150 лет и он в прекрасном состоянии, украшен разнообразнейшей резьбой: накладной, ажурной, глухой, обьёмной. Лобанки (или очелье) — верхние части наличников окон украшены причудливыми узорами в стиле барокко. На колонках балкона вырезан толстый жгут, с ними прекрасно гармонируют точёные бутылочки балясин, прорезной подзор подвески, большая и малые арки балкона. Огромный дом (каких сейчас нет даже у нуворишей, а в советские времена в домах такого размера проживало до двадцати семей) опоясывает гульбище — характерная деталь построек в этих местах. И ничего во всём этом нет лишнего, всё соразмерно и академически выверено!

 

Таковы вкратце характерные особенности оформления старых русских деревянных домов, имеющих много общего и в то же время наделённых мастерами заметными отличиями, отражающими характер народа и природные условия. Используя опыт дедов и прадедов, хозяин теперь может выбрать милые сердцу формы и соответствующие месту постройки элементы. Стоит иметь ввиду ещё, что наши учителя-предки внутреннее пространство дома стремились избавить от излишеств, а внешний его вид старались согласовать с окружающей природой, чтобы постройка стала её составной частью, не забывая, однако, проявить свою индивидуальность, сложить свою благодарственную молитву Существованию.

 

 

Детали

 

«Красота без разума пуста»

 

А теперь несколько конкретных секретов мастеров, как всё это делать.

 

Дом обшивают не раньше, чем через год-полтора после постройки, когда он основательно осядет. До тех пор можно вырезать, лучше из сосновых досок, причёлины-крылья, ветреницу с солнцем и подкрылья-полотенца. Одновременно заготавливаются наличники и ставни на окна, вырезаются подзоры (подвески к крыльцу или гульбищу), заказываются точёные балясины столяру профессионалу или токарю.

 

Говорят, когда столяр умирал, он простил всем, только еловому сучку не простил. Уж больно ель привередлива. Еловые сучки называют стеклянными, а сосновые сахарными. На торцовых еловых сучках проверяют лезвия режущих инструментов. Если оно проскакивает легко, когда проводишь по заготовке, значит нормальный металл, если лезвие встало или появилась выщербина — неважный. По толщине доски усыхают до 10-ти процентов, по длине вообще не изменяются. Поэтому рекомендуется на внешней отделке использовать воздушно-сухие доски.

 

Снизу карниз крыши подшивают тёсом или вагонкой. От этого дом станет теплее и не будет задувать снег на чердак, а также закроются неостроганные концы слег. Желательно, чтобы поверхность обшивки была ровной. Для этого проверяют на глаз, на каком уровне относительно крайних решетин находятся средние. Можно пользоваться длинной доской с ровной кромкой. Приложив её к решетинам снизу, сразу замечают, где необходимо подтесать, а где подложить дошечку.

 

Начинают подшивку от стены. Отмечают на доске рисунок её примыкания к брёвнам и топором вырубают его — тогда не будет больших щелей. Если доски широкие, желательно гвозди вбивать подальше от кромки, ближе друг к другу по ширине. От этого они не так колются при короблении. Хорошо, если эти доски соединяются меж собой в четверть или в шпунт. Обязательно их нужно острогать. Впрочем, сделать это надо со всем материалом, идущим на отделку дома. Доски так лучше сохраняются, меньше вбирают в себя влагу.

 

Острогать доску можно в несколько приёмов. Вначале проходят рубанком с полукруглым лезвием (шерхебелем), затем рубанком с двойным ножом (один нож обычно называется железкой, а второй, ломающий стружку — горбыльком). Стружка подламывается, поэтому у сучков не остаётся задиров. Горбылёк устанавливается на расстоянии 0,5–2 мм от режущей кромки железки. Строгать лучше, держа рубанок не прямо по движению, а немного наискосок — так лезвие приёмистей цепляет стружку. Чем она тоньше и длиннее, тем красивее получается поверхность. Потом её стоит поправить фуганком. Лезвия ножей вовремя подтачивают, следят, не выщерблена ли кромка, хотя это сразу бросается в глаза. Рубанком можно обрабатывать боковые и даже торцевые поверхности. Тут надо быть аккуратней, чтобы не сделать скол. Предупредить его можно, «заовалив» утлы доски.

 

Чтобы щели между крайней доской карниза и бревном не бросались в глаза, их закрывают подзорами, заодно украсив ими стены. Подзор — это доска толщиной 20–30 мм с простым пропильным узором, к примеру, «городком». Для пропиливания орнамента применяются обычная поперечная ножовка по дереву, у которой зуб имеет форму равнобедренного треугольника, и мелкозубая поперечная ножовка, а также нож или топор для скола лишнего материала и снятия фасок, коловорот с пёрками, разметочные угольники, метр. Угольником или малком (с шарниром в углу) размечаются горизонтальные и косые параллельные линии. Выпиливают осторожно, чтобы излишне не трясти доску. Отверстия сверлятся в два приёма. Сначала с лицевой стороны на 2/3 глубины, а потом с обратной, ориентируясь по маленькому отверстию от жала пёрки. В противном случае получаются срывы волокон, выщерблины — доска портится. Под конец желательно удалить ножом все неровности или задиры и сделать небольшие фаски. Перед установкой в подзорах сверлят отверстия для гвоздей — так меньше опасность, что доски расколются. Чтобы со временем не появились ржавые подтёки, некоторые мастера проваривают гвозди в олифе, предохраняя их заодно от коррозии.

 

Многие не покрывают олифой и не красят свои подзоры, но есть места, где это делают искусно, расчитывая продлить срок их службы. Так под Нижним Новгородом есть на домах просто неподражае

неподражаемые разноцветные орнаменты.

Причелины изготовляют примерно так же, как и подзоры, но делают их более живописными, часто в несколько рядов узоров. У охлупня причелины соединяются впритык на угол, а внизу выступают за свес кровли красивой кистью. Они сравнимы с перьями птицы, из-за чего в некоторых местах причелины называют «крыльями». На кисти часто вырезают восьми или шестнадцатилучевое солнце, порой ещё и со спиральными лучами. Тогда создаётся впечатление, будто эти колёса крутятся. Ещё где-то хозяева, желая украсить и одновременно обезопасить своё жилище, помешают православный животворящий крест в сферах. Кто-то причёлинам придаёт форму волн, на досках нижнего ряда резцом вырезает «изюминки» — мелкие продолговатые углубления — как бы капли дождя, символизирующие «небесные хляби» — это оберег плодородия. А под конёк, на стык причёлин помещают солнце — основной источник жизни. Эти формы — своеобразная молитва крестьянина, оберегающая семью и дом от неудач и несчастий.

 

Причелины закрывают торцы слег и свободное пространство между кровлей и подшивкой карниза. Крайние доски кровли чуть выступают, образуя едва приметный козырёк. Если волокна подготавливаемой доски прямые, то отесать её по отбитой линии (с помощью прямой доски) можно на месте. Когда доска с множеством сучков и свилевата, делают по всей длине её запилы. Затем осторожно скалывают эти участки. Чем привередливее структура доски, тем больше приходится делать запилов. Прибивают причелины к торцам решетин. И когда в первом слое задуманной причелины не хватает одной ширины доски, дополнительно набивают недостающую без узоров. Следующий накладной ряд уже первого и т.д. Один узор выступает из под другого как бахрома. Есть такие, кто включает в оформление причёлин трёхгранно-выемчатую резьбу. Это вид глухой резьбы с геометрическим орнаментом. При ней производится частичная выборка материала из массы заготовки. Резец, начиная движение с трёх разных точек, заканчивает его каждый раз в одной и той же точке. Резьба всегда выполняется по заранее нанесённому на поверхность доски рисунку.

 

Чтоб сделать сквозные прорезы сложной формы, в доске внутри контура предполагаемых вырезов делают необходимое количество отверстий сверлами или пёрками разного размера (для облегчения). Надрезают с той и другой стороны соответствующие промежутки между отверстиями. Что-то после этого выкалывают, что-то выпиливают ножовкой с узким гибким полотном, и затем уже свободно подбираясь, поправляют контуры острым резаком.

 

Покрытие олифой предохранит причелины от дождя и мороза. Она бесцветна и не скрывает красивую фактуру дерева.

 

Наличники

 

«Не бывает и скуки, когда заняты руки»

 

Наличники на окнах украшают дом и придают ему завершённый вид. Формы их разнообразны. Хотя изначально их делали, чтобы надёжней закрыть стыки между стеной и оконной коробкой. Или это были распашные ставни, закрывающие окна во время отьезда хозяев. Верхняя часть наличника называется очельем. Выполняет роль карниза, закрывающего сверху окно от дождя и снега. Иногда он широк, иногда в этом не было необходимости из-за широкого карниза самой крыши. И тогда очелье становится украшением. Здесь, в навершии изображают кроны пышных деревьев с опадающими листьями (запечатлевают годовой цикл), кольца приворотные, крестики, листочки ягод — костеники, веточки или цветы на стебельках, охраняющих по краям драконов с тройной вырезкой «пасти-языка», полсолнца — как символ его закатов и восходов, меандры — геометрический орнамент, имеющий форму непрерывной спиральной кривой линии, ломанной под прямым углом, символизирующий реку жизни, по образу древней реки Мендерес в Турции. Знаками бесконечности — двойными завитками в разных направлениях мастера изображают пургу и сказочную метелицу. На боковушках селят белочек, рыб, ласок.

 

Юмор — это одна из главных черт русского характера. Естественно, им обладают многие из народных мастеров. Они помещают на наличниках смеющихся утят, лукавых птиц, кур, высиживающих яйца, двуглавых орлов, голубей. Тут могут возлежать сбоков русалки-берегини, иначе «фараоны». По очелью может проплывать как «летучий голандец» — ладья, скакать ретивый конь, прохаживаются предупредительные петухи — символ бдительности, охраны. Считается, что нечистая сила не подступается к ним. Иной прохожий спросит у хозяина: «Что здесь изображено?» «Собаки, которые дом сторожат». — ответит он. Используются на наличниках и традиционные антропоморфные изображения — женщин с воздетыми к небу руками, хороводы и т.д. Можно увидеть подвеску в форме двуручной пилы. Всего даже и не перечесть. Здесь вся жизнь простого человека, утеха и веселье старому и малому.

 

Навершиям наличников так же придают треугольную форму (подобно скатам крыши), арочную, сердцевидную и разорванного карниза, прямую и сложную, форму, напоминающую старинный женский головной убор — кокошник.

 

Для выделки сложных украшений требуется многочисленный инструмент. Может понадобиться лобзик. Нынче используют электрический инструмент, а в прошлом веке у мастеров был лобзик с механическим ножным приводом. Без ножа-резака с закругленным лезвием, заточенным на клин, обойтись сложно, как и без похожего на него ножа-косяка. Конец последнего сточен на угол в 30 градусов, лезвие так же заточено на клин. Ими хорошо подрезать профиля и снимать фаски. Нужен и набор стамесок: плоских различных размеров шириной от 7 до 25 мм, полукруглых: отлогих, средних и крутых шириной от 5 до 25 мм. Хорошо иметь полукруглые стамески — глюкарзы, изогнутые по длине, шириной от 2 до 15 мм. Узкие полукруглые стамески — цезарики, изогнутые круто в нижней части, шириной 2–5 мм. Такой инструмент расширяет возможности и облегчает работу.

 

В основе наличников — рама из досок толщиной 30–40 мм с внутренними размерами, позволяющими полностью распахивать створки окна или по необходимости легко доставать всю оконную раму из коробки. Внешние очертания соразмеряют с очертаниями дома и выполняют в традиции места.

 

Перед работой делают несколько вариантов рисунков. Раму собирают на шипах или в полдерева. Верхнюю доску наращивают с другими дополнительными на шпонках или клею. К ней прибивают опорные уголки, колонки под карнизную доску, на неё набивают детали резного фриза. Нижняя часть рамы меньше по площади, с боков её часто выделывают короткие кисти полотенец. Рама может быть целиком закреплена на коробке или отдельно по элементам. Тот, кто предусматривает «опушение» — обшивку дома, выносит наличники заранее на расстояние, равное толщине обшивки.

 

Для наличников выбирают сосновые доски, а если есть возможность, то осину — она дольше сохраняется. Чтобы вырезать окружность пользуются большим плотницким циркулем, у которого один конец обычно острый, а на втором — резак. Когда вырезают розетки, то полукруглыми стамесками по окружности делают, к примеру, восемь засечек, а потом от центра глюкарзой выбирают лопасти или лепестки.

 

Кто не имел возможности украсить наличники сложной резьбой, набивал на щели доски с калёвкой или просто со скошенной кромкой. Калёвка (иначе фигурный профиль поверхности) выбирается рубанком-калёвкой. Его скользящая поверхность полностью повторяет форму резца. Отборником же (вид рубанка) пользуются для обработки боковой поверхности заготовок. В отличии от калёвки резец его не фигурный, а прямой.

Начинающему столяру бывает нелегко подогнать друг к другу «на ус» взаимно перпендикулярные части наличника. Если рука не набита, то, как не примеряйся, будет зиять щель. Опытный мастер особо не усердствует. Наживляет к стене наличники. На углу одна доска, естественно, ляжет на другую внахлёст. Ножовкой с тонким полотном, ловя глазом линии совмещения, смело пилит по диагонали между вершинами углов. Старается не поцарапать при этом обшивку стен. Когда всё же остаётся щель, следует подбить одну из досок.

 

Коробление досок — обычное дело Чтобы их не разводило в углах при соединении наличников на ус, на треть толщины доски в каждом углу обычной ножовкой делают небольшие выпилы. По два на расстоянии в полсантиметра один от другого. Серёдку выбирают узкой стамеской. Чтоб избежать сколов, стамеску надо направлять вдоль волокон, то есть долбить с обеих сторон. Вытёсывают шпонку, смазывают клеем, вставляют в подготовленный паз, торчащие концы срезают заподлицо.

 

Соединения простых наличников делают в полдерева, сшивают меж собой гвоздями.

 

Много времени уходит за украшениями. Год-другой пролетает за делом незаметно. Зато, не бывает и скуки, когда заняты руки.

 

 

 

Опушение, резьба и окончательная отделка

 

«Добрый конец всему делу венец»

 

Заготовленные для обшивки доски выветрились, просохли. Легко с такими работать, веселей. Они сейчас могут быть узкие, хотя раньше обшивали дома тесинами — и широкими, и толстыми.

 

Наилучший и самый распространённый вариант — горизонтальная обшивка дома шпунтованной доской (у неё с одного края гребень, с другого — паз). Её ещё называют «вагонкой». Внешняя поверхность этой доски фигурная. Кромки заовалены. В деревенских условиях дома часто обшивались самым простым способом — «в ножовку», просто впритык. Однако в этом случае стены может продувать и вода при сильном ветре проникает внутрь. Чтобы избежать этого, пользуются третьим способом — соединением «в четверть» или «в закрой». Раньше четверть выбирали специальным рубанком в каждой доске обшивки на обеих кромках, зеркально. Нижние кромки верхних досок в процессе обшивки накрывают с улицы нижние, чтоб вода не затекала в щели.

Обшивка стен «в рустик» — четвёртый способ. Им пользовались в пригородах или богатые сельские домовладельцы. Он похож на соединение досок в четверть, только поверхности соприкасания выбраны чуть под углом. Это делает обшивку более непроницаемой для воды.

 

Менее трудоёмкий, но надёжный способ обшивки — «на ус», был в ходу в Сибири и по всему Северу. Тесины нашиваются горизонтально, верхняя немного забегает на нижнюю, сделанную в этом месте потоньше.

 

Обшивку по обыкновению начинают набивать снизу вверх по настенному каркасу из брусьев или брёвен. Его тяги — прибоины (вертикальные стойки) располагают друг от дружки на таком расстоянии, чтобы доски обшивки не прогибались. Оно может быть от 60-ти см для тонких и узких досок до полутора метров под широкие тесины. Для подгонки под одну плоскость обшивки у прибоин должен быть предусмотрен запас толщины. Первыми выставляют крайние стойки каркаса, при этом пользуясь плотницким уровнем. Промежуточные прибоины подгоняют при помощи длинной прямой доски.

 

На Ярославщине, и не только, есть дома, обшитые вертикально. Каркас под обшивку у них располагают горизонтально. А если дом решают обшить различными способами и «в ёлку», в том числе, приходится устраивать сложный каркас. Крепят его к стене длинными кованными гвоздями, вырубая места под шляпки.

 

Обратите внимание, что преждевременная, даже частичная, обшивка цоколя или под карнизом, настолько препятствует осадке сруба, что несмотря на внутреннюю штукатурку и хорошие печи, в таких домах не бывает достаточно тепло. Под обшивку для пущего тепла и долговечности стен пускали бересту, позже стали использовать толь или рубероид.

Ярославские сицкари любят использовать на одном доме различные виды обшивки, успешно совмешая их с резными поясами под карнизами кровли и под окнами. Простенки у них обшиваются «в ёлочку», нижний и верхний пояса — вертикально, а помежутки по высоте — горизонтально. Угловые колонки-пилястры обшиты вертикально. Ажурная накладная резьба на них — по всему полю или только в верхней части. Завитки её бывают совсем тонкие, поэтому под гвозди для крепления просверливают отверстия. Характер украшений перекликается со всем остальным убранством. Края украшают накладной профилированной рейкой, наподобии багета или плинтуса. Этими рейками обозначают капители — верхние части колонн (по аналогии с элементами античных зданий), абаки на них (верхняя плита капители) или базу в самом низу.

 

Обычно основу для контраста делают ярко зелёного или красного цвета. Узоры сверху — белые. У сицкарей основа всегда алая, а узоры естественной окраски.

 

На домах без куриц и желобов делают простой подшивной карниз из досок, какими обшиты стены. Естественным каркасом могут быть огнива — выпуски балок перекрытия или перевод. На рисунке показан разрез простого карниза. Хозяева побогаче украшали дом сложным карнизом с элементами сложного профиля. Основная часть его — корона. На рисунке изображена подшивка короны карниза в одну доску и лицевой части в полдоски, со врезкой в стену. Все крепления гвоздевые. Гвозди кованые с широкими шляпками. Украшают и усиливают корону уголки разнообразных конфигураций — кронштейны, расположенные на одном расстоянии друг от друга.

 

На домах костромских крестьян вся площадь карнизов украшалась накладными узорами простой формы: ромбиками, квадратиками, прямоугольниками и многогранниками с растительными орнаментами и сложными сюжетными сценами с заморскими животными. Попадаются причудливые розетки разных размеров. Вообще же здесь преобладает техника глухой резьбы. В такой манере делают изображения на лобовой доске, отделяющей треугольный фронтон от стены дома. Её ещё называют красной, рёбрами она упирается в выступающие концы «повальных» брёвен. Толщина её не менее четырёх сантиметров, ширина бывает и тридцат и сорок.

 

Технология этой чудной, очень красивой резьбы следующая: чтобы не повторяться в своих работах, опытный мастер для любой новой работы делает рисунок или «припорху». Сложные фигуры «берегинь» или «животных» наносятся на бумагу осторожно, возможно, их поправляют, если они оказываются малы по размеру или не устраивают по форме, а «листья» и «ветви» наносятся на бумагу уверенно и безошибочно. Повторяющиеся фигуры намеренно немного изменяются. Но всё же на всех работах чувствуется, что детали и общая композиция выработаны поколениями. Когда эскиз готов, контуры рисунков обводятся мягким карандашом жирной линией. После этого рисунок накладывают на доску. Мастер прокалывает его иглой по контуру. Затем как тампоном — «паузой» — мешочком с угольным порошком, постукивает последовательно по линиям рисунка. Бумагу снимают и карандашом обводят всё поновой.

Перед началом долбёжки (второй стадии) по канту доски прочерчивается линия, обозначающая глубину выборки. Работа идёт на небольшом участке. Долотом с помощью киянки сильными ударами по рисунку делают пробивку. Боёк этой киянки немного изогнут. Так не приходится задирать высоко локоть и кисть, удобно и дольше не устаёшь.

 

Эта работа кропотливая, требует усидчивости и ловкости рук. Ведь только одна лобовая доска готовится порой целый месяц.

 

В зависимости от изгиба линии рисунка подбирают подходящие долота. Сильными ударами скалывают лишние куски дерева, меняя положение долота из вертикального почти в горизонтальное. После этого подчищается «земля» (фон) опять же долотом и стамеской, но от руки. То есть работа на этой стадии разделяется на долбёжку, выборку и подчистку земли. Только изредка мастер возвращается к этим операциям, чтобы подчистить или исправить замеченную неточность.

 

Третья стадия — «отваливание» — производится также долотом и киянкой. Резчик сбивает и стёсывает острые рёбра рельефа, полученные выборкой материала у соседних линий рисунка, делает это решительно и умело. Можно не бояться, что получаться неожиданные ненужные сколы. Хотя в некоторых местах, понижая рельев, получается выбрать больше массы, чем хотелось бы, из-за сложной структуры дерева, где-то утрачивается и рисунок. В этих местах резчик, приступая к «шпацировке» — четвёртой стадии, восстанавливает утраченные формы не сверяясь с оригиналом. Потом опять выравнивает поверхность, но делает это более тщательно, исправляет, если можно, ошибки и моделирует рельеф начисто. В итоге, качество здесь будет зависеть от инструмента. После этого всё окончательно подчищается и заглаживается. Рельеф оставляется неизменным.

Последняя, шестая операция — «цировка» — наведение мелких деталей: глазков, чешуи, жилок на листьях и т.д.

 

Возможно к этому времени готовы балясины для балахона и гульбища. Для балахона (балкона) оставлены под светличным окном два выпуска. Очень красиво будет смотреться балахон, обшитый снизу по дуге. Пол на нём набирают вдоль стены из плах. Обноска из бруса. На реке Ваге в Вологодской области балконные перила на домах украшали сверху резными или позолоченными самоварчиками. На балахонах побольше перила укрепляют колоннами, упёртыми в крышу. На колоннах вырезают жгут или вытёсывают дыньки разной величины. На треть высоты сверху колонны крепят к стене брусчатыми перемычками. Между колоннами устраивают для арок из толстых досок двойные составные кружала. Центральная арка обычно в два раза больше соседних. На уровне обшивки к карнизу прибивают брусок. Всю эту часть зашивают досками. С таким балахоном дом смотрится очень солидно.

 

Крыльцо должно быть украшено соответственно дому. Те же причёлины должны закрыть концы решетин. Малый конёк похож на большой. На простой поручень можно поставить удобный с головкой под руку. Над опорой внизу водрузить кубец — фигурное навершие столба перил…

 

Много ешё чего можно сделать на доме. Не переборщить бы. А добрый конец всему делу венец!

 

 

Русская глинобитная печь

 

«В каком народе живёшь,

того обычая и держись»

 

Русская печь, как мать родная, накормит и обогреет, когда надо вылечит и обсушит. От неё неповторимый уют в избе. А запах от пищи, приготовленной на живом огне, несравним ни с чем. Он дразнит не только в доме. Когда возвращаешься в тихую погоду из леса или с поля, и воздух стоит — не шелохнётся, в час приготовления пиши так и держишь нос «по ветру». Достанет хозяйка из жару горшок со щами на шесток (площадка перед устьем-проёмом к самой топке), поднимет крышку глянуть, готовы ли, вылетит оттуда духовитое облако в трубу, соединится с другими. И плещется это море разливанное по всей деревне, будоража прохожих. По праздничным и воскресным дням в зажиточных домах пекутся пироги с ягодами и грибами, рыбники. Этот особый ритуал начинается рано утром. Хотя и в обычные дни печь истоплена к третьим петухам. У стариков это было к шести утра.

 

По тому, как топится печь, можно догадаться о событиях предстоящего дня. Если сыплются из печи искры и горячие уголья — быть гостям, это также верный признак хорошего урожая. А когда в доме беременная женщина, эти уголья собирали, настаивали на них воду и давали ей пить. Считали, что ребёнок также легко должен родиться — выскочить из материнской утробы, как эти угольки. Кирпич вывалился из печи — к худу. Есть примета, что если в семье разлад, то и печь плохо топится и каша не варится. Треск в печи при топке — к морозу, к морозу также остаются яркие уголья после топки, они потрескивают и попискивают. Считалось, что с помощью печи можно «присушить» к себе любимого. Жгучие слова таких присушек девушки на восходе солнца кричали в печную трубу.

 

В печную трубу кричат-зовут, если со двора ушла скотина, убежала собака, не пришёл к назначенному времени человек. Когда уходят из дома, благословляются у остающихся: «благослови меня, дедушка!» или «Ваня». Благословляющий отвечает: «Бог благословит». Если в эту пору печка топится, то стряпухе говорят: «Заслонь печку!» Незадолго до прихода жениха (в Вятской губернии) забивали отверстие печной трубы, чтобы «еретики» не могли «оборотить» гостей в волков. В селе Баглачово Владимирской губернии молодых по приезде из церкви клали на печку с разными песнями и прибаутками. В Архангельске и губернии в заключении свадебного пира бросали пустой горшок в печь, приговаривая: «сколько черепья, столько молодых ребят!» Заговоры о здоровье начинали словами: «Ахти мати — белая печь! Не знаешь ты ни скорби, ни болезни, ни щекоты, ни ломоты; так и раб божий…». Огня во время навозницы в чужой дом не дают из боязни, чтобы не сопрел хлеб (навозница — период, когда на поля завозится навоз). По поведению гостей можно было узнать, кем приходятся гости хозяевам. Это тема особого разговора. Было, к слову, примечено «вошла в избу, да руки погрела, так сваха».

 

Печь была символом семейного очага. В некоторых местах есть обычай считать человека, переночевавшего на печи, «своим». Ей поправу принадлежит ведущее место. Само слово изба происходит от древнеславянекого — «истьба», истопка (очаг). Горожане шутили: «догадлив крестьянин, на печи избу поставил».

 

Любой, с улицы, в зимнюю пору не прочь погреться на печи. Места на иных хватает на десятерых, если рядом полати. Основанием полатей и посудных полок служат «сутунные брусья» — два бруса, вделанные под прямым углом один в другой. Пять человек может поместиться на печи и пять на полатях. В летних избах в больших семьях бывали очень большие полати. Обыкновенно зимой дни короткие, поэтому старики развлекают рассказами в длинные вечера детвору. Тут учат уму-разуму. У крестьян не было необходимости в логопедах, почитай, любой взрослый обучался образной речи и смекалке изустно, знал прорву скороговорок, пословиц и загадок. К примеру, «шесть мышат в камышах шуршат», «наш баран белорыл всех баранов перебелорылил» — это и длинно, и глупо, и весело одновременно. Или загадки о печи: «стоит гора, в горе нора, в норе — жук, в жуке — вода». Горшок в печи. Наверху всегда оживлённо, стоит только детишкам остаться одним, так пыль стоит столбом. Отсюда другая загадка: «стоит баба на юру, кто ни идёт, всяк в дыру; кто ни вскочит, всяк захохочет». Или частушки, передававшиеся из поколения в поколение, обрастали витальной силой так, что никому невозможно удержаться от хохота.

1 — печь с топкой по-черному, с. Митенское Онежского р-на Архангельской обл.;

2 — печь «полубелая», д. Ременщина Осанского р-на Пермской обл.;

3 — печь с прямым дымоходом, д. Усть-Крюк Пермской обл.;

4 — распространенный на Севере подтип печей, XX в.

 

Я городской житель часто езжу в одну из северных деревень на Вологодчине, знаю о печи не понаслышке. Правда, в основном, бывал там в летние школьные каникулы. И даже в это время, если зарядят дожди, она незаменимая помощница — одежду сушит, бока греет и душу — в слякотную бездорожицу, когда оторван от мира и вынужден сидеть дома. Но по-настоящему её оздоровительные качества открылись для меня недавно, зимой. В современном доме сложил я с друзьями печь, не большую — не маленькую. И много времени проводил у печи и на печи. Меня предупреждали, что может быть вредно столько времени лежать на горячей печи. И сам я осторожничал, побаивался. Первое время после неё бывал озноб, чудилась повсюду прохлада, особенно на улице казалось, чего-то не хватает. Но стоило забраться опять на печь, становилось весело и уютно. Решил на ней ночевать. Оказалось, для этого надо иметь привычку и крепкое сердце. Ведь нагревается всё, начинаешь слышать все внутренние органы. Сердце получает такой мощный допинг, ему непривычна горячая кровь. Печень, почки выбрасывают в кровь накопившиеся шлаки, голова дуреет. А ты всё равно лежишь и потеешь. Чувствуется, как тепло пробирается всё глубже и глубже, маешься и потеешь. Не выдерживаешь среди ночи, спускаешься, уже в холодную для тебя беззащитность. Потом хватает духа провести всю ночь до утра. И вот после этого ощущается эффект — тело как мощный аккумулятор не боится ни сквозняков, ни крещенского мороза, постоянно чувствуешь на себе невидимую рубашку печного жара. И для детей печь стала самым излюбленным местом, зимой после улицы сразу забираются наверх.

 

Для более полного представления надо сказать, что русская печь в том виде, как мы знаем её сегодня, пришла в крестьянский дом после «рудной» печи, так называемой, курной избы. Рудные печи топились по-чёрному, у них нет труб, поэтому дым валит прямо в избу вместе с гарью и копотью. Выходит из помещения в небольшое отверстие-оконце, в дымницу в сенях, уже остывший. Можно сказать, всё тепло остаётся в избе. Многим это нравилось: «курна изба, да печь тепла». Небольшой расход дров. Здесь можно было быстро обогреться и обсушиться. В срубе такой избы не заводится жук-древоточец. Однако рудная печь по утрам дышит так, что у всех болят глаза, она была причиной частых глазных заболеваний. Поэтому курная изба — это жилище наиболее бедной части крестьянства в конце 19-го века. Избы с русской печью с трубой, в отличии от курных, называли «белыми», так же называли и сами русские печи — их обычно белили известью или подходящей глиной, как, например, в деревне Поленовская Кирилловского района Вологодской области. Ставили их в зимних избах. Летом использовали как кухню, в зиму перебирались туда жить. В избе было только одно большое окно, остальные маленькие. Мало света, зато тепло. Летом жили в избе с большими окнами, но без печи. Позднее, в начале 20-го века в них стали изредка появляться печи, но не русские, а «голландки», а подальше на север ставили русские печи. Хозяевам в итоге приходилось делать два переезда — весной и осенью. На лето в зимовке могли остаться старики, а вот старшие дочери переселялись в вышку.

Печь располагают в самом удобном месте. По признаку правое и левое расположение печи от входа в избе делились на «пряху» и «непряху». От положения зависит и конструкция её. Если одним боком прислоняли печь к стене дома, соответственно эту стенку делали толще (30 см). Печь займёт много места в горнице, надо думать, как освободить сутьный или красный угол, где под образами Христа, Богоматери или местных почитаемых святых стоял большой обеденный стол в окружении лавок. Печь вытянута в плане. Длинной стороной вдоль помещения. Глухой короткой стороной к выходу — к «кути» — придверному углу, прихожей. С противоположной стороны от неё будет чело печи. Та часть, где «колдует» хозяйка. Этот угол — бабий кут — имеет много названий: это и «середа», и теплюшка у печи, на севере называется шолнышем. Иногда он отделён от помещения дощатой перегородкой. «Жерновой угол» — за печью, там когда-то в особом коробе хранились жернова. У меня в доме печь с таким вот проулком, вокруг неё можно свободно ходить и здорово было убегать в детстве от бабушки, когда нашалишь. Сюда убирают всё, что нежелательно иметь на виду, в горнице. Здесь удобное и практичное место: легко доступное, так печь больше даёт тепла. Это расположение печи не очень распространено.

 

Под печь устраивают прочный деревянный фундамент, высокое основание под полом, готовят опечки — деревянный каркас и обшивку. Сейчас многие выкладывают печи из кирпича. Но настоящие дедовские русские печи били из глины. Такая печь стоит запросто сто лет и не требует большого ремонта, в отличии от кирпичной, срок которой не многим более пятнадцати лет. В них стоит одному кирпичу перегореть — выпучит целый участок. Со свода из швов может сыпаться песок. А глинобитная — цельная, как горшок, ничего с ней не делается. Однако её голова или кожух — место над шестком, куда выходит дым из топки через устье, выкладывается из кирпича. Надо поэтому заранее побеспокоиться и заготовить его в достаточном количестве.

 

Рассказывают, что и кирпич обжигать были мастера, если не в каждой деревне, то в каждом районе точно. Кто-то его делал сам, а если была возможность, — покупали. Кирпичное кустарное производство было распространённым промыслом. Два человека могли устроить небольшой кирпичный «заводик» в окрестностях деревни, где находили толстый пласт красноватой жирной строительной глины. Непригодны для производства кирпича красные, серые, белые, зелёные и синие глины, а синеватая особой вязкости весьма пригодна на гончарное и горшечное дело. Завод устраивали рядом с водой, у подножия холма, чаше в пойме реки.

 

Вырывали сводчатое помещение. Размер его зависел от объёма предстоящих работ и навыка умельца. Чтобы стены были прочнее, обкладывали их естественными камнями, ими же можно было выложить свод. Для этого надо было установить временную опалубку на стойках. Небольшую — для перестановки на вторую захватку. Верхняя часть её вытесана из широких толстых досок по дуге свода (кружала), сверху набиты с прозорами доски, на которые укладывали камни свода. Свод в верхней части — замковой раскрепляли клиновидными камнями. После чего кружала убирали. В глину для этой кладки добавляли треть или половину речного песка. Замешивали на воде. В своде у задней стенки оставляли отверстие для дымохода. Сам дымоход прокладывали в склоне холма. Чем выше дымоход, тем больше тяга и температура обжига. Кто-то обходился без свода и дымохода. Огонь просто языками свободно вырывался через кирпичи, уложенные правильными рядами опытной рукой. При таком способе больше расходуется дров и дольше время обжига. Использовали склоны холмов, чтобы меньше расходовать материалов.

 

Перед формовкой сырцов из смеси песка и глины, последнюю заквашивают, если она добывается из полусухого карьера, и выдерживают во влажном закрытом состоянии до двенадцати дней (на Пинеге). После этого кирпич не даёт трещин усушки. Мастера, специализировавшиеся на изготовлении строительного кирпича, приобретали надёжные формы для его выделки. Они были сделаны из дуба, лиственницы или других прочных пород дерева и окантованы металлом. Здесь были свои тонкости. Если на форме стояло фирменное клеймо — это было гарантией качества, она стоила в полтора раза дороже. На рисунке показаны пролётная форма, большей частью их делали двойными, и подонная. Последнюю делали из дуба, дно обивали цинком, на который прикрепляли клеймо завода, выбитое из латуни. Формы служили не долее, чем до середины сезона и среди лета их заменяли другими (клейма перебивали на новые). Выделкой форм занимались специальные мастера, они селились вблизи расположения больших кирпичных заводов. В глубинке делали свои формы, попроще.

Перед формовкой глину, смешанную с песком тщательно мнут, чтобы масса была однородной, не было сухих кусочков породы, воздушных пустот. Желательно всё это делать под навесом, оберегая заготовки от прямых лучей солнца. Для формовки кирпича использовали специальный стол, прочный, с отбойными досками-ребордами. Сушили сырцы на вольном воздухе, когда делали сами — на гумнах.

 

К тому времени должно быть достаточно заготовлено дров — «швырков», метра по полтора длиной. Их называют так до сих пор. У сильно разогретой печи невозможно находиться рядом из-за жара, и дрова приходится швырять с определённого расстояния, добавляя очередную порцию. Огонь поддерживали постоянно. Мастера работали круглосуточно. Рассказывают, что за три дня вдвоём заготавливали кирпич на всех нуждающихся в средней по величине деревне. Бывали случаи, когда мастерам давали аванс преждевременно, подкупали их, видимо, чтобы продвинуться в очереди. Те для утехи пробавлялись винцом и днём и ночью, так, что про огонь забывали, и про всё на свете. Кирпич получался ломкий, кривой или тяжёлый — никудышный, одним словом. А вот когда работа удастся на славу, то из этой партии можно выбрать кирпич и для печной головы, и для трубы, кто-то подберёт полсотни для свода маленькой печурки-лежанки. Самый прочный кирпич на дымоход-трубу сверх крыши — кирпич-железняк. Это оплавленный большой температурой. У него нет пор, он, как стекло, бывает с наплывами, издаёт особый звук. Для печей он не годится: быстро нагревается и быстро отдаёт тепло. Зато хорошо сопротивляется влажности, перемене температур, не боится мороза.

 

Мой недавний знакомый рассказывал о казусе, случившемся с его семейством. Он выложил новую печь, на трубу использовал хороший по внешнему виду кирпич (на самом деле он не был обожжён по-настоящему), уехал в командировку. При возвращении не обнаружил на крыше дома трубы и встретил отчаявшуюся жену. Кирпич у основания трубы оплыл. Труба лежала на чердаке ничком.

 

Хороший кирпич всё же легко отличить от плохого. Правильно обожжённый позванивает, плохо — вообще не звучит.

 

Всего на печную голову и трубу на обычном доме может понадобиться 400–500 кирпичей обыкновенного размера (65x130x250). На русскую печь вместе с трубой — 1,2 тыс. штук. Переносят кирпичи «козой» — деревянным приспособлением с двумя удобными ручками, торчащими из доски, вдоль которой с обратной стороны на вкрепленные два бруска укладывают кирпич. Несут её за спиной, опирая ручки на плечи. «Козой» легко переносить по горизонтали и подниматься с грузом наверх. Итак, кирпич заготовлен, на опечки много времени не уйдёт, можно подгадать ко времени: «печь класть на новолуние — теплее будет!» Вот стоит только зачерпнуть из источника народного опыта, и «до смерти будешь учиться, до гроба исправляться».

 

Печебитие

 

«Чего из избы не вытащишь?»

 

Да, кирпич заготовлен, место, где добывать глину, известно. Надо только подготовить основание и инструмент. На печных работах свой, особый порядок. Фундамент, деревянный каркас, основа и временная опалубка готовились самим хозяином или наёмными плотниками. Все деревянные части печи в избе называют опечками. Они необходимы во время печебития и в дальнейшем. Во-первых, углы от этого прочнее, во-вторых, каменная масса печи, одетая в деревянную рубашку, окрашенную мягкой масляной краской, выглядит не так строго, а даже празднично и оригинально.

Всё зиждится на деревянном фундаменте. Над полом выкладывают мощную деревянную же раму из толстых брусьев — 1, на ней настил из толстых плах — 2. Под ним пустое место, где любят спать кошки. На раме четыре-шесть стоек каркаса потоньше — 3. Между ними сверху и снизу с трёх сторон широкие доcки-одеяния, на середине — приступка — 5, вверху по периметру — брус «воронец» — 4. За него цепляешься, забираясь на печь. В него врубаются сутунные брусья полатей и посудных полок и иногда крест под матицу. Всё это последовательно устанавливается в процессе битья печи. Для мест с открытыми участками обогрева готовят временные опечки — широкие доски и подпорки для них — 8.

 

А теперь всё по порядку и подробно. Постараюсь «всё рассказать, как в рот положить».

 

Фундамент делают ряжевый или на столбах. Предпочтения какому-то из них не было. Кто хотел надёжней — рубил ряжевый. Под него до устройства пола устраивают на земле ровную площадку, поверхность трамбуют «бабой» — деревянной чуркой с ручкой на две руки с верхнего торца. Сам ряж делают из толстых брёвен, укладывая их горизонтально клеткой (клетью). Для жёсткости в углах немного зарубают, оставляют выпуски. Некоторые брёвна крепят скобами. По высоте ряж точно подводят под доски чистого пола. Всё остальное полагают уже на них сверху.

 

Столбчатый фундамент можно сделать даже тогда, когда пол уже настлан. В досках пола долбят и выпиливают квадратные отверстия под заготовленные с затёсами сверху с четырёх сторон столбы. Поставить их легче снизу, из подполья. Так они не вращаются в отверстиях, конструкция будет стабильной. На утрамбованную землю под столбы укладывают плоские камни-башмаки, то есть увеличивают площадь опоры. Всего четыре — в каждом углу по опоре. Под полом, конечно, должно быть сухо, поэтому не надо даже прокладывать изоляционный материал. Стойки на пять сантиметров высовываются из под пола, плюс на них выделаны шипы прямоугольного сечения 6X6 см. Сюда укладывают продольные балки деревянной рамы из толстого бруса. Кто-то соединяет их с досками пола дополнительно коксами. Поперечины врубаются в лапу без остатка. Соединения крепят нагелями. Со стороны шолныша у продольных балок оставляют выпуски, они снизу имеют резные формы, называют такие выпуски кониками — 7. На них удобно щепить лучину, при необходимости что-то разрубить сильным ударом, их используют вместо разделочной доски. Отсюда легче дотянуться до вьюшки. Желательно, чтобы балки были сечением 35×220 см. Вторая балка-поперечина, со стороны шолныша, меньше по сечению, и между ней и полом есть промежуток. Это подпечье. Здесь обычно хранят кочергу, ухваты для горшков, лопаты для того, чтобы садить в печь хлеба и многое другое. Раньше зимами под печью жили куры.

Для шипов верхних стоек выдалбливают шесть гнёзд. Эти стойки могут быть полтора метра высотой. Это зависит от размеров печи и высоты потолка. Я приметил, что воронец устраивают на одном уровне с верхней перемычкой дверной колоды, не ниже. Для избы 5×7 метров такой высоты достаточно. Четыре стойки ограничивают пространство, где будет топка и сверху лежанка. Внутри их и бьют печь. А третья пара, крайняя к шолнышу, придаёт прочность печной голове. Здесь перед устьем топки — шесток, над шестком — кожух, куда выходит дым в трубу (через хайло). Эта часть выкладывается с некоторых пор только из кирпича.

 

Чтобы печь хорошо топилась, уровень пода делают наравне с подоконником. «Под» — это основание топки, на нём жгут дрова, ставят горшки, на поду пекут хлеб — подовый, одним словом, готовят пищу здесь.

 

На этом же уровне выкладывают и шесток. Он должен быть в 70–80 сантиметрах от пола. Из этих расчётов врезают опорную перемычку под шесток между последними стойками. Под ней забирают пространство толстыми широкими досками. Вставляют их торцами в вертикальные пазы в нижних брусьях и стойках. Посерёдке вырезают окошко в подпечье. Эта загородка служит опорой для тяжёлой печной головы. На небольших печах её не делают. Итак, получается две площади в основании. Квадрат 1,5х1,5 метра — основная часть под подом печи выстилается плахами по поперечным балкам, горбами кверху. Края их ровно вытесаны и скрепляются меж собой на один-два кокса по длине. Под голову — неширокий участок 0,6 м — достаточно положить две широкие плахи поперёк печи на врезанные снизу в опорную раму бруски. Их располагают под утлом. Ведь перемычка под шестком намного выше, чем поперечная балка основания. Здесь защитный слой шестка совсем тонкий, так как невелика температура. Промежутки с боков между стойками у печной головы заполняют вертикально досками, края их вставляют в пазы стоек, а у основной части горизонтальными досками сверху и снизу. В середине — открытые участки с наибольшим нагревом. Но и их закрывают в процессе битья опечками временной опалубки. Доски постоянных опечек широкие, толщиной 4–5 см. Сечение стоек 15–20 см и этого достаточно, чтобы делать в них пазы. Сверху по периметру с трёх сторон подгоняют брус-воронец, его укладывают последним на стойки, на потайные шипы, в углах соединения в полусковородень.

 

Под подом бывает огромная температура, поэтому нижнюю деревянную часть надёжно изолируют. Делают это по-разному. По описаниям одних — на накат из плах наваливают глину, смешивают её с песком и уколачивают. Таково простое основание. Я у себя поверх наката насыпал песок, толстый слой земли (знающие говорят: толщина его должна быть минимум 20 см), под шестком — тоньше. Этот слой трамбуют. Сверху укладывают круглые окатыши — камни (гранит сюда не идёт так как выделяет вредный газ аргон). Знакомый умелец пояснял, что эти камни хорошо сохраняют тепло и приводил пример из живой природы: «кактусы растут среди камней, так как на юге ночи холодные, а камни дольше сохраняют тепло». Ещё один мастер заполнял следующую часть битым стеклом. Печь якобы быстрее разогревается и дольше держит тепло. Действует принцип термоса с отражающей поверхностью. Сверху присыпают землю. Далее идёт глина, её уколачивают, мнут, чтобы не было пустот. Толщина этого «пирога» может быть тридцать сантиметров.

 

Надо иметь в виду, бьют печи и ведут каменные работы только в помещении со вставленными окнами, так как при открытых проёмах, не будет тяги, дым будет идти прямо в избу.

 

Печебитье выделялось подчёркнуто ритуальным характером. На Севере эту работу считали настоящей «помочью*, за это никогда не платили денег (в отличии от работ по дому), помогали всем миром, с радостью. Когда готовы опечки, хозяин приглашал парней и девушек на печебитье, которое устраивалось обыкновенно вечером в ближайшее воскресенье.

 

Где брать глину, знали в каждом районе и каждой деревне. Любой малый мог указать, где брали глину для тётки Глекерьи в прошлом году. Это было праздником для всех. Совместная работа, угощение, радость хозяев, благодарность. Многие глину добывали прямо под окнами своего дома в огороде. Заносили её в вёдрах или ушатах, в последнее время на носилках. Её даже не надо облагораживать перед работой. Сразу тут в новой избе мнут и подают на печь. В местах, где она не близко, приходилось потрудиться побольше. Возили на больших деревянных щитах лошадьми, запряжёнными в телеги без бортов. Щиты перед домом опрокидывали. Не надо было скидывать кучу лопатами.

Для печи гожа именно красноватая жирная глина, и не годится красная зернистая со спичечную головку глина «горошница» и все остальные, ранее перечисленные.

 

В этот день, когда бьют печь, носят с поля для утепления землю на потолок. Двое работают наверху, двое внизу. Поднимают ведром на верёвке. Чем толще слой, тем теплее. Сицкари на Ярославщине в старину насыпали до полуметра толщины.

 

В общем процессе должны участвовать самое малое шестнадцать человек. Четверо утепляют потолок, двое накидывают глину, двое возят (на двух лошадях), четверо носят в дом к печи, двое мнут и подают на печь и четверо непосредственно бьют её. Заканчивают бить двое. Для битья печи необходимы кии. Это большие деревянные молотки из сосны с ручкой-сучком. Ручка немного выгнута. Так удобней работать. Один конец ударной части ровный. Им ровняют и уплотняют поверхность. А второй затёсан с двух сторон на клин. Им толкут или бьют глину печи, пробираясь в углы и узкие места между опалубками. Где не был ещё изобретён такой удобный инструмент, в ход пускали всё, что только возможно, и глину вбивали в форму ногами, досками, молотками и т.п. Работа шла под такт песен, и часа через два печь бывала уже сбита. Но не так скоро дело делается, как сказка сказывается.

 

Временную опалубку делают точно под размер топки, длина её бывает до полутора метров, высота около метра. В тех местах, где не рубили бань, мылись прямо внутри печей. К примеру, в Соколе, Печаткино, вокруг Вологды. Для этого, когда печь несколько простывала, её тщательно выметали, на под укладывали солому для мягкости. Она также впитывает в себя влагу, когда вода выплёскивается из тазика. Мылись сидя, с вытянутыми ногами. Высота позволяла сидеть, не склоняя головы. Умудрялись ещё и париться с берёзовыми вениками.

 

Конструкция внутренней опалубки не простая. Её как и внешнюю, собирают по мере наполнения глины. Свод топки делают в форме пологой полубочки. Для хорошей топки надо соблюсти пропорции: дуга свода должна начинаться от основания, без прямых стенок. Тогда весь жар будет оставаться внутри. В углах прочные обрезные доски соединяют впритык — в четверть. Какие-то из совмещающихся продольных и торцевых досок должны быть уже или шире, для перевязки швов и прочности. Доски передней — торцевой стенки — изнутри топки посередине наполовину надпиливают, чтобы по окончании работы можно было их выбить и достать последовательно, не потревожив свода. У остальных досок «творила» — так называется эта опалубка — сделаны верёвочные «ручки». Их при наборе располагают со стороны устья, готовят заранее. Просверливают по два отверстия в каждой доске недалеко от края, между ними поперёк доски вырезают бороздку под верёвку. Так она не забивается и не оставляет заметных следов на поверхности свода. Получаются верёвочные петли — ручки. С их помощью легче отрывать доски от плотно держащей их глины.

 

Чтобы тяжесть глины и сильные удары не прогибали и не проломили доски, нужно подставлять подпорки изнутри. Ими могут быть обрезки досок, бруса, кирпичи. К творилу относились бережно, оно путешествовало по знакомым в соседних деревнях. При установке нижних досок творила на сбитую нижнюю глиняную часть основания под каждый угол подкладывают дощечки, чтобы оно не провалилось и не перекосилось во время бития. Глиняное основание пода перекроется в дальнейшем одним слоем кирпича, выложенным плашмя, поэтому это учитывают в размере творила по высоте. Расстояние до внешней опалубки со всех сторон может быть 20 сантиметров. Такой будет толщина стенок. Соответственно та стенка, что примыкает к рубленой стене дома, делается толще, а со стороны устья тоньше — 15 см. Для добра в стены печи вкладывают ладан, деньги — для богатства. Кто-то подсаливает глину в процессе работы, примерно так, как солят картошку, когда её жарят. Мой знакомый подсыпал отходы ячменя (мякину) — «два больших короба». Возможно, после прогорания этих частичек в общей массе остаются мелкие воздушные пустоты, от этого печь работает в более благоприятном режиме. Глину наполняют одновременно со всех сторон в промежутки между творилом и досками внешней опалубки. Временные доски надёжно подпирают глину. Укрепляют их распорками от стены избы. Если каркас опечек делают не мощный, к стойкам изнутри крепят проволоку и петлёй её забивают. Должна получиться однородная масса. Работники наверху во время всего процесса, не переставая, толкут каждую новую порцию. Сверху свод перекрывают караваями размером примерно 60X30 сантиметров, которые перед подачей наверх тщательно бьют и мнут тут же, подстелив холстину на пол. На месте их опять пахт особыми движениями. Если в семье много маленьких детей — свод делают толще, чтобы они не обжигались. Воронец установлен, поверхность заглажена. По старинному обряду надо ловко клеткой сложить кии. Хозяйка пытается поставить в этот садок блюдо с кашей. Если не получается — плохо сложили, неопытные, могут остаться без каши, но, как правило, блюдо стоит хорошо. Всё! Каменные работы не сразу и не завтра, а возможны через три дня. Сейчас начинается веселье, пляски на остатках глины. Хозяин угощает парней водкой, девушек пряниками и булками. Это «печное» угощение. Помочане расходятся только к полуночи. Если печь били печники, то их, как и плотников, стараются задобрить хорошим угощением и ласковым словом. А «доброе слово лучше сладкого пирога».

 

Практичные мужики обжигают кирпич для печной головы и трубы в яме, из которой брали глину. Если это хорошее место, то не надо выкладывать ни стены, ни свод. Пока стены сырые, их уплотняют киянкой или кием. Вместо трубы простое отверстие. Опалубкой свода мог быть лист тостого железа. Вход закрывают заслонкой. Нажгут угля — и подкладывают в жаровню сырцы для обжига.

 

Итак, на два-три дня можно забыть о печи, дать отдохнуть «побитой».

 

«Дымовые»

 

«Всякое дело с концом хорошо»

 

Три дня прошло. Печь отдохнула, глина окрепла, но не высохла. Снимают временную опалубку со стороны шолныша. Вырезают топором илибольшим ножом в глине отверстие — устье будущей топки с аркой в верхней части. Для крепления под арку вставляют, выкованную по её форме, металлическую шину (полосу). Кто-то во время битья печи поставил сюда чурку. Сейчас её достают, внутри пирог с бутылью. Когда кожух выложен, тут и закуска внутри. Устью придают желаемую форму и размер. Показались передние доски творила, они изнутри надпилены по центру. Выбивают их внутрь. Вытаскивают. Освобождают творило от временных креплений. Дергая за верёвочные ручки, последовательно достают все остальные доски. Чтобы не повредить поверхность основания, ведь глина ещё недостаточно окрепла, во время всех манипуляций подкладывают для опоры доски. С фонарём внутри с помощью ножа убирают все подтёки и подливы на поверхности свода. Какие-то места подмазывают. Под в топке и основание шестка, его продолжение, как говорилось ранее, выкладывают из кирпича, плашмя. Желательно, чтобы это был прочный кирпич. Дальний конец пода внутри топки должен быть повыше передней кромки шестка на 4–6 см. Это улучшает тягу. Выложить с таким уклоном основание поможет плотницкий уровень. Первым надо положить крайний кирпич шестка, вторым повыше кладут кирпич у задней стенки топки. Это расстояние видно под вторым концом ровной доски над кирпичом на шестке, удерживаемой горизонтально по уровню, в то время как первый конец её опирается на кирпич внутри. Положили на глиняный раствор с примесью песка оба эти кирпича, опустили на них доску. Её нижняя кромка помогает выложить на этом уровне всю площадь с равномерным уклоном. Уровень укладываемых кирпичей регулируется толщиной раствора. Где слишком высоко добавляют кирпичную крошку. Желательно швы этой кладки перевязывать. При работе пользуются молотком каменщика, насаженным на деревянную ручку. У металлической части его с одной стороны плоский боёк — молоток, с другой — острое зубило. Его постоянно подтачивают на наждаке при продолжительной работе, так как это самая рабочая часть. Ею придают кирпичам любую форму. Делают насечки лёгкими ударами, а резкими — бойком отшибают лишнее. Кирпич колется просто. Если его смочить — легко подчиняется умелым действиям печника. В процессе кладки вначале печник вдавливает его руками, пошатывая, в подстеленный раствор, потом слегка подстукивает молотком, выступающий угол вколачивает ручкой. Чтобы не было впоследствии трещин в кирпичной кладке, каждый кирпич перед укладкой на место смачивают.

 

На рудных печах печной головы-кожуха не делали, дым свободно выходил в помещение, как было описано ранее. У «полубелых» печей устраивали металлический кожух, коленчатая железная труба от него выполняла функцию борова, у традиционных белых печей печная голова над шестком выкладывается вся из кирпича. Стенки её на больших печах толщиной в полкирпича, на совсем маленьких в четверть. Для перекрытия кожуха головы использовали металлические кованные шины или просто перекрывали верх без перемычек кирпичом, на одном ряду — в половину, на следующем так же — ещё с той и с другой стенки. Ширина пространства внутри кожуха обычно не больше двух кирпичей. Толщина перекрытия — три-четыре. По периметру снаружи на предпоследнем ряду для красоты выпущена четверть. Если вообще не выкладывают ступеньки, тяги и филёнки в толще стены. Для перевязки кладки с глинобитной частью вырезают в глиняной массе места по ходу работы или заблаговременно для крепления закладывают отожжённую проволоку с торчащими концами.

 

Так как проём спереди к шестку большой, его перекрывают небольшого сечения деревянной перемычкой или толстой кованной полосой. На многих печах на передней стенке делали небольшую нишу для иконы. Тут же сбоку под трубой устраивают отверстие для самовара. Оно может быть квадратное, затыкаемое хорошо отёсанным кирпичём, и круглое, с металлической крышкой и симпатичной ручкой. У моего отца в эту завинчивающуюся крышку вставлено зеркальце. У основания трубы, на такой высоте, чтобы можно было дотянуться, вставляется вьюшка. Это закрывающие герметично дымоход железный кружок и лужёная крышка сверху его — посторонка. Подобраться к ним, чтобы открыть дымоход для топки, можно каждый раз открывая заслонку — дверцу на металлической рамке, вмазанной у основания трубы.

 

Вьюшка практичней применяемых в наши дни задвижек. В задвижку — выдвижную пластину из толстого металлического листа — в ветренную погоду вылетает тепло, она не держит его, так как невозможно её плотно закрыть. Кроме того, современные российские задвижки коробит, они неудобны для использования.

 

Заканчивался дымоход в южных губерниях гончарным или сплетёным из сучьев и обмазанным глиной дымарём; в северных — кирпичным боровом и выходной трубой, в древности выдолбленной из бревна или сбитой из тёса. С 19 века распространена кирпичная кладка труб или из глиняных тюриков-трубаков. Сечение кирпичной трубы для маленькой печи обычно делают полтора на полтора кирпича, то есть дымоход — полкирпича, со стенками в полкирпича. Такую трубу называют «пластовой». Для печей побольше сечение трубы делают 1,5×2 кирпича. На уровне перекрытий у трубы делают утолщение для пожарной безопасности. Раньше это было немного — выступала четверть — две четверти кирпича по всей толщине перекрытия. Сейчас по нормам требуется делать толщину стенок дымохода в этих местах не меньше 25-ти сантиметров. На кладку трубы идёт совсем немного глиняного раствора, швы не должны быть толстые. Выполняют её тщательно, не оставляя пустот. Кладут с помощью отвеса или прикладывают ровную доску, выставляя её по уровню. В том месте, где труба проходит через кровлю иногда делают утолщение, иногда — над кровлей вместо козырька. На крестьянском простом доме вокруг трубы делают разделку из кровельного железа — выдру. Она изображена на рисунке в виде юбки или фартука, как её ещё называют. Это широкая полоса с запушенными в кладку верхними краями. Мне обьяснял старожил одной деревушки, что без этого никак нельзя: «В ливень ведь вода как из ведра чохает в другой раз!» Если сечение дымохода три четверти, кирпич выкладывают на ребро. О высоте трубы над крышей тоже надо иметь определённое понятие. Когда она далеко от конька, то высоту можно сделать в половину высоты от её основания у кровли до конька; если недалеко от него — приподнять над ним. От её высоты над крышей зависит тяга. Опытный мастеровой знает, какое положение трубы лучше в этом районе, оно зависит от розы ветров и ближайших построек.

 

Предпоследний ряд или два выпушены наружу для красоты и из практических соображений. Чтобы предохранить дымоход от дождя и снега, в некоторых регионах на трубы сверху надевают красивые прорезные дымники из кровельного железа. В большинстве районов России они не сохранились в старом виде или утрачены вовсе. Однако кто особо интересуется истинно народным домовым искусством, может познакомиться с дымниками города Городец под Нижним Новгородом. Здесь фантазия не ограничивается ничем, и проявляются самые нежные чувства умельцев без стеснения. Дымники делают ажурными, в форме домиков с двухскатной крышей, теремной бочкообразной или венчают петухом — символом бдительности. Когда есть дымник, не надо закрывать трубу, если печью не пользуются. А где его нет, уезжая из дома, отверстие дымохода прикрывают заслонкой и прижимают кирпичём, чтобы не сдуло.

 

Рассказывают, что если иному печнику не понравятся хозяева, он обязательно устроит им «козью морду». Обеспокоит их. Подвесит внутри дымохода на нитке совсем неприметное птичье перо. Когда печь будут затапливать, оно начнёт от струй тёплого воздуха подлетать и ходить по кругу, дым будет клубами выбрасывать в избу. Это ещё не такая страшная шутка. Хозяин догадается прожечь всё же трубу факелом сухой соломы или лучины над вьюшкой. Так надо просушить трубу и после продолжительного перерыва в её работе, так как в ней скапливается сырой тяжёлый воздух, образуя пробку. В то время, когда мастер занимается кладкой трубы, хозяин может спокойно заканчивать работы внутри помещения. Снимает все распорки, временные опечки. Подливы в местах соединения досок срезает ножом. Неровные места слегка подмазывает ладонью. Не стремятся делать поверхность идеально ровной, хотя бока печи снаружи называют «зеркалами». С боков ножом вырезают неглубокие ниши-печуры. В них будет теплее, такие стенки тоньше, поэтому здесь оставляют влажные верхоньки, варежки и носки. Печуры выделывают в форме городка. Они по-своему украшают интерьер. Между потолком и воронцом можно поставить подпорку. Если чуть поведёт печь, она ограничит это движение.

 

Всё. Печь теперь из избы не вытащишь, и хозяева ждут не дождутся, когда же и как затопится печь. Сам печник с неменьшим чувством ожидает этой минуты. Хороши, конечно, и традиционные «дымовые». Вплоть до последнего времени по этому поводу готовят угощение с вином, но глаза печника светятся и по другой причине, видимо, тем огнём, который будет жить в его новом детище — печи. Заметно жадное любопытство: «как затопится печь?» Запоёт ли своим особым утробным, воркующим голосом… Ведь так иногда огонь громко и даже угрожающе набирает силу дыхания, что становится жутко, страшно в какой-то момент. Кажется, проснулась сама стихия огня, он с жадностью объял сухие поленья и в диком безумном танце с чрезвычайной лёгкостью пожирает их. Словно эхо этой переселяющейся, веселящейся силы — этот возрастающий захлёбывающийся грохот… Потом эта стихийная сила привыкает к новому жилищу и уже привычно и верно делает своё дело.

 

И почти так же как радуются родители своему долгожданному дитяти, рад своему удачному творению печник.

 

Не просто совместить в одной печи необходимые качества. Размеры её должны соответствовать потребностям семьи и обьёму помещения, от того, как сложена печь, зависит расход дров, на иную их просто не напасёшься, иная быстро набирает тепло, но так же быстро и остывает. Надо ещё, чтобы хорошо пропекала хлеба. И когда хозяйка пекла первый хлеб, то в один каравай для проверки влепливался неперегоревший уголёк. И если уголь по испечении хлеба превратится в пепел — будет удача дому. Всё без исключения важно — и форма её, время топки, и мелодия. Соседи всё без исключения заметят и обсудят в своё время. Печь, как мать родная, в доме всё вращается вокруг неё.

 

Считалось, что, как и плотники, печники были связаны с нечистой силой: «сговорились плотники с печниками и вмазали в трубе две пустые незаткнутые бутылки по самые горлышки (могут быть пискульки из речного тростника, дудочка из лубка, лозы). Стали говорить хозяева: «всё бы хорошо, да кто-то свистит в трубе — страшно жить». Взялись другие по уговору: «плати не меньше десятки», вместо бутылок положили гусинных перьев, так как не получили полного расчёта. Свист прекратился, но кто-то стал охать да вздыхать. Опять обратился хозяин к мастерам, отдал уговорные деньги вперёд, и всё успокоилось. Погрубее и попроще месть: кирпич в трубе развернуть — печь дымит постоянно».

 

А чтобы затопить новую печь, хозяйка в последний раз затапливает печь в старом доме, варит кашу, заворачивает горшок в чистое полотенце и, кланяясь во все стороны, говорит: «хозяин-батюшка со женой, со малыми робятами, поди в новый сруб, поди в новый дом ко старой скотинушке, ко старым людям». Затем печь гасится. Если в новое помещение переселяется вся семья, то глава семьи накладывает горячих углей в другой горшок и несёт его в новую избу. Горшок с кашей тоже переносится, там зажигается впервые огонь в новой печи, и в нём доваривается перенесённая каша.

 

Во время угощения сидят рядком да говорят ладком. О том о сём поговорят, да и обменяются промеж себя опытом и секретами. Бают и нравоучительные истории. Как на новую трубу Ефиму положили стекло: свет в трубе есть, а печь не топится. Кто-то додумался до новой проказы: подкладывают в глину ртуть, им интересно, она журчит, кипит, дыру буравит. У кого-то спустили воду из колодца, опустили в него той же ртути. Это всё в прошлом. Не знали тогда ешё, что ртуть вредна для здоровья и самого вредителя, даже опасна, поскольку ядовита. Кто-то слыхал, что в Белоруссии, «когда затопят новоустроенную печь в курной избе, тогда надо всыпать девять жменек семя, отчего стены покроются слоем глянца, к которому не будет впоследствии приставать копоть, а только наслаиваться новым глянцем». Печь в это время постепенно прогревается. Это подходящее время для побелки. Не везде для этого пользовали извёстку. Например, в некоторых деревнях Кирилловского района Вологодской области до сих пор печи красят простой глиной нескольких расцветок. Очень красив чистый, почти красный цвет с глянцем. На Нижней Печоре извёстку разводили на твороге, прочна от этого была кирпичная кладка. Имею ввиду не печную кладку, печи кладут только на глиняном растворе. Возможно, такой извёсткой и печи могли белить. Не так давно для отделки стенок печи стали использовать кафельную плитку. И чтобы она держалась, хозяева советуют в глиняный раствор добавить полведра конского помёта для сцепки.

 

Молодым хозяевам подсказывают, что в огонь нельзя плевать, ругаться при нём. Ведь и каша в печи не варится, коли в семье разлад, да и печь не затапливается, коль милый разлюбил.

 

Подтапливать новую печь начинают понемногу — с четырёх полен, и каждый день добавляют по одному. Важно постепенно и равномерно прогреть и затем прокалить весь объём, чтобы вся она была без трещин, как большой глиняный горшок.

 

В конце можно услышать напутственные молодым слова: «От хозяина чтоб пахло ветром, от хозяйки — дымом»!

 

 

О том, о другом, о третьем

 

«Поспешишь — людей насмешишь»

 

Русская печь, выложенная из кирпича, по форме напоминает глинобитную, поэтому на её счёт обойдусь несколькими замечаниями. На неё вместе с трубой уходит 1,2 тыс. штук кирпича. А если решили тут же поставить небольшую печурку — «голанку» или лежанку, так как они дают тепло сразу, как только затопишь, надо дополнительно ещё приготовить четыреста кирпичей. Кирпичи во время кладки смачивают. При дыхании печи, сложенной насухо, на вдохе — у разогретой, трещины расширяются, на выдохе — у остывшей они меньше, но их также много. И сколько вы их не забеливайте, упорно будут появляться. Швы печной кладки не должны быть толстые (3–4 мм), печь не будет держать тепло.

 

Кирпич позволяет конструировать особые формы, многие поэтому в последнее время добиваясь от печей дополнительных качеств и новых удобств, изобретают невероятные по сложности конструкции их. Пускают дымоходы в стенах вокруг топки, устраивают дополнительную печь под шестком с чугунной плитой перед устьем. Такое дробление объёма и усложнение конструкции конечно же укорачивает срок службы и, по-моему, снижает удобства обслуживания. В таких модерновых печах, к примеру, нет подпечка, куда в традиционных убирается большая часть необходимого инвентаря. В этом инвентаре в последние десятилетия по необъяснимым причинам отпала необходимость. Появилась эмалированная посуда, электро и газовые плиты, а всё, без чего невозможно приготовить по-настоящему вкусную и доброкачественную пищу, выносят из избы. Иные в большой печи и вовсе не готовят, а топят для тепла. На шестке перед топкой всякое бывает, выплеснется что-то, вывалится, и если здесь чугунная плита — не оберёшься забот.

 

Я, безусловно, не агитирую против современной бытовой техники, хотя нахожу много превосходных качеств в приготовлении пищи по-старому, на настоящем живом огне. Вкусовые ощущения подскажут Вам, только попробуйте! Хотя бы парного молока или обыкновенной пшённой каши.

 

В настоящее время в развитых странах вовсю эксплуатируются великолепные отопительные системы на один дом любых размеров. Это или газовые установки, или котлы, работающие на мазуте (солярке). Они работают в автоматических режимах. Хозяева далеко не каждую неделю спускаются в подвальное помещение проверить их работу. Для этого стоит лишь взглянуть на показатели одного-двух манометров. Профилактику установок проводят представители фирм изготовителей один раз в год или реже. Емкости с горючим из недорогого пластика объёмом 4–5 тонн, оборудованные всем необходимым, — тут же, в соседнем помещении. Так что в жилых помещениях, в зависимости от времени года и температуры на улице, поворотом реле можно установить любую температуру. К сожалению, у России до этого ешё немалый путь.

 

Печи дедовских конструкций, как истинные произведения прикладного искусства, могут быть предметом моды, так же как прекрасные пекарни, и печи могут стать незаменимыми кормилицами и, как своеобразные естественые калориферы, — домашними врачевателями. Вообще — фабриками домашнего уюта. К слову, я поставил под Веной в Австрии настоящую русскую печь в дубовых опечках.

 

Белые глинобитные печи превосходней кирпичных, так как дольше живут и не нуждаются в особом уходе. Их формы лаконичны и предельно рациональны. Всё тепло топлива аккумулируют в себе. Недавно в результате опытов одним из наших НИИ выяснено, что к.п.д. их достигает 93 процентов.

 

Для скорой просушки одежды, на случай больших холодов, а так же для подогревания пищи (в отдельных случаях) по всему Сеьсру ставили маленькие печурки — «голанки», где-то их называют лежанками. Зимой тут «ночуют» катоньки да шубинцы, в другое время — сапоги да голицы. Эти печи гармонично вписались в интерьеры русских изб. Они практичны во многих отношениях. Не занимают много места, быстро разогреваются всей поверхностью. А совсем маленькие кирпичные печурки называют «подтопками». Их дымоход проводят под самым потолком в трубах из толстого кровельного железа, выводят в трубу большой печи. Соединяют колена меж собой по аналогии с водостоками — одно в другое. Подвешивают обыкновенной отожжённой сталистой проволокой на безопасном расстоянии от деревянных конструкций. Так они дают много дополнительного тепла.

 

Прежде, до использования кровельного железа, дымоходы набирали из глиняных тюриков. Тогда печурки приходилось ставить недалеко от больших печей. Тюрики — это трубы около полуметра длиной, диаметром 15–20 сантиметров из двух половин или цельные с разными по диаметру концами для соединения меж собой. Изготавливались вместе с кирпичом кустарным способом. Толщина стенок около сантиметра. Перемычкой между печкой и большой трубой служила крепкая доска, на ней с прокладками из кирпичей набирали, с небольшим подъёмом для тяги, боров из тюриков. Соединения замазывали глиняным раствором. Такие конструкции можно встретить до сих пор.

 

Иногда для экономии кирпича и сами трубы выше крыши делали из таких тюриков. Крепили четырьмя проволочными растяжками.

 

Топочные и подтопочные двери печурок делают из тонкого металла или вообще не делают. Когда топят еловыми дровами, не оставляют без присмотра, так как сучки, коих множество у этого дерева, постоянно стреляют, выкидывая горячие угольки.

Уход за печью

 

«У огня обожжёшься, у чела вымараешься»

 

Чтобы обслуживать русскую печь, необходим специальный инвентарь. Это разнообразные ухваты для поддержки горшков — от ведёрных корчаг до полулитровых горшочков, кочерга на деревянной ручке, специальные щипцы с длинными концами, противни, большие и маленькие, помело из веток вереска (в Холмогорах) или молодой сосны, тоже на деревянной ручке (перед тем, как готовить в печи, под тщательно выметали), црен — большой чан для воды: смачивать и тушить помело. И, конечно, лопата, которой садят пироги и хлеба в печь. Делают её из осины (другие породы не выдерживают жара), цельной, с длинной ручкой, лопатка широкая, тоже длинная, бывает немного изогнута посередине. Баба-яга такой лопатой Иванушку в печь садила.

 

В приморье, в городе Холмогоры, похожем на большую деревню, жители, может быть, и до сего дня пользуются самобытными горнами. Их устраивают на шестке из нескольких тёсаных кирпичей и железной решёточки справа или слева от устья печи, чтобы наскоро закипятить чайник или разогреть ужин. На рисунках 1 и 2 показана его

конструкция. Топили их, как самовары, древесным углём, собранным сразу после топки печи в морилку (железный бачок на высоких ножках с плотно закрывающейся крышкой). Золу из подтопочка выгребали совочком. Трубу самой печи чуть приоткрывали.

 

Не в раз научишься пользоваться печным инструментом, ведь и горшок щей поставить в печь уметь надо, и под вымести, не спалив помела, непросто, а уж что говорить о выпечке… Так же нелегко обучиться и секретам топки печей.

 

Моя мама рассказывала, как она молодой учительницей приехала в глухую деревню по распределению. На постой её пустила к себе в дом старушка. Надо было в отдельной горнице впервые самостоятельно управиться с печью. А старой и на ум не пришло помочь или объяснить. Когда поленья при закладке слетали с лопаты, молодая хозяйка забиралась в топку по пояс их поправлять… Истопила. Вечерять отправилась к бабушке. Та встретила ласковым попрёком, качая головой: «Вот уж городская, так городская, неопытная! Видела ли себя-то?» — «Нет не видела». — «Надо, надо глядеться, обязательно. Молодая ведь!» Оказывается, на лбу у мамы была жирная полоса сажи, под носом, на щеках, не говоря о руках… Зато хорошо на сердце, тепло в избе.

 

Прежде надо правильно разложить дрова на поду — иначе промучаешься, и печь будет плохо топиться. Недалеко от устья кладут одно среднее по размеру полено, поперёк него вдоль топки — два других с небольшим расстоянием между ними, а в этот промежуток поперёк нижнего полена — щепоть лучины или бересту. Наверх — ещё два-три полена, уже потолще, затем также поперёк — несколько потоньше. Получается стопа-решётка. Дрова прогорают равномерно, когда в серёдке поленья толще крайних. Немного погодя можно осторожно подвинуть кострище вглубь топки. Размер поленьев должен соответствовать её объёму.

 

Если всё сделано правильно, внутри печи начинается треск и движение, огонь прорывается сквозь смолистые поленья, заглатывает их. Зрелище завораживающее. Здесь много красок и разнообразных нестройных звуков. Идёт борьба, совершается насилие. Но такое продолжается недолго. Постепенно всё успокаивается, набрав ровную силу, лишь изредка слышны потрескивание, шипение, попискивание. Цвет становится ровным, большие языки пламени медленно выныривают из-под стопы дров, спокойно скользят, плотоядно облизывая уже побелевшую поверхность свода, лениво целуют арку устья печи. Всё тепло остаётся внутри. Если печь истоплена плохо, если осталась головня — непрогоревшее полено, не надо дожидаться, когда оно прогорит (так всё тепло уйдёт): хватать его шипцами — и в воду, и во двор… Я сам испытал, как важно вовремя закрыть трубу. Приехал на новое место работы в Соловки, дали жильё с печкой. Всю первую неделю плясал вокруг неё, всё боялся рано закрыть трубу, угореть, ждал полного потухания углей. В результате печь бывала только тёплой. А вот когда, по подсказке соседки, научился закрывать трубу вовремя — печь пышала жаром.

 

Половину углей складывают в морилку. В ней уголь задохнётся, и его потом используют для самовара или горно. С хорошо протопленной печи бывает большое ведро углей. Закрывают трубу, когда угли ещё не подёрнулись пеплом и уже нет маленьких голубых язычков пламени. Остатки угля собирают кочергой в «загнёту» — место в топке с одной или другой стороны от устья в сторону горницы. Бабушки в Кирилловском районе Вологодской области переносят уголь в печурки. Ещё раньше часть его хранили в углублении ниши шестка. Угли долго сохраняли жар. От них курильщики запаливали свои цигарки.

 

Затапливая печь в первый раз, сжигают четыре полена. Затем с каждым днём прибавляют по одному, чтобы постепенно и равномерно прогреть и прокалить её. Закладывают дрова для топки на один раз и больше не подбрасывают. Принято сжигать в тёплое время шесть-восемь поленьев, в холода — двенадцать, если дрова сосновые или еловые. Берёзовые дают тепла вдвое больше. Сосна так же жарка, как ель и красная ива, но от неё много копоти и нагара в дымоходе, и, если его не чистят и не прожигают, может случиться пожар. А зола и скопившаяся смола в трубе горят, как порох: с громким шумом выбрасывают высокий язык пламени, труба раскаляется. Много пожаров бывало по этой причине… Для тушения их использовали все средства. Чтобы огонь не перекинулся на соседние постройки, по углам его становились добрые люди с иконами. Помогала обычно больше Купина Неопалимая. С ней обходили пожар вокруг. Осина не даёт много тепла, оставляет много пепла, но считается, что она очищает дымоход. Ольховые дрова во многих районах называли «царскими дровами»: от них много тепла и нет копоти. Печь в бане лучше топить особыми еловыми дровами, которые дают меньше нагара.

 

Золу из русской печи раньше выгребали после каждой топки и высыпали на грядки, в саду — хорошее удобрение. Нынче это принято делать не часто — один-два раза в месяц. Дымоход чистят два-три раза в год пеньковым ершом на длинном тонком шесте.

 

Хозяйки в деревне поднимались со вторыми петухами, управлялись у печей. Остальным членам семьи приятно было просыпаться от распространяющегося повсюду тепла, позванивания и постукивания ухватов и кочерёг, негромкого гулкого грохота об под горшка с готовой кашей… Какое же это было замечательное время — от одних рассказов о нём оказываешься в тридевятом царстве. А каких только пирогов не едали в те поры — с сёмгой, со стерлядью, молотой треской, яйцами и рисом, картофельные шаньги, пирожки с ягодами — морошкой, черникой, большие пироги с брусникой… А плюшки и пирожки с капустой — только свежие… Мама с дочками, где-то — с бабушкой с раннего утра начинали ворковать: в самый жар помещают плюшки, всё остальное потом. Одна закладка — двадцать минут… За два часа столько напекут! И это каждое воскресенье и на праздник. А праздников-то сколько было — гляньте в старый календарь!

 

О том, чтобы ходить в магазин за хлебом, и понятия не имели. В Верхнем Спасе на Вологодчине сами пекли ржаные караваи по два кило и ярушники из ячменя по фунту. Без старой печи невозможно было ни сварить настоящих щей и каши, ни заготовить солода для пива и кваса. А ведь с русским-то домашним пивом, что пили из братынь, ничего сегодня рядом не поставишь: его «льёшь — так гнулось», а как вкусно и крепко, попьют — взрёхают! Настолько калорийно, что и предлагали не попить, как чешское или немецкое, а именно «откушать».

 

При том при всём при этом русский оболганный нынче мужик знал: «надо держать голову в холоде, живот в голоде, ноги в тепле и мешать дело с бездельем, чтобы жить с весельем». В зимние Святки рассыпали поленницы, затыкали печные трубы. Это баловство было «прививкой» против настоящих «болезней». «Американци» только сейчас до таких прививок начали додумываться, к слову да в нашу честь будет сказано.

 

Чудеса! Хозяйки у печей загадки складывают: «Стоит гора, в горе нора, в норе-то шибзики, а в шибзиках что будет?» или «На поле стоит башня, в башне мучка в кучке» (пирог в печи). Или кто-то из малых скажет, что в печи под сводом темно, как на небе, уголья похожи на звёзды, арка устья — на месяц. О самоваре, который рядом: «Внизу огонь, сверху огонь, внутри огонь, с боков вода»…

 

Так это или не так, можете сами проверить, но, по воспоминанию моей доброй знакомой, на Рождество Христово бабушка показывала ей чудо. Когда на улице стоял рождественский мороз, небо было чисто, «каждая звёздочка видна», поздним вечером в печную трубу заглядывал молодой месяц.

Чудеса!

 

Народные поговорки о печи

«Добрая-то речь, что в избе есть печь».

«На печи всё красное лето».

«Хлебом не корми, только с печи не гони».

«Не хвались печью в нетопленной избе».

«Умереть на печи всё одно, что с перепою».

«Кого зовут пиво пить, а нас печи бить».

«До тридцати лет греет жена, после тридцати рюмка вина, а после и печь не греет».

«Корми деда на печи: сам будешь там».

 


©Александр Соболев. Источник

Читайте также:

Добавить комментарий