Топорная работа

Вопрос:
как появилось выражение — топОрная работа
Ответ:
Это выражение употребляют в разговорной речи с неодобрительным оттенком в том случае, когда говорят о неуклюже и грубо сделанном, неизящном изделии.

 

{jcomments on}

Объясняют происхождение этого выражения по-разному. Прежде всего, как считает Л.А.Субботина, оно могло возникнуть в речи пильщиков досок, когда из ствола дерева доску стали выпиливать пилой, а не вырубать топором, то есть когда на смену топорной доске (поверхность которой была не совсем ровной) пришла абсолютно гладкая доска, выпиленная на лесопилке. Но это выражение – топорная работа — могло возникнуть также и в языке столяров, которые обычно свою работу, как более тонкую, противопоставляли работе плотников, работе более грубой, потому что она выполнялась исключительно топором.

 

Итак, мы выяснили, что топорной работой в старину называли прежде всего работу плотников, а не столяров и не пильщиков. Но позднее это выражение стало употребляться уже переносно и по отношению к грубо сделанному какому-то предмету или вещи, и не обязательно сделанноиу из дерева. Вот пример из «Воспоминаний» И.И. Панаева: «Тургенев находил, что произведения Писемского так же топорны, как и он сам…» То есть даже о человеке (неуклюжем, несобранном) раньше могли употреблять это выражение — топорная работа. И мы приведём ещё такой пример (из романа Герцена Былое и думы):

 

«…Алексей Леонтьевич Ловецкий был высокий, тяжело двигавшийся, топорной работы мужчина, с большим ртом и большим лицом, совершенно ничего не выражавшим…»

 

 

 

Мне думается, что было бы интересно – в продолжение рассказа о выражении топорная работа — рассмотреть ещё историю таких слов, как топор и пила, чтобы понять, в чём же это преимущество пилы перед топором, и есть ли оно?

 

И начнём мы с топора. У русских людей с древнейших времён топор служил главным орудием обработки древесины. С помощью этого рубящего инструмента из дерева делали всё. И брёвна, которые обнаруживают при раскопках, все (без исключения!) рублены топором. Также топором из брёвен вытёсывали и доски. Правда, их называли иначе – тёсом, от глагола – тесать, вытёсывать. То есть в старину на Руси тёс не пилили пилой, а тесали топором. И об этом так пишет В.И.Даль в своём Словаре:

 

«…встарь не пилили досокъ, а кололи бревно пополамъ, и вытёсывали изъ половинника по доскЬ; такiя, тесаныя доски, прямы по слоям, прочнЬе пиленыхъ и менЬе коробятся; позже, — читаем мы дальше в Словаре Даля, — стали звать тесницей и тёсомъ пиленыя доски. В лЬсныхъ мЬстахъ, въ глуши, гдЬ и нЬтъ продольныхъ пилъ, крестьяне и понынЬ полъ и потолокъ отхотнЬе застилают тесницами. (Даль, 4,403). Понятно, что это было сказано ещё в середине 19 века.

 

Таким образом, из одного бревна делали всего лишь одну или две доски, то есть этот способ изготовления досок был неэкономным, расточительным, потому что всё, что стёсывалось с бревна, шло в отходы. И в конце 17 века Пётр 1, при строительстве первого русского флота в Воронеже, запретил при строительстве судов доски обрабатывать топором. Именно тогда стали заводить лесопильные заводы-мельницы. И при распиливании бревна пилой получали уже не менее трёх досок вместо одной-двух, вытесанных топором. Кроме того, считалось, что при изготовлении судов выпиленные пилой доски (опять же — в отличие от вытесанных топором) можно намного плотнее подгонять друг к другу, и такие суда были надёжнее, они не давали течи.

 

Но почему же на Руси до 18 века главным инструментом при обработке дерева был топор? Всё дело в том, что доски использовались не так широко. Они нужны были при изготовлении судов, и совсем в небольшом количестве — при строительстве домов. Так, например, в деревянном доме из тёса делали потолок, 2-3 полки (их называли полицами) прикрепляли вдоль стен вблизи печи, то есть, мы бы сказали теперь, на кухне. Также из досок делали настил под потолком – рядом с печью (его называли полатями). И ещё в богатых домах из тёса делали пол. А вот крыши домов в старину не покрывали тёсом, а крыли либо сосновой дранкой, либо соломой и ещё могли крышу покрывать корой деревьев. И в этом случае вспоминаются строки из стихотворения В.В. Маяковского «Необычайное приключение…» (1920 год):

 

…посёлок Пушкино

 

Горбил Акуловой горою,

 

А низ горы деревней был —

 

Кривился крыш корою…

 

Это своего рода, зарисовка с натуры, которую словами, а не красками нарисовал поэт: именно так выглядело село Пушкино под Москвой 100 лет назад (в 20-х годах 20 века), сейчас это город Пушкино. Как видим, крышы домов в селе Пушкине были покрыты корой деревьев…

 

И поскольку на Руси потребность в тёсе была сравнительно невелика, то и вся обработка древесины велась исключительно при помощи топора.

 

Некоторые деревянные сооружения – храмы и крестьянские дома, которые были построены только при помощи топора (без единого гвоздя!), дошли и до нашего времени. Эти уникальные постройки, срубленные топором, сохранились только на Русском Севере. И даже тончайшие дощечки-лемех, которыми покрываются церковные главки, тоже топором тытёсывались из осины. От времени такое осиновое покрытие главок темнеет, и создаётся впечатление, что главки эти покрыты серебром.

 

И ещё заметим, что топором также вытёсали все резные украшения (наличники в основном), они были тоже плотницкой работы. И ещё в 19 веке были такие умелые плотники-виртуозы, которые могли вытесать самый тонкий узор на дереве. Об этом можно прочесть, например, в романе И.С.Шмелёва «Лето Господне», где в одной из глав рассказывается о Мартыне-плотнике, который был необыкновенно талантливым человеком: он резал топориком своим заветным деревянные узоры на пасочнице и ещё он мог топором сделать точную метку, равную аршину, половине аршина и даже — вершку…

 

И мне хочется привести стихотворение Леонида Мартынова (Имена мастеров), посвящённое безымянным русским мастерам-плотникам.

 

 

 

Гении

 

Старого зодчества –

 

Люди неясной судьбы!

 

Как твоё имя и отчество,

 

Проектировщик избы,

 

Чьею рукою набросана

 

Скромная смета её?

 

 

 

С брёвен состругано, стёсано

 

Славное имя твоё!

 

Что же не врезал ты имени

 

Хоть в завитушки резьбы?

 

 

 

Господи, сохрани меня!

 

Разве я жду похвальбы:

 

Вот вам изба, божий рай – и всё!

 

Что вам до наших имён?

 

 

 

Скромничаешь, притворяешься,

 

Зодчий забытых времён,

 

Сруба творец пятистенного,

 

Окон его слюдяных,

 

Ты, предваривший Баженова,

 

Братьев его Весниных!

 

 

 

А теперь – наш рассказ о том, откуда в русском языке слово топор. Сейчас мы так называем «металлическое (железное) орудие, с помощью которого рубят деревья, дрова, обтёсывают брёвна, колья». И это орудие представляет собой лопасть с острым лезвием на одной стороне и утолщённой частью, обухом, на другой, которая насаживается на деревянную рукоять — топорище. Но, оказывается, в Древней Руси топор был боевым оружием. И в этом случае – в качестве иллюстрации — можно привести пример из пушкинской Сказки о рыбаке и рыбке, где воссоздаётся именно Древняя Русь:

 

…Старичок к старухе воротился.

 

Что ж? пред ним царские палаты.

 

В палатах видит свою старуху,

 

За столом сидит она царицей,

 

Служат ей бояре да дворяне,

 

Наливают ей заморские вина;

 

Заедает она пряником печатным;

 

Вкруг её стоит грозная стража,

 

На плечах топорики держат…

 

И чуть дальше читаем:

 

…Подбежали бояре и дворяне,

 

Старика взашеи затолкали.

 

А в дверях-то стража подбежала,

 

Топорами чуть не изрубила…

 

Вот такая была у старухи грозная стража – с топориками на плечах.

 

Считается, что само это слово топор – общеславянское. Оно встречается почти во всех современных славянских языках. И по своему происхождению оно связано с глаголом *teti, *tepti, что значит «бить, колотить», вот почему топор, наверное, первоначально и был боевым оружием: им били и рубили врага. И примерно с 14 века (это мнение профессора П.Я.Черных) топор из оружия превратился в орудие, в плотницкий инструмент — для рубки деревьев и вытёсывания досок.

 

Но уже в 17 веке с Запада стал проникать на Русь новый способ обработки древесины и, в частности, продольное распиливание брёвен на доски при помощи больших ручных или механических пил. Сам этот процесс обозначался глаголами тереть, растирать (ростирать). И в то время в русском языке появились такие словосочетания: тереть пилами, ростирка пильная. Вот пример из памятника русской письменности, датированного 1631 годом, где говорится о том, что выходец из Голландии Исаак Масса просит у царя Михаила Фёдоровича разрешить жителям города Амстердама Яну Янсену, Яну Паду и Францу Адрансу построить в Московском государстве лесопильный завод, чтобы «…пилами, которые водяными мельницами трут, и ручными пилами лес тереть на доски и на иное дело…» Интересно то, что в Москве в 1638 году на 2 тысячи ремесленников был зарегистрирован только 1 пильщик. То есть пильное производство было делом новым, и к нему, видимо, относились с осторожностью.

 

Можно привести ещё один пример, на этот раз — из документа за 1688 год. Это челобитная служилого человека Полуехтова, отправленная царю Алексею Михайловичу, в которой тоже есть указание на пильные работы: «…И у меня, холопа твоего, корабль и яхту делают, а у корабля, Государь, дно и стороны основаны, и кривые деревья все прибиты, и на верх на корабль брусья ростирают…»

 

Особенно часто стали употребляться в деловых документах конца 17 века эти строительные термины лес (тереть пилами, ростирать пилами, ростирка пильная), когда Пётр 1 пытался создать русский флот. Его интересовало не только сам прогрессивный процесс обработки древесины при помощи пилы, но также экономическая и даже экологическая сторона этого вопроса. Всё дело в том, что при обработке брёвен пилой, а не топором, сохраняются лесные богатства, они используются не столь расточительно. И в Инструкции Петра 1 об этом прямо говорится:

 

«…рубя с корени лес, валить бережно и надобнаго леса ничем не портить и в перетирке и ростирке пильной досок и всякаго лесу держать всякая надобная бережь…»

 

Как отмечают исследователи по истории русских слов, именно в 17 веке, наряду с громоздкими словосочетаниями тереть пилами, ростирка пильная, появился и глагол пилить. Это слово имело ещё такой вариант: пиловать. Считается, что впервые глагол пилить был отмечен в памятнике письменности за 1637 году, то есть этому русскому глаголу всего лишь 370 лет.

 

Но что интересно, само слово пила, а также и инструмент, который этим словом обозначается, были известны ещё в древней Руси. Правда, как считал известный русский историк Б.А.Рыбаков, пила «применялась только для столярных, а не для плотницких работ» [Рыбаков Б.А.Ремесло в древней Руси]. И она, скорее всего, имела вид ножовки или даже напильника и использовалась для мелких столярных работ, пропилов кости и т.п. Интересно то, что упоминание о пиле часто встречается в Житийной литературе, когда, испытывая твёрдость веры первохристиан, их подвергали пыткам, в том числе их тёрли, растирали пилой, то есть распиливали пилой. И в этом случае можно привести пример из Жития мученицы Ирины:

 

«…Тъгда цесарь повеле глаголя приведите ми древоделю и пилы и пришъдъшема дъвема древоделяма…начаста търьти ю [мч. Ирину], пиле же влачиме притуплясться…(Мучение Ирины. Успенский сб.конца 12 – начала 13 века). В переводе на современный русский язык отрывок из этого Жития звучит так:

 

«И тогда царь повелел: приведите ко мне плотников с пилами. И пришли плотники и начали тереть её…»

 

Но само это слово – пила — в русском языке является заимствованием. Как считал академик О.Н.Трубачёв, оно пришло в русский язык из немецкого и восходит к германскому корню fila, но в средненемецком языке словом Feile обозначали «напильник», что ещё раз указывает на то, что первоначально пила, видимо, выступала в виде напильника. То есть первоначально ни германцы, ни славяне не знали настоящей пилы. Более того, германцы, когда появилась пила, стали её называть иначе – Sage (здесь корень со значением – «сечь, рассекать») [Трубачёв О.Н. Ремесленная терминология в славянских языках].

 

Таким образом, утраченное немецким языком слово пила, но сохранившееся в русском и ещё в некоторых других славянских языках, свидетельствует о том, что прообразом или далёким предком современой пилы был предмет вроде напильника. И этот инструмент первоначально служил не для деревообработки, а для перетирания металла или изделий из кости.

 

И в заключение рассказа о о происхождении выражения топорная работа, а также о о происхождении названий основных плотницких инструментов (топора и пилы) мы приведём стихотворение Д.Блынского. Это своего рода поэма, посвящённая и русским мастеровым, и плотницким инструментам.

 

В грубые передники одеты –

 

У кого в деревне ни спроси, —

 

Вечно мои прадеды и деды

 

Плотниками были на Руси.

 

 

 

Не на них ли с малолетства глядя,

 

В руки брали сыновья топор.

 

Потому и мастерами дяди

 

Значатся в округе до сих пор.

 

 

 

Сколько обтесал отец мой брёвен!

 

Вот они встают передо мной:

 

Друг за другом положить их вровень

 

Был бы опоясан шар земной.

 

 

 

На земле стоят дома и хаты.

 

Где б я ни был, я как дома в них:

 

Может, здесь стучал топор когда-то

 

Одного из родичей моих.

 

 

 

Разве мы когда-нибудь забудем

 

То, чем родословная жила,

 

Коль несли крупицу счастья людям

 

Вздох пилы и поворот сверла.

 

 

 

Пусть пора иная наступила,

 

Век электропил, — твоя пора!

 

Только родились электропилы

 

От простой пилы и топора.

 

31.10.2008

Зинаида Дерягина, кандидат филологических наук

 

РУССКИЙ ТОПОР


«СОВДЕПОВСКИЙ» КОЛУН (чугунный)

КОЛУН 

Читайте также:

Добавить комментарий