Даждьбог

Даждьбог (др.-русск. Дажьбогъ, Дажбогъ, Даждьбогъ, Дажбог, Дабог) — один из главных богов славянской (восточнославянской) мифологии, бог плодородия и солнечного света, лета и счастья, живительной силы, предок князей. Известен также как: Щедрый бог и Вышень. Его основной цвет — золотой.

Первое упоминание о Дажьбоге содержится в «Повести временных лет» (ПВЛ), по сообщению которой, в 980 году князь Владимир I Святославович (Красно Солнышко) «постави кумиры на холму вне двора теремнаго: Перуна древяна… и Хърса, Дажьбога, и Стрибога, и Симарьгла, и Мокошь», из которого следует, что местом культа был холм (в Киеве), а на холме находился кумир Дажьбога, и здесь ему, как и другим богам, приносились жертвы (требы). Дажьбог являлся третьим по значимости после Перуна божеством в пантеоне князя Владимира. Дажьбог был включён в пантеон вместе с другим солнечным богом — Хорсом, что о говорит о существовании различий в их функциях. Дажьбог и Хорс символизировали в пантеоне небо и стояли, вероятно, в двух нишах по правую руку от центральной статуи Перуна, слева от входа. У русичей Дажьбог — бог солнечного света, а бог солнечного диска — Хорс. Не может же Солнце быть без дневного света, поэтому Дажьбог и Хорс всегда рядом.

Наиболее содержательным является фрагмент о Дажьбоге во вставке, включённой в перевод отрывка из «Хроники» Иоанна Мапалы, находящегося в Ипатьевской летописи под 1144 годом: «По умрьтвиш св Феостовъ (др.-греч. Гефест) егожь и Сварога наричить и царствова сынъ его именемъ Солнце, егожь наричать Дажьбогъ. Солнце же царь сынъ Свароговъ еже есть Даждьбог». Отсюда следует связь Дажьбога с Солнцем и РОДственные отношения со Сварогом (сын — отец), несомненно связанным с огнём.

Б.А. Рыбаков считал, что культ Дажьбога, как «Солнце-царя» восходит к скифскому культу Колаксая, сына Таргитая, прародителя царских скифов, трактуя имя Колаксая через славянский корень «коло» (Солнце) и иранский «ксай» (владыка, царь). Таким образом, Даждьбог, сочетал в себе две основные функции: в природе он был подателем света, тепла и плодородия, а в обществе — источником княжеской и царской власти.

Ещё одним независимым источником упоминающим об этом божестве является «Слово о полку Игореве», которое повествует о Дажьбоге как о Первопредке славян. Славяне по тексту «Слова о Полку Игореве» — даждьбожии внуки (внуци):

«Тогда при Олзе Гориславличи сеяшется и растяшеть усобицами, погибашеть жизнь Даждьбожа внука, в княжих крамолах веци человекомъ скратишась».

«Въстала обида в силах Даждьбожа внука, вступила девою на землю Трояню, въсплексала лебедиными крылы на синем море у Дону: плещучи, упуди жирня времена».

Согласно Баварскому Географу (Восточнофранкской таблице племён IX века) своей прародиной славяне считали дунайскую страну Зарянию: «Зеруяне (Zeriuani), у которых одних есть королевство и от которых все племена славян, как они утверждают, происходят и ведут свой род». В русских летописях XVII века упомянут прародитель славян по имени Зардан.

Согласно «Слову Иоанна Златоуста… како первое погани веровали в идолы и требы им клали…», бог солнца и живительной силы.

Эти контексты дают некоторое основание для понимания Дажьбога как родононачальника и покровителя древнерусского этноса, который в свою очередь может трактоваться как наследие, богатство Дажьбога. Не исключено, что именно этим обстоятельством следует объяснять наличие имен собственных типа Дажбоговичь в украинской грамоте 14 века. В более поздних источниках за редким исключением имя Дажьбог выступает в сильно искажённом виде.

Упоминается также и в «Велесовой книге» (в переводе Н.В. Слатина), например, в дощечке 1 (с. 185) (II 1, с. 72/69): «К чему нам помнить древние доблестные время, идя куда — невесть. А так вот смотрим вспять и говорим, что вот, стыдимся мы Нави-Прави-Яви знать и всё вокруг ведать и понимать.

Вот, Даждьбог, сотворил нам то и это — всё, что существует. Свет звёзд сияет нам, и в бездне той Даждьбог подвесил Землю нашу, чтобы она удерживаема так была. Вот души Пращуров, и светят они нам звёздами из Ира…

Но греки напали на Русь и скверное творят от имени богов. А нам-то и неведомо, мужам, куда бежать и делать что.

Невидимо же Правь устроена Даждьбогом. А вслед за ней — как эта вот война — Явь движется, и та творит жизнь нашу. Когда та отойдёт — то смерть. Явь движима и творима Правью. Навь же — после неё. Навь — до неё, и после — Навь. А в Прави ж существует Явь.

Получили мы поучения о древнем — и душами ввергнемся в него. Вот, оно ведь наше, потому как, смотри — другое уж идёт. Вот, всё, что вокруг нас, силу творит Богам. Вот зрим в себе мы это, оно дано ведь нам как дар Богов, и на потребу Им. Ведь вот, напрасны те…

Вот души наших Пращуров из Ирия глядят на нас. И Жаля плачет там о воинах и говорит, что пренебрегаем мы Правью-Навью-Явью… Пренебрегаем ведь мы этим и истинным гнушаемся… Быть внуками Даждьбожими мы недостойны… Да молим мы Богов, чтоб чистыми у нас и души были, и тела, и чтобы получить нам жизнь со Праотцами во Богах, в Правду слившись во единую! Даждьбожи внуки будем так.

Зри, русский ум, насколь велик Ум Божеский! Един Он с нами, и ради того действуйте и с Богами обрящетесь вы воедино… Бренна ведь наша жизнь — и нам надлежит, как и коням нашим, работать, живя с телятами, овцами и нашим скотом в землях наших, от врагов спасаясь на … север…»

В современном обиходе богом солнечного света и плодородия часто считают Ярило. Такая версия порождена А.Н. Островским в его сказке «Снегурочка» (1873 г.), а далее закреплена в сознании народа Н.А. Римским-Корсаковым в его одноимённой опере (1880-1881 гг.). Однако, Ярило — есть западнославянский Яровит, нехарактерный для восточнославянской мифологии в более ранних упоминаниях.Память о Дажьбоге сохранилась в народе, передаваясь изустно от поколения к поколению. О широких функциях этого божества свидетельствует украинская народная песня, где Дажьбог изображается покровителем свадьбы встречающим жениха-князя на рассвете (связь с восходом Солнца) «меж трёх дорог»; в другой песне относящейся к сезонному циклу Дажьбог высылает соловушку замкнуть (запереть) зиму и отомкнуть (отпереть) лето (ср. сходные мотивы в связи с Вырием):

«Ой, соловейку, ти ранній пташку,
Ой чого так рано із вир’їчка вийшов?
Не сам же я вийшов, Дажбог мене вислав —
З правої ручейки — літо відмикати,
З лівої ручейки — зиму замикати…»

Эта песня исполняется на свадьбах, что говорит также о покровительстве Дажьбога молодожёнам, как бога плодородия.


Б.А. Рыбаков возводит культ солнца и плодородия, и культ Даждьбога у восточных славян к упомянутому Геродотом скифскому богу Гойтосиру (Аполлону), объясняя это имя от славянского корня «гоити» (живить) и иранского «сура» (бог). Земледельцы Скифии и Поднепровья были солнцепоклонниками, принося жертвы на круглых жертвенниках с концентрическими солнечными кругами, изображёнными на них.Ср. мифологизированный образ земного царя в сербской сказке — Дабог и следы этого персонажа в эпических песнях о кралевиче Марко. Эти факты дают основание для предположения о праславянских истоках имени и образа Дажьбога. В качестве отдалённого источника Дажьбога определяется мифологизированная фигура подателя (распределителя) благ, к которому обращаются с соответствующей просьбой в ритуале, молитве и благопожеланиях (ср. рус. «Дай, Боже…»). Данные мифологии балтийских славян позволяют ещё с большей уверенностью говорить о праславянском характере этого божества и о некоторых его особенностях. Как сын Сварога Дажьбог может быть назван Сварожичем. Именно это название упоминается упоминается западноевропейскими хронистами.

Вероятно, Даждьбог мог, вслед за Свентовитом, соотноситься с Аполлоном (Таргелием) как бог солнечного света. В поучениях против язычества (ППЯ) среди прочих богов упомянут рядом с Артемидой: «и приступиша къ идоломъ и начаша жрети молнiи и грому, и солнцю и луне, а друзiи Переуну, Хоурсу, вилам и Мокоши, уприремъ и берегынямъ, ихже нарицають тридевять сестриниць, а инiи въ Сварожитца верують и в Артемиду, имже невеглаши человечи молятся, и куры имъ режутъ… и инеми въ водахъ потопляеми суть. А друзiи кладезямъ приходяще моляться и въ воду мечуть.. жертву приносяще, а друзiи огневи и каменiю, рекамъ, и источникомъ, и берегынямъ, и в дрова — не токмо же преже въ поганьстве, но мнози и ныне то творятъ».

Согласно Б.А. Рыбакову имя Дажьбога родственно имени скифского прародителя Таргитая, в котором он видит корень «дар». Некоторые исследователи сопоставляют имя Дажьбога с именем фракийского Дашубы.

Религиозные символы Даждьбога

Религиозными символами этого бога являются «Дажьбог зимний» и «Дажьбог летний». При этом праздниками Дажьбога являются дни солнцестояний и равноденствий.

Дажьбог, по всей видимости, означает «бог дарующий» (однокоренное слово «дать»), в отличие от ошибочного толкования «даждь» в качестве природного явления (дождя). В народе и по сей день говорят: «Кто рано встаёт, тому бог подаёт». В этом смысле Даждьбог проявляет себя в качестве Героя, родственного древнегреческому Прометею, подарившему людям огонь.

Вполне возможно, что Даждьбог изображён на Збруческом идоле на задней грани идола в верхнем ярусе.

В старопольском языке Дажьбог в качестве имени дожил, чуть ли не до наших дней. Можно было бы найти и иные параллели, но вместо этого упомянём об интересном предположении Н.Гусевой, отметившей возможность связи первого корня в имени этого бога с иранским «даг» — сжигать и указавшей на индийское божество Дакша, воплощавшее творческую силу и энергию. Связь этого божества с огнём давала возможность поместить Дажьбога в окружение Сварога. Если Сварог не попал в пантеон князя Владимира (согласно «Повести временных лет), то быть может, именно его место и занял там Дажьбог.

Сие божество было так же благородное, податель всяких благ земных, богатств, счастья и благополучия. Жертвовали ему только усердными молитвами и испрошением у него милости; ибо благотворение (этому божеству) не требует ничего кроме прошения и признательности. Священными животными «подателя благ» были волки и лебеди.

Г.Херасков именует его во «Владимириаде» — «Дажбог плодовитый», ибо верили, что от него получают всякие блага как от неиссякаемого источника. Божницу он имел в Киеве. Он служил эмблемою благополучия, которое обоготворяли древние римляне.

Руна Дажьбога. Ключевые слова: Добро; Плодородие. Руна светлого Дажьбога, символизирует благо во всех смыслах этого слова: от материального богатства до радости, сопутствующей истинной любви.

 

Важнейший атрибут этого бога, которого скандинавы почитали под именем Фрейра, а кельты под именем Дагды, — это рог изобилия или, в более древней форме, котёл неисчерпаемых благ. Поток даров, истекающих из этого священного котла неиссякающей рекой, и представляет руна Даждьбога.

В гадательных раскладах руна означает дары богов, приобретение, получение или прибавление чего-либо, возникновение новых связей или новых добрых знакомств; благополучие в целом. Также появление этой руны может знаменовать собой удачное завершение какого-либо начинания или процесса. Ближе всего руна Даждьбога примыкает к Старшим рунам Фе и Йер; кроме того, некоторые аспекты её значения соответствуют рунам Ингуз, Гебо и Дагаз.

В русском народном календаре Даждьбогу посвящено множество праздников, вот самые основные из них: 12-14 февраля — спасение Дажьбога и Велеса; 16 февраля — Велес и Дажьбог; 17 февраля — Отдание праздника Велеса и Даждьбога; 18 марта считался Днём Даждьбога; 6 мая также отмечается «День Даждьбога» («Даждьбог Вешний» или «Овсень Большой»). Встреча весны.

Даждьбога также именовали Спасом, то есть спасителем Земли Русской и её защитником. Потому яблочный (19 августа) и медовый Спас (14 августа) — это дни чествования Дажьбога-Сварожича.

22 сентября отмечается «Овсень Малый» (на осеннее равноденствие), а также начало охотничьего сезона и встреча Дажьбога и Марены.

9 декабря — Дажьбога вместе с Ярилой чтут и на «Юрия Зимнего» («Юрия Холодного»). В исконно народной традиции это день Дажьбога и Марены.

По некоторым предположениям: Дажьбог — сын (ипостась) Бога Солнца (Ра). Его время от летнего солнцестояния 21-22 июня до осеннего равноденствия (день равен ночи) 23 сентября.

Славяне верили, что Дажьбог ездит по небу в чудесной колеснице, запряжённой четвёркой белых огнегривых коней с золотыми крыльями. А солнечный свет происходит от огненного щита, который Дажьбог возит с собой. Дважды в сутки — утром и вечером — он пересекает Океан-море на ладье, которую тянут гуси, утки и лебеди. Поэтому славяне приписывают особую силу оберегам-талисманам в виде уточки с головой коня.

У Дажьбога величавая поступь и прямой взгляд, не знающий лжи. И ещё дивные волосы, солнечно-золотые, легко летящие по ветру. Сын Неба возит чудесный щит на лёгкой колеснице, запряжённой четвёркой белоснежных коней, стал озарять красы и дивные дива Земли: поля и холмы, высокие дубравы и смолистые сосновые боры, широкие озёра, вольные реки, звонкие ручейки и весёлые родники-студенцы.

Символика Солнца и Дажьбога у славян связана с такими числовыми значениями, как 3, 6 и 12. Изображение Солнца — солнечное (огненное) колесо, «рогатые» круги, спирали и кресты, а также 3 круга на концах треугольника и 6 — на концах ромба. Вероятно по этой причине этот бог считается покровителем 12 знаков зодиака.

Даждьбог восседает в золотом дворце. Сидя на троне из золота и пурпура и являясь ипостасью Солнца он не боится холода, теней и несчастий. Дажьбог похож на красивого молодого князя с серебряной бородой и золотыми усами. По мере того как день развивается, он постепенно старится, но каждое утро снова омолаживается.

В сербском фольклоре Царь-Солнце описывается восседающим на златотканом пурпуровом престоле, а подле него стоят две девы — Зоря Утренняя и Зоря Вечерняя; Семь судей — планеты и семь вестников, летающих по свету в образе хвостатых звёзд. Тут и дядя его — лысый Месяц.

Следует отметить, что Дажьбог считался божеством белого Света, а не самим солнечным светилом. Солнце мыслилось как его корона. В этом Качестве Дажьбог подобен иранскому Митре.

Наиболее вероятным изображением Даждьбога является мотив «восхождения» Солнца на конях, грифонах или птицах. Солнечная символика известна в виде «коньков» («князьков») на крышах построек (в том числе и на храмах городищ-святилищ тушемлинской культуры), заклинательной вышивки («рогатые» ромбы белорусского флага, украшения головных уборов («княжеских» диадем и свадебных кокошников).

После христианизации Руси Даждьбог был заменён святым Николаем Чудотворцем (он же Николай Угодник или просто Никола), который, согласно народным представлениям являлся «подносителем даров», милостивым к бедным и нуждающимся. По другой версии христианским аналогом Даждьбога стал сам Христос, «царь небесный» и «свет», имевший к тому же солнечное число апостолов — 12, и символ креста — древнейший славянский солярный (свастичный) символ.

Как полагает Б.А. Рыбаков образ Даждьбога тесно связан с образом Александра Македонского в сцене его небесного восхождения, или вознесения, широко распространённой на Руси. С именем Александра русские летописи XVII века связывали и начало истории племени словен (книжная легенда о «грамоте Александра»).

Список использованной литературы:
1) В.В. Иванов, В.Н. Топоров — Исследования в области славянских древностей, М.: «Наука», 1974.
2) Г.А. Глинка — Древняя религия славян, Митава, 1804.
3) Б.А. Рыбаков — Язычество Древней Руси, М.: «Наука», 1987.
4) А.Н. Афанасьев — Поэтические воззрения славян на природу (3 тома), М.: «Современный писатель», 1995.
5) Н.В. Слатин — Велесова книга (литературный перевод её текстов с примечаниями), Омская областная типография, 2000.
6) Полное собрание русских летописей — «Лаврентьевская» и «Ипатьевская» летописи, М.: Академия Наук СССР, 1926-1928.
7) Повесть временных лет (в переводе Д.С. Лихачева), М.: «Наука», 1996.
8) Гаврилов Д.А., Наговицын А.Е. — Боги Славян. Язычество. Традиция., М.: «Рефл-бук», 2002.

 

Заповеди Тарха- Даждьбога

 

Читайте также:

Добавить комментарий