Народный орнамент

1

Народ и традиции неразделимы, пока живы традиции есть и народ. И уже не секрет, что в славянских традициях Жрецами заложена Мудрость и Знания коими обладали наши Предки, получив их от Светлых Богов. Но сакральные знания принесут пользу, только если они сохранены в неискажённом виде. {jcomments on}

 

В последнее время, наряду с возрождением славянской культуры происходит и её популяризация, что приводит к тому, что “предприимчивые товарищи” на ней начинают просто зарабатывать деньги. При этом навязывая множество вариантов искаженной культуры “приукрашенной сверху, но пустой изнутри”. И сейчас просто необходимо учиться отличать истинное наследие сохранённое Предками, от “красивой обложки” превращаемой в моду.


Предлагаю ознакомиться с одним из интересных, на мой взгляд, докладов I международной научно-практической конференции (Республика Беларусь, г. Минск 45 ноября 2006) “Славянская этносуггестология в повседневном бытии и обеспечении здорового образа жизни”:


Практика использования текстильного орнамента в лечебных целях хорошо известна в народной культуре.


Повсеместная убеждённость в целительной силе узоров в конце XIX — начале XX вв. заставила ученых предположить наличие объективного энергоинформационного воздействия орнамента на организм человека, независимо от убеждения и веры последнего в его эффективность.


В результате поиска механизмов воздействия народных текстильных узо­ров геометрического типа было обнаружено на так назы­ваемое «правило равновеликости фона и узора», которое древние масте­ра строго соблюдали где-то до рубежа XVXVI вв., и которое до сих пор сохраняется в техниках браного тканья поясов и ручной вязки одеж­ды на Русском Севере. Состоит оно в следующем: площадь фона «Зем­ли» (по терминологии Смоленской области) и «Неба» в узорах символов должны быть равны. Технологически такое исполнение узора обеспечивалось соответствующей заправкой нитей основы на сволочок (ниту), бёрдышко или кружки (дощечки); техникой браного тканья на кроснах, народной вышивки «в набор»; ручного вязания с началом в 3 петли фона на 3 петли узора. При внимательном рассмотрении таких узоров у на­блюдателя возникает эффект объёмного зрения.


Лучше всего «правило равновеликости фона и узора» иллюстрирует древнейшая технология выполнения текстильного орнамента — ручное ткачество. При работе мастера на дощечках, ниту или на, появившемся в VIIIIX вв., бёрдышке происходит расслоение узора на верхний и нижний горизонты, из которых в срединном пространстве сплетается орнамент. Он как бы иллюстрирует соединение двух начал в третьем: «Неба» и «Земли» в мире людей. При этом и в верхнем и в нижнем горизонтах возникает ячеистая структура, а в срединном пространстве — усечённое изображение орнаментальных символом. В рисунке узора технологические плоскости «Земли» и «Неба» выражены последовательной сменой цветов фона и узора. Линейное расстояние по горизонтали между каждой повторяющейся точкой орнамента, называемое в технологии выполнения узора его раппортом, может быть представлено в виде ряда ритмичных импульсов одной или нескольких продолжительностей, типа решётки. Её можно назвать ритмическим рядом, с определённой частотной характеристикой.


Если представить этот ряд в виде круговых (сферических) импульсов определённой величины (амплитуды), взаиморасположение их центров соотносится между собой по закону Золотого Сечения. Их графическое изображение выглядит спиралью с последовательно и ритмично меняю­щимся расстоянием между витками, общий диаметр которой определяет энергетическую мощность узора. Участки импульсов, границы которых в результате их ритмического повторения совпадают, и образуют собственно форму орнаментального символа. Таким образом, ритмический ряд и его спиралевидная структура отражают пропорциональные отношения внут­ри формы символа. Они определяются начертанием символов и не зави­сят от их величины, толщины и расстояний между ними (при условии соблюдения правила равновеликости фона и узора). Структура ритми­ческого ряда заложена траекторией рисунка и физически воплощена при изготовлении орнаментированного изделия за счёт микроперепадов в рас­стояниях между уровнями нитей на его поверхности. Таким образом, форма символа только выделяет те или другие участки ритмического ряда, пред­ставляющие собой не что иное, как наложенные друг на друга фрагменты границ отдельных колебаний — импульсов, составляющих спираль.


В зависимости от глубины просматриваемого горизонта один и тот же ритмический ряд способен дать различные очертания таких участков и определить тем самым разные формы видимых элементов орнамента. Удвоение, утроение (и т.д.) рядов узора, принятых в технике ткачества и являющихся принципами образования орнамента бордюрного типа, со­здают сложное ритмическое поле в виде сетки-скелета, из которого мож­но вычленить почти бесконечное число узоров.


Специалистам удалось проследить наличие одинаковых фрагментов ритмичес­кого поля у узоров, выполненных на различных деталях женской одежды и полотенец в разных местах Калужской области, территориально уда­лённых друг от друга. Фрагменты задавали специфический ритм, видимо характерный для данного региона и, надо полагать, связанный с геокли­матическими характеристиками относительно больших территорий.


Около 45 % всех известных узоров, бытовавших в конце XIX — начале XX вв. на территории Пермской области, содержат характерный ритм 6 — 3 — 6 — 9; абсолютное большинство узоров Архангельского края включает ритм 9 — 3 — 3 — 3 — 9. Последний прослеживается в 13 % случаев и на территории Пермской области. Видимо эти факты отража­ют наличие каких-то общих геоморфологических структур. Каждый регион характеризуется наличием специфичес­кой ритмической составляющей в узорах, характер­ных для его территории.


Можно предположить, что ритмический ряд узора народной одеж­ды представляет собой колебательный контур, согласующий есте­ственные колебания как электромагнитного поля человека в целом, так и отдельных внутренних органов, с электромагнитным полем Земли (а через него, возможно, и с электромагнитными полями Все­ленной в целом). Он образуется совокупностью некоторого количества сферических колебаний, имеющих, как правило, одинаковую амплитуду, но разную частоту и направленность (к человеку и от него). Контуры взаимно гармонизируются, в итоге возникает гармоническое колебание определённой частоты, выраженное узором, а узлы вновь образованной решётки организуются по принципу золотого сечения.


Такая кратность представляет собой своеобразное «сито», пройдя ко­торое электромагнитные колебания определённой частоты изменяют свои характеристики на более гармоничные и благоприятные для человеческо­го организма.


Использование в качестве базовой единицы нити, чья толщина в каж­дом конкретном случае меняется, роднит принципы выполнения узоров русской народной одежды с канонами и измерительными системами древ­нерусской архитектуры. В результате исключалось возникновение разрушительных для чело­веческого организма резонансных явлений и обеспечивалось постоянное воспроизводство благоприятных ритмов, как бы их «оживление». Так и узоры живут в пульсирующих ритмах по законам золотого сечения, одно­временно описывающих и ритмы излучений человека, и ритмы геомагнит­ных полей.


Иногда такая простейшая вибрационная «решётка» обрамляет края большого узора или пояса, иногда сама является изображаемым объек­том. Своё воздействие на организм человека ритмический ряд оказывает в месте изменения точечного наложения, изменяя статическое электро­магнитное поле, а также благодаря тому, что края одежды образуют зам­кнутое кольцо вокруг конечностей, шеи (ворот, рукава) и самого тела (пояс, подол). Вокруг человека возникает замкнутое вихревое простран­ство, которое, по данным врача-кинезиолога О.В. Деева, способно губи­тельно воздействовать на некоторые виды микрофлоры, враждебные че­ловеку. Видимо, не случайно пояса в народной традиции завязывали не иначе, как обернув вокруг тела 2—3 раза.


Кроме общих территориальных ритмов учеными выделен ряд специфичес­ких ритмических рядов колебаний, предназначенных для размещения в зоне пояса, плеча, головы, подола, обладающих характерными типовыми особенностями.


Такими особенностями в первую очередь обладает «узор молодухи». В его исходном ритме заложены пропорции золотого сечения, а размер (ам­плитуда) его ритмической спирали, казалось бы, жёстко не задан. Он словно бы пульсирует в числовой последовательности, являясь одновре­менно и минимальным, и бесконечно большим, и любым целым числом — точкой, промежутком между этими крайностями — как новая жизнь, со­зревающая в чреве будущей матери. Но всегда эти размеры образуют пропорции золотого сечения. Иногда этот ритм входит в качестве допол­нительной вибрационной спирали в центральную часть некоторых орна­ментальных композиций, предназначение которых — символическое пре­умножение уже имеющегося (урожай, достаток и т.д.).


Говоря об «узоре молодухи», невозможно не коснуться темы пренатальной коррекции плода и вероятного регулирования деторождения путём ис­пользования текстильного орнамента на понёве. Как известно, классичес­кая русская понёва состояла из трёх сшитых полотнищ, ширина которых определялась технологическими возможностями ткацкого стана и была примерно одинакова по всей России. Количество же «глазков» на каждом полотнище понёвы строго регламентировалось в зависимости от детородных возможностей женщины: 14—12 у молодухи; 10 — у замужней; 8 — у солдатки или вдовы; 6 — у женщины последетородного возраста. Частота образующихся при этом ритмических рядов воздействовала на женский организм, помогая справляться с проблемами, присущими каждому из этих возрастов.


Ритмическое поле орнаментальных композиций на предметах погребального назначения и тех, что связаны с обрядами поминовения Предков, отличается резкой асимметрией величины импульсов в разных частях узора. В них соединяются две—три различные по диаметру ритмические спирали (используются колебания с разными амплитудами). Одновременно все остальные узоры, имеющие такие же соединения, включают в себя спи­рали с разным ритмом, но одинакового диаметра (колебания с одинако­выми амплитудами).


Ритмические ряды народных узоров построены преимущественно на основе чередования ритмов 3, 6, 9, 15 единиц измерения, соответствую­щих толщине льняной нити утка. В более сложных и масштабных компо­зициях появляются ритмы 18, 21, 24, 27, иногда 36 единиц. Первые че­тыре значения (3, 6, 9, 15) соответствуют средним значениям электро­магнитных частот головного мозга человека — альфа-, бета-, дельта- и тета — ритму. Большинство остальных имеют аналоги в волновой структу­ре Солнечной системы и Вселенной. Современная биорезонансная тера­пия использует индукционную терапию частотами токов мозга, которая характеризуется способностью стимулировать саморегуляцию человечес­кого организма в результате «обучающего эффекта», возникающего в ходе воздействия индукционных полей на отдельные отделы головного мозга человека. Не исключено, что народные орнаментальные композиции обладают сход­ным воздействием.


Согласно данным исследований специалистов центра «Имедис», час­тота 15 Гц соответствует частоте крупнейшего центра управления челове­ческого организма, — солнечному сплетению, в то время как ритм в 15 единиц характерен для целого ряда народных узоров, упот­ребляющихся при украшении поясов.


Учеными с помощью терапевтического аппарата «ДиаДЭНС» по методу Фолля проведены замеры измене­ния потенциалов биологически активных точек (БАT), отвечающих за состояние определенных меридиа­нов до и во время контакта с рисунками народного орнамента той области человеческого тела, которая при­легает к органу, связанному с исследуемым меридианом. Для исключе­ния психосоматического воздействия узора, исследования были построе­ны таким образом, что испытуемые не могли видеть тестируемых рисун­ков.


Измерения показали способность конкретных узоров нормализовывать параметры БАТ отдельных меридианов и, следовательно, благотворно воздействовать на функционирование связанных с ними внутренних ор­ганов человека. Наблюдаемый эффект нормализации параметров БАТ всегда показы­вал строгое соответствие места узора в орнаментальной композиции на­родного костюма и области его воздействия на тело человека.


Так, орнаментальные комплексы женских головных уборов состоят из комбинаций ритма 6 и 3 единиц, причём последние многократно повто­ряются. Данные ритмы соответствуют частотам сна, транса и стимуляции образного мышления головного мозга человека (дельта- и тета-ритмы), а частота 6,3 Гц в практике биорезонансной терапии используется для воздействия на парасимпатическую и центральную нервную систему.


Согласно диагностике, данные узоры благотворно сказываются на функционировании головного мозга; а проведённые замеры параметров БАТ показывают, что под воздействием рисунка наблюдается эффект нормализации значений на точках гипоталамуса — центра вегетативной регуляции человеческого орга­низма.


Характерно, что воздействие узора на соответствующий ему орган все­гда имеет гармонизирующий эффект и не зависит от состояния патоло­гического процесса в органе или меридиане (истощение или перевозбуж­дение).


Согласно полученным данным, чётко выделяются группы узоров с харак­терными ритмическими рядами, управляющие функционированием цент­ральной нервной системы, лёгких, сердца, печени, желудочно-кишечного тракта, а также зоной солнечного сплетения. Ни одного случая отрица­тельного воздействия народного орнамента на организм испытуемых за­фиксировано не было.


На свойства узора оказывает определяющее влияние частота ритми­ческого ряда. Тем не менее, то, на какой именно орган (группу органов) или меридиан будет оказывать положительное воздействие узор, отчасти связано не только с частотными параметрами и ритмом, но и с формой, а может быть, с пропорциями узора.


В ходе эксперимента по замеру потенциалов БАТ по методу Фолля специалисты столкнулись со следующим показательным фактом: тестируемый текстиль­ный узор, характерный только для территории исторической Скандинавии (подобных исключительно «местных» узоров вообще очень немного) и обладающий необычным оригинальным рядом, никак не проявлял себя по отношению к испытуемым, проживающим в средней полосе России. Един­ственный зафиксированный факт «активности» этого узора при наложе­нии его в области солнечного сплетения имел место у человека предок которого — скандинав, перебравшийся в Россию в XVII столетии.


Колебания, составляющие ритмический ряд, имеют полярную направ­ленность, которую можно символически описать как взаимное направле­ние сил Неба и Земли, мужского и женского, Яви и Нави — условных «плюса» и «минуса», воспринимаемых чувствительными людьми. В ре­зультате ритмического чередования и наложения друг на друга двух на­чал должны возникать направления потоков этих сил сложной конфигу­рации, по-разному сплетающихся и расходящихся; что частично отража­ет форма узора. Малейшие изменения её внутренних соответствий нарушают ритм ритмического ряда и, следовательно, пространственные конфигурации сил. Не потому ли столь жёстко соблюдалось в народной культуре правило равновеликости фона и узора, обеспечивающее стабиль­ность этого ряда? Можно сказать, что ритм не только задаёт общую форму символа, но и управляет энергетическими потоками простейших разно-полярных энергий, структурирует их взаимодействие.


Итак, ритмический ряд орнамента определяет его внешний облик и частотно-модуляторные характеристики. Внешний образ мы восприни­маем зрительно. Как упоминалось выше, народный текстильный орна­мент геометрического типа обладает эффектом объёмного изображения.


В основе стереовосприятия (объёмного зрения) лежит способность зрительной системы с точностью определять положение объекта в про­странстве вследствие того, что на сетчатку глаз поступают два разных сигнала об одной точке.


Согласно ряду данных современных исследований в области психоло­гии эта возможность зрения определяется генетическими особенностями биохимического состава и строения клеток головного мозга и нервной системы человека, проводящих нервные импульсы — нейронов, то есть родовым биологическим кодом (ДНК) человека.


Но символы народного орнамента, выполненное с соблюдением пра­вила равновеликости фона и узора, обладают специфическим ритмом, задающим при его зрительном восприятии, определенную ритмическую волну и передающую её по цепи нейронов в различные участки зоны зри­тельной коры головного мозга. Каждый её участок перерабатывает по­ступающие разноимпульсные сигналы в определённом порядке, что даёт возможность проявиться разным реакциям в организме. В то же время любая световая волна совершает колебательные движения в определён­ном диапазоне частот, которые оказывают влияние на клетку, её структу­ры, а также на геном человека.


В зависимости от диапазона занимаемых частот происходят разные по амплитуде волновые колебания, вступающие в резонанс с отдельными участками ДНК и генетическим кодом данного индивидуума в целом. В структуре ДНК содержится генетически передаваемая (родовая) память, которая обладает конкретной реакцией на определённые типы возбужде­ния. Если в её структуре заложены близкие параметры информационно-волновых процессов, появится возможность ответа на данный раздражи­тель, вследствие чего могут активироваться непроявленные гены из гено­фонда индивидуума. В итоге этого воздействия на родовую генетическую программу «пробудится» древняя генная (родовая) зрительная память. Поэтому при наблюдении такого узора в объёмном изображении для на­блюдателя проявляются разные дополнительные символы, облик кото­рых зависит от генетической родовой памяти смотрящего человека (на­блюдение А. Н. Комиссарова). От очень древних символов, связанных по смыслу с рассматриваемым узором, у людей сохранивших генетические родовые особенности нервной системы и, как следствие, часто — личностную индивидуальность; до любого случайного набора графических образов у наблюдателя со слабой «родовой памятью», раз­мытыми генетическими характеристиками рода.


При этом ритмическая структура народного орнамента и пропорции ЗС, заложенные в форме отдельных его символов, обладают способнос­тью плавно физически трансформировать генетические характеристики нейронов (а следовательно, и всю ДНК человека) так же, как это делает любой источник волновых колебаний при воздействии на разные струк­туры коры головного мозга. Подобные исследования были проделаны со звуковой волной и по их результатам сделаны выводы о связи структуры ДНК с ритмичностью волновых колебаний любого генеза. К тому же в коре головного мозга создаются стойкие нейро-пептидные связи, которые являются ответственными за данный участок информации на всю оставшуюся жизнь, создавая стой­кий голографический образ в коре головного мозга. Таким образом, на­блюдение народного узора будет гармонично изменять физические осо­бенности человека, проявляя его скрытые качества. Такое изменение под­крепляется тактильным частотно-модуляторным воздействием ритмического ряда орнамента, возникающим при ношении орнаментиро­ванной народной одежды.


Но народный текстильный орнамент потому и народный, что отражает национальные, родовые, наконец, физические особенности, характерные для коллектива лиц, проживающих в определённых геоклиматических ус­ловиях, для обеспечения выживания в которых человек приоб­ретает определённые физико-биологические характеристики и психо­логические стандарты социального поведения. Они и формируют образы (архетипы), определяющие характеристики народного орнамента — как физические ритмико-частотные составляющие, так и их образное и фило­софское осмысление. Следовательно, зрительно наблюдая народные орна­ментальные композиции, мы не только постоянно поддерживаем своё пси­хологическое, личностное отождествление с данным родом и нацией, не просто поддерживаем свою родовую память — мы в прямом смысле этого слова, физически трансформируем свои гены (ДНК), поддерживаем свои биологические характеристики представителя родового, возрастного, на­ционального коллектива.


Такое трансформирующее воздействие зрительного восприятия поддер­живается и закрепляется тактильным частотно-модуляторным воздействием «украс» народной одежды. Это значит, что, наблюдая в своём окружении изделия, украшенные народным орнаментом, нося народную одежду или одежду с элементами народного декора, мы физически сохраняем свои ге­нетические, национальные, родовые характеристики и стандарты поведе­ния, независимо от того, каков генетический состав нашей крови. Более того, мы обретаем возможность постепенно с течением времени обрести те генетические характеристики, которые были по каким-либо причинам лич­но нами (нашим родом) в полном объёме утрачены, но изначально присут­ствовали у нашей нации или коллектива, проживающего компактно в дан­ной местности; и были направлены на решение задачи выживания в ее осо­бенных условиях: от физического состояния (здоровье, возможно внешний облик, физико-биологические особенности и т.д.) до психологических сте­реотипов и характеристик поведения, а возможно и того высшего начала человека, которое именуют духовностью.


Случаи нарушения принципа равновеликости фона и узора, наблюдающиеся с 18 века (имеется в виду появление ритмов соотношения фона и узора 3—5, 5—6, 3—3—1—3—3 и т.п.) не просто отражали процессы разрушения родовой памяти, а предположительно, были направлены на деструктивные изменения характеристик ДНК.


Возникает закономерный вопрос об источнике такого рода знаний в глубокой древности. Думаем, что причина — в повсеместно рас­пространённой ранее, а ныне утраченной способности наших Предков непосредственно воспринимать (или даже видеть) электромагнитные поля и волновую картину мира. Сегодня похожими способностями об­ладают мигрирующие птицы и животные, ориентирующиеся в своих странствиях по силовым линиям электромагнитного поля Земли. Кроме того, силовые структуры электромагнитного поля можно непосредственно проследить и на поверхности Земли. Речь идёт о так называемой интерференционной решётке, которая проявля­ется в виде геобиологических сетей (Хартмана, Курри и т.п.). Осмыс­ление подобных структур, которые в том или ином виде, несомненно, учитывались в повседневной жизни людей прошлого, могло лечь в ос­нову не только орнаментальных композиций, но и календарных систем, имеющих сходную с электромагнитными колебаниями ритмическую структуру. Не слу­чайно, наверно, в практике народной культуры исключительное значе­ние придавалось связи с Землёй — Матерью-кормилицей.


В поисках источника подобных знаний нами были выполнены прори­совки древней схемы строения Вселенной, приведённой А.Иванченко. В результате были получены две схемы-матрицы, воспроизводящие основ­ные формы символов народного текстильного орнамента и связанные с русским народным земледельческим календарём. Их характеризуют лег­кость построения, запоминания и воспроизведения; использование прин­ципов ЗС и подобия части целому, аналогичные композиции в орнаменте народного костюма.


Традиция орнаментации народной одежды воплощает механизм кор­рекции человека и его взаимодействия с окружающим миром, и в этом пла­не можно говорить о существовании коррекционной системы воздействия «Человек — Окружающий Мир», в основе действия которой лежат рит­мическая структура и пропорции форм символов орнамента, построен­ные на основе золотого сечения.


Регулярное использование народного текстильного орнамента, правильно сформированного, позво­ляет способствовать решению многих болезненных проблем современно­сти: улучшить физическое здоровье, развить механизмы адаптации чело­века к неблагоприятным изменениям обстановки на Земле, физически сохранить этнос в современных условиях и т.д. Изучение и познание за­кономерностей физического и психологического воздействия народного орнамента на человека позволяет осмысленно управлять ходом его физи­ческого и духовного совершенствования.


Источник

Читайте также:

Добавить комментарий